Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Владимир Пряхин

Д.полит.н., аналитик по проблемам геостратегического баланса интересов и гуманитарным аспектам глобализации, профессор кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, чрезвычайный и полномочный посланник, эксперт РСМД

Представленная аналитическая записка содержит верные политические оценки, заслуживающие внимания предложения и в целом может служить хорошей платформой для обсуждения темы приднестровского урегулирования в более широком формате РСМД.

Представленная аналитическая записка содержит верные политические оценки, заслуживающие внимания предложения и в целом может служить хорошей платформой для обсуждения темы приднестровского урегулирования в более широком формате РСМД.

Вместе с тем в ходе дальнейшей работы над запиской следует принять во внимание следующее:

1. Для России Приднестровье — инструмент блокирования попыток аннексии Республики Молдова Румынией.

Механизм этого блокирования достаточно сложен, так как Бухаресту Приднестровье не нужно. Он удовлетворился бы поглощением Бессарабии без Приднестровья. Однако далеко не вся политическая элита Кишинева хотела бы «воссоединения» с Бухарестом. На антагонизме с Бухарестом во многом базировалась власть режима В. Воронина, который имитировал активность в борьбе за воссоединение с Левобережьем, чтобы нейтрализовать агрессивные устремления румын.

2. Для Запада (США и ЕС) главный аспект приднестровского урегулирования заключается в выводе российского контингента из региона. Ради этого они могли бы пообещать что угодно, включая признание самой широкой автономии Приднестровья. Другое дело, что эти обещания они могли бы «забыть» на следующий день после вывода российского контингента.

3. Драматизировать рост товарооборота Приднестровья с Правобережьем и ЕС не следует. В складывающихся условиях другого выхода нет. Российское присутствие и влияние на Левобережье определяется не торговыми, а политическими, военными и финансовыми факторами.

4. Противоречия Е. Шевчука и «Шерифа» для России не имеют решающего значения. И те, и другие все равно будут консультироваться с Москвой. Важно сохранить контакты и с теми, и с другими, так как «смирновская гвардия» сохраняет значительное воздействие на настроения общественности в регионе. (В определенных обстоятельствах можно даже допустить возвращение в регион В. Антюфеева).

REUTERS/Gleb Garanich
Сергей Маркедонов, Александр Гущин:
Приднестровье: дилеммы мирного
урегулирования

В предложенческой части записки следует, на мой взгляд, акцентировать внимание на следующих моментах:

1. Наша линия в общем и целом верна. Нужно настойчиво добиваться сплочения левых сил на Правобережье и улучшения межгосударственных отношений с Молдовой при сохранении наших обязательств в отношении Тирасполя.

2. На следующем этапе необходимо гальванизировать «план Козака». В новых условиях он будет более приемлем как для Кишинева, так и для Тирасполя, и, скорее всего, для ЕС, который тоже устал от этого «замороженного конфликта». Главным оппонентом реализации плана будет выступать Бухарест, но у Москвы есть определенные рычаги воздействия на румын (в частности, через Будапешт).

3. Необходимо использовать положительные моменты на украинском треке приднестровской проблемы. В своей политике Россия упускает тот выигрышный факт, что Приднестровье — яркий пример единства русских и украинцев в конфронтации с внешним врагом.

4. Для наращивания российского идеологического присутствия в Приднестровье необходимо в большей степени использовать наследие Александра Лебедя. Это, кстати говоря, позволило бы и обозначить нашу конфронтацию с криминальными структурами на Правобережье, Левобережье и в Одессе.

5. В большей степени нужно давать возможность приднестровцам (как гражданам России, так и ПМР) служить по призыву и на контрактной основе в российском контингенте (ОГРВ). Это будет полезно и в военном, и в политическом и в экономическом отношениях.

6. Очень хорошая мысль записки «определить сферы возможного взаимодействия с ЕС…». Предлагаю в этой связи изучить возможности нашего участия в деятельности свободного морского порта Джурджулешты. В свое время мы проиграли голландцам право на использование этого выхода Молдовы к Дунаю и Черному морю. Между тем с завершением строительства канала Рейн — Майн — Дунай (РМД) мы получили уникальную возможность восстановить наши позиции на Дунае, полностью утерянные с развалом СССР. Система Каспий — Волго-Дон — Азов — Крым — Черное море открывает дешевый водный путь для транспортировки грузов из Казахстана и Средней Азии в Европу. В развитии этого порта можно было бы заинтересовать и Китай, который ищет точки опоры на морском побережье Европы. Вырисовывается картина крупномасштабного многостороннего проекта.

(Нет голосов)
 (0 голосов)

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся