Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 1)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Алексей Богданов

К.полит.н., доцент кафедры американских исследований СПбГУ

Целый ряд организаций (таких как ООН, Североатлантический альянс, Всемирная торговая организация, Международный валютный Фонд и Всемирный банк) принято считать ключевыми опорами лидерства США, начавшего складываться после завершения Второй мировой войны и достигшего глобальных масштабов к концу ХХ в. Однако вопреки этому мнению, считавшемуся почти бесспорным до недавнего времени, политика действующей администрации США, подкрепленная риторикой президента Д. Трампа, побуждает к переосмыслению даже самых устоявшихся представлений о роли Вашингтона в мировой политике и экономике. В частности, как свидетельствуют недавние заявления американского лидера, многосторонний режим Всемирной торговой организации в нынешнем состоянии невыгоден для США по сравнению с двухсторонними соглашениями и в целом ущемляет американские экономические интересы. Начавшиеся в 2018 г. «торговые войны» США с Китаем и Европейским союзом во многом подтверждают опасения тех, кто считает выход Вашингтона из ВТО и, как следствие, кардинальный пересмотр всей системы мировой торговли, делом обозримого будущего. Вероятна ли такая перспектива?

Выход США из ВТО, вопреки критическому настрою американского президента, нельзя считать предрешенным. Несмотря на то, что экономическая политика Дональда Трампа привела к росту американского ВВП на 2% и сокращению дефицита торгового баланса США на 3 млрд долл., а введенные в отношении китайских и европейских товаров пошлины поставили под сомнение фундаментальные принципы свободной торговли, высокая степень внутриполитической неопределенности в США остается главным фактором, препятствующим последовательному воплощению в жизнь кардинальных преобразований американского президента. При этом пока не приходится говорить о явном преобладании «унилатералистской» тенденции во внешней политике Вашингтона, которая может повлечь выход США из других международных организаций.

«Торговые войны» США с Китаем и Европейским cоюзом во многом подтверждают опасения тех, кто считает выход Вашингтона из ВТО и, как следствие, кардинальный пересмотр всей системы мировой торговли, делом обозримого будущего.

Целый ряд организаций (таких как ООН, Североатлантический альянс, Всемирная торговая организация, Международный валютный фонд и Всемирный банк) принято считать ключевыми опорами лидерства США, начавшего складываться после завершения Второй мировой войны и достигшего глобальных масштабов к концу ХХ в. Однако вопреки этому мнению, считавшемуся почти бесспорным до недавнего времени, политика действующей администрации США, подкрепленная риторикой президента Д. Трампа, побуждает к переосмыслению даже самых устоявшихся представлений о роли Вашингтона в мировой политике и экономике. В частности, как свидетельствуют недавние заявления американского лидера, многосторонний режим Всемирной торговой организации в нынешнем состоянии невыгоден для США по сравнению с двухсторонними соглашениями и в целом ущемляет американские экономические интересы. Несмотря на то, что подобная риторика звучала из уст Дональда Трампа еще во времена президентской избирательной кампании, а в впоследствии даже опровергалась самим американским президентом, начавшиеся в 2018 г. «торговые войны» США с Китаем и Европейским cоюзом во многом подтверждают опасения тех, кто считает выход Вашингтона из ВТО и, как следствие, кардинальный пересмотр всей системы мировой торговли, делом обозримого будущего. Вероятна ли такая перспектива? Если да, то говорит ли это о неспособности США нести бремя глобального экономического лидерства и ответственность за управление системой международной торговли? Может ли появиться на повестке дня вопрос о выходе США из других международных организаций, считающихся опорами американского лидерства? Как подобные решения, если они будут приняты, повлияют на экономику США и их репутацию «либерального гегемона», призванного гарантировать устойчивость мировой финансовой системы? Ответ на эти вопросы требует обращения как к истокам формирования международного режима свободной торговли во второй половине ХХ в., так и к тем факторам, которые сегодня влияют на желание и способность США играть лидирующую роль в управлении мировой экономикой.

США и международная торговая система: ретроспективный взгляд

Либерализация международной торговли не столько способствует экспансии американского капитала на мировые рынки, сколько открывает рынок США для иностранных конкурентов, делая уязвимыми целые отрасли американской экономики.

Либерализация мировой торговли стала явным императивом внешнеэкономической стратегии США во второй половине 1940-х гг., когда острая потребность в восстановлении разрушенных войной экономик стран Западной Европы и сохранения европейских рынков сбыта для американского капитала вкупе с необходимостью противодействия экспансии мирового коммунизма начали играть определяющую роль во внешнеэкономической политике США. Для послевоенных администраций Соединенных Штатов также было критически важно не допустить повторения Великой депрессии 1930-х гг., причины которой крылись в протекционистской политике республиканских президентов в 1920-е гг. Либерализация международной торговли, предполагавшая сокращение таможенных барьеров и устранение тарифных ограничений, должна была способствовать устойчивому росту экономик капиталистических стран и недопущению кризисов перепроизводства, часто связанных с невозможностью одних стран получить доступ к рынкам других. Кроме того, интересы крупного американского капитала в середине ХХ в. требовали окончательного демонтажа остатков международной империалистической системы, еще сохранявшейся во многих странах Азии, Африки и Латинской Америки и крайне затруднявшей проникновение американского бизнеса на потенциально перспективные рынки. Все эти обстоятельства способствовали тому, что США уже к концу 1940-х гг. осознали, что в стратегическом плане они заинтересованы в расширении международного торгового обмена, создающего благоприятные условия для поддержания роста национальной экономики и реализации ее преимуществ в масштабах складывающейся глобальной системы мирохозяйственных связей. Именно поэтому в послевоенные годы США возглавили движение капиталистических стран за преобразование мировой торговой системы, предполагавшее ее либерализацию и подчинение общим принципам и правилам [1]. В русле этой стратегии в 1948 г. было создано Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), постепенное расширение которого к концу ХХ в. привело к его трансформации из международного режима в формальную межправительственную организацию с обширными полномочиями в области контроля за рынком услуг и интеллектуальной собственности, мониторинга антидемпингового законодательства, экологических норм производства и субсидий сельскому хозяйству [2]. Вместе с тем, несмотря на то, что сегодня США активно используют механизмы и процедуры ГАТТ/ВТО для разрешения торговых споров и дальнейшей либерализации мировой торговли, в их арсенале остается место как для односторонних действий, так и для весьма вольной трактовки норм организации, что обусловлено желанием защитить интересы национального бизнеса и обеспечить преференции для таких уязвимых, с точки зрения международной конкуренции, отраслей американской экономики как аграрный сектор и сталелитейная промышленность. Неудивительно, что такая политика время от времени вызывает разногласия и даже открытые конфликты с другими государствами — членами Всемирной торговой организации. Так, 5 марта 2002 г. администрацией Дж. Буша-младшего были введены пошлины на ввоз стали в США в размере от 8% до 30%, что вызвало иски в ВТО со стороны Китая, Бразилии, Японии, Южной Кореи и Европейского союза. Несмотря на то, что впоследствии действия США были признаны противоречащими нормам организации, а введенные пошлины отменены, конфликтный потенциал сохранился. Это стало особенно очевидным после прихода в Белый дом действующего президента США Дональда Трампа, весьма критически настроенного в отношении как ВТО в частности, так и многосторонних торговых режимов в целом. Денонсация Соединенными Штатами в январе 2017 г. соглашения о Транстихоокеанском партнерстве положила начало пересмотру внешнеэкономических интересов и приоритетов Вашингтона в области международной торговли. Как результат, на повестке дня оказались вопросы о соответствии принципов, норм и механизмов ВТО американским интересам и, как следствие, о целесообразности сохранения США членства в организации.

Выход США из ВТО: интересы на кону и взгляд в будущее

Александр Ломанов:
О новой затяжной войне

Несмотря на то, что исторически создание ГАТТ/ВТО и участие Вашингтона в этом многостороннем соглашении были неразрывно связаны с коренными американскими интересами, на сегодняшний день представляется очевидным, что международная торговля и способы ее регулирования являются ключевой внутри- и внешнеполитической проблемой для США. Можно говорить и о том, что проблема эта назрела на фоне усиливающихся разногласий относительно того, что на самом деле соответствует американским национальным интересам. Представляется, что проблема выхода или сохранения членства США в ВТО, равно как и более глобальный вопрос о месте и роли США в регулировании мировой торговли, включает два наиболее принципиальных аспекта — экономический и политический. С экономической точки зрения, система управления международной торговлей, заложенная в середине прошлого века, дает все меньше положительных эффектов американской экономике. Она сегодня испытывает серьезные трудности в связи с огромным дефицитом торгового баланса, подрывающим конкурентоспособность национальных производителей и увеличивающим зависимость рынка США от иностранных компаний. Так, по итогам 2017 г., торговый дефицит США вырос не только в отношении Китая (главного торгового партнера США), но и в отношении таких стран как Мексика, Канада, Япония, Южная Корея и Германия. Сокращающийся экспорт из США и растущий впечатляющими темпами импорт товаров из третьих стран, безусловно, стали следствием открытости американского рынка, который на протяжении десятилетий обеспечивал спрос на товары, производимые по всему миру, гарантируя тем самым относительно устойчивый рост мировой экономики. Со временем, однако, стало очевидно, что либерализация международной торговли не столько способствует экспансии американского капитала на мировые рынки, сколько открывает рынок США для иностранных конкурентов, делая уязвимыми целые отрасли американской экономики. С этой точки зрения, предусмотренный нормами ВТО режим наибольшего благоприятствования, принимаемый странами-членами в отношении друг друга, скорее вынуждает американский бизнес уступать позиции иностранным компаниям, чем создает благоприятные условия для равноправной конкуренции. Именно в этом обстоятельстве кроется причина растущего недовольства крупного бизнеса США существующим многосторонним режимом ВТО, позволяющим получить преференциальный доступ к американскому рынку большому числу стран с дешевой рабочей силой, более низкими издержками производства и другими конкурентными преимуществами. Кроме того, ВТО предусматривает наднациональные механизмы разрешения торговых споров, что существенно ограничивает свободу действий наиболее экономически развитых государств-членов, лишая их возможности использовать весь спектр рычагов давления на самых серьезных конкурентов. В этом смысле двухсторонние торговые соглашения, приоритет которым столь явно отдает действующий американский президент, позволяют не только учитывать специфику отношений с конкретным торговым партнером и выбирать наиболее выгодные условия взаимодействия, но и более свободно применять различные меры защиты национальных интересов — вплоть до расторжения соглашения или пересмотра его базовых параметров.

Выход США из ВТО, вопреки критическому настрою американского президента, нельзя считать предрешенным.

С политической точки зрения, вопрос об участии США в многостороннем режиме международной торговли, поддержание и развитие которого является ключевой целью ВТО, имеет важный электоральный аспект, связанный с особенностями американского политического ландшафта. Так, на протяжении последних десятилетий идеи и принципы многосторонней торговли последовательно отстаиваются Демократической партией США, основу электората которой составляют средние слои населения США, не располагающие высокими доходами и, как правило, не имеющие собственного бизнеса. Для этой части американского общества членство США в ВТО несет бесспорные выгоды, поскольку предоставляет возможности приобретения разнообразных недорогих и достаточно качественных товаров, произведенных как в развитых (Япония, Южная Корея, Канада), так и в развивающихся (Китай, Мексика, Вьетнам) странах. Таким образом, участие США в многосторонних торговых соглашениях (ВТО или Транстихоокеанское партнерство) позволяет поддерживать высокий уровень материального потребления и обеспечивать рост жизненных стандартов значительного числа американских граждан, поддерживающих Демократическую партию. Что касается Республиканской партии, к представителям которой относится действующий президент США, то наиболее влиятельной частью ее электората являются крупные предприниматели, ведущие бизнес в «традиционных» (добывающая и обрабатывающая промышленность, автомобилестроение и т.д.) отраслях экономики, сильнее всего страдающих от конкуренции со стороны иностранных производителей и несущих значительные потери из-за незащищенности американского рынка. Для них двусторонний формат соглашений является наиболее приемлемым, поскольку он позволяет устанавливать дифференцированные условия взаимодействия с разными торговыми партнерами, обеспечивая более эффективную защиту интересов национальных производителей. Таким образом, дебаты о сохранении США членства в ВТО оказываются частью внутриполитической межпартийной борьбы, которая на данный момент складывается в пользу Республиканской партии, удерживающей большинство в Палате представителей и имеющей «своего» президента в Белом доме. Однако предстоящие в ноябре 2018 г. промежуточные выборы в Конгресс способны изменить расстановку сил, что в свете президентской кампании 2020 г. может повлечь корректировку политических приоритетов, включая вопрос о перспективах членства США во Всемирной торговой организации.

Критика таких организаций как ВТО и НАФТА связана главным образом с растущими издержками многостороннего формата, затрудняющего полноценную защиту американских интересов.

Можно заключить, что выход США из ВТО, вопреки критическому настрою американского президента, нельзя считать предрешенным. Несмотря на то, что экономическая политика Дональда Трампа привела к росту американского ВВП на 2% и сокращению дефицита торгового баланса США на 3 млрд долл., а введенные в отношении китайских и европейских товаров пошлины поставили под сомнение фундаментальные принципы свободной торговли, высокая степень внутриполитической неопределенности в США остается главным фактором, препятствующим последовательному воплощению в жизнь кардинальных преобразований американского президента. При этом пока не приходится говорить о явном преобладании «унилатералистской» тенденции во внешней политике Вашингтона, которая может повлечь выход США из других международных организаций. Критика таких организаций как ВТО и НАФТА связана главным образом с растущими издержками многостороннего формата, затрудняющего полноценную защиту американских интересов. Схожая логика работает и в случае с международными экологическими режимами (Парижское соглашение по климату, Киотский протокол), которые критикуются как бесполезные и откровенно ущемляющие интересы американской промышленности. В сфере безопасности, напротив, критике подвергаются не столько принципы международной организации и «мультилатерализма», сколько неравномерное распределение издержек между государствами-участниками (НАТО, некоторые двусторонние союзы). Поэтому репутационные издержки, связанные с пересмотром Соединенными Штатами своих международных обязательств, хоть и ведут к осложнению отношений с некоторыми государствами, пока не вызывают фундаментального кризиса доверия в отношениях между Вашингтоном и другими странами Запада.

Экономические эффекты предпринятой президентом Д. Трампом ревизии внешних обязательств США, напротив, могут оказаться более негативными, особенно в долгосрочной перспективе. Представляется маловероятным что система двухсторонних соглашений США с ключевыми экономиками мира сможет выполнять функции ВТО по регулированию и либерализации международной торговли. Предлагаемая в качестве альтернативы ВТО система скорее ориентирована на обеспечение американскому бизнесу наиболее оптимальных условий доступа на рынки других стран, чем на формирование универсального торгового режима, опирающегося на общие нормы и механизмы координации действий стран-членов. При этом существенно возрастают риски усиления экономического национализма и роста протекционизма во внешнеэкономической политике как развитых, так и развивающихся стран, которым становится выгоднее извлекать максимальную выгоду из двухсторонних соглашений, а также защищать собственных производителей и ключевые отрасли национальных экономик, чем следовать каким бы то ни было универсальным нормам. При таком развитии событий, однако, рост самой американской экономики, сильно зависящей от динамики глобального спроса на производимые в США товары, неминуемо окажется под угрозой, неся риски падения темпов производства и экономического спада в США, что в свою очередь может грозить замедлением мировой экономики и рецессией глобального масштаба.

1. Экономика США: учебник для вузов / под ред. В.Б. Супяна. СПб.: Питер, 2003, с. 533.

2. Международные отношения: теории, конфликты, организации. Под ред. П.А. Цыганкова. – М.: Альфа-М, 2004, с. 113


Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 1)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся