Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 136, Рейтинг: 4.96)
 (136 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Исторический опыт последних десятилетий свидетельствует: ни один успешный национальный проект модернизации в Европе, в Азии или в Латинской Америке не обошелся без энергичного подключения внешних ресурсов через расширение торгово-экономических связей, привлечение инвестиций и новых технологий, заимствование лучших управленческих практик и встраивание в глобальные технологические цепочки. Не нужно строить иллюзий: сильную, экономически и технологически состоявшуюся Россию никто в мире не ждет. Свое место в мире будущего нам придется завоевывать в острой конкурентной борьбе. Причем далеко не всегда эта борьба будет честной и справедливой - в этом мы уже многократно имели возможность убедиться на протяжении последних десятилетий. Но отказаться от этой борьбы, отгородиться от глобального мира забором протекционизма и изоляционизма значило бы заранее признать свое поражение.

Энергичная борьба за свое законное место за столом переговоров о будущем миропорядке не сводится к расталкиванию локтями наших оппонентов и не означает готовности перекричать их в ожесточенных пропагандистских баталиях. Напротив, эта борьба должна вестись искусно, с использованием всего дипломатического инструментария, с учетом мельчайших нюансов и особенностей складывающейся ситуации. Речь идет о проведении курса, который условно можно обозначить как «умную» внешнюю политику.

Внешняя политика России будет эффективной, если она будет по-настоящему многовекторной.

Прошедшие выборы президента России убедительно продемонстрировали высокий уровень консолидации общества вокруг политического руководства страны. Подавляющее большинство избирателей выразили доверие и поддержку проводимому под руководством президента Владимира Путина курсу как во внутренней, так и во внешней политике. За последние непростые годы России удалось добиться двух важнейших, тесно связанных друг с другом внешнеполитических целей — надежно обеспечить свою безопасность во все более неспокойном мире и отстоять национальный суверенитет и независимость в принятии важнейших международных решений.

Без обеспечения национальной безопасности и суверенитета под вопросом могли бы оказаться и все важнейшие цели нашего внутреннего развития. Следующие шесть лет, как представляется, должны стать временем активного развития основных направлений российской внешней политики с учетом как новых возможностей, так и новых стоящих перед Россией вызовов. Во время избирательной кампании президент Путин неоднократно говорил о необходимости решительного прорыва в социальном, экономическом и технологическом развитии страны. Без такого прорыва России грозит отставание от наиболее развитых стран мира, а в перспективе и вообще вытеснение на обочину складывающейся на наших глазах новой системы мирового хозяйства. Разумеется, этот прорыв должен опираться в первую очередь на наши собственные ресурсы, на тот огромный внутренний потенциал, которым располагает наша страна и который используется пока далеко не в полной мере.

Однако не следует преуменьшать значение внешних ресурсов. Исторический опыт последних десятилетий свидетельствует: ни один успешный национальный проект модернизации в Европе, в Азии или в Латинской Америке не обошелся без энергичного подключения внешних ресурсов через расширение торгово-экономических связей, привлечение инвестиций и новых технологий, заимствование лучших управленческих практик и встраивание в глобальные технологические цепочки. Не нужно строить иллюзий: сильную, экономически и технологически состоявшуюся Россию никто в мире не ждет. Свое место в мире будущего нам придется завоевывать в острой конкурентной борьбе. Причем далеко не всегда эта борьба будет честной и справедливой - в этом мы уже многократно имели возможность убедиться на протяжении последних десятилетий. Но отказаться от этой борьбы, отгородиться от глобального мира забором протекционизма и изоляционизма значило бы заранее признать свое поражение.

Именно к этому Россию и подталкивают ее многочисленные оппоненты и противники. Нас хотят запереть в геополитическом гетто, максимально изолировать от остального мира, используя для этого самые разнообразные средства. Экономические в виде многочисленных санкций и других ограничительных мер в торговле, финансах, в передаче современных технологий. Политические — пытаясь загнать Россию в угол в международных организациях от Генеральной Ассамблеи ООН до Совета Европы. Военно-стратегические — подрывая фундамент международного режима контроля над вооружениями, разрушая инфраструктуру двусторонних и многосторонних переговоров, подталкивая Москву к стратегическому изоляционизму и гонке вооружений.

Время для усиления давления на нашу страну выбрано совсем не случайно, но с прицелом на десятилетия вперед. Ведь именно сегодня закладываются основы грядущего миропорядка, испытываются новые модели мировой политики и экономики, вырабатываются и согласовываются правила игры на обозримое будущее вплоть до второй половины XXI века. Чем меньше окажется сильных участников этого процесса, тем больше шансов навязать остальным свою точку зрения и свои ценности. А потому право на свое место за столом переговоров России придется отстаивать всеми доступными ей средствами. И в этом, по всей видимости, и должно состоять главное содержание внешнеполитической стратегии страны на протяжении следующего политического цикла.

Энергичная борьба за свое законное место за столом переговоров о будущем миропорядке не сводится к расталкиванию локтями наших оппонентов и не означает готовности перекричать их в ожесточенных пропагандистских баталиях. Напротив, эта борьба должна вестись искусно, с использованием всего дипломатического инструментария, с учетом мельчайших нюансов и особенностей складывающейся ситуации. Речь идет о проведении курса, который условно можно обозначить как «умную» внешнюю политику.

«Умная» политика не значит слабая, конъюнктурная или приспособленческая. «Умная» внешняя политика — это такая политика, которая, исходя из глубокого понимания стратегических задач развития страны и реального положения дел в мире, в максимальной степени использует все имеющиеся возможности для обеспечения достижения поставленных целей с минимальным использованием ресурсов. Это политика, требующая высокого уровня гибкости, изобретательности и оперативности в использовании широкого набора внешнеполитических инструментов.

Внешняя политика России будет эффективной, если она будет по-настоящему многовекторной. Мы очень много добились в последние годы на восточном направлении, особенно в развитии российско-китайских отношений. И тем не менее можно констатировать, что мы пока только начинаем по-настоящему осваиваться в Азии, где сегодня еще далеко не все готовы воспринимать нашу страну как неотъемлемую часть континента.

Одновременно России придется приложить максимум усилий для восстановления отношений с Европейским союзом, который, несмотря на серьезные испытания, продемонстрировал намного больше устойчивости, чем многие от него ожидали. Мы часто критикуем руководство ЕС за избирательный подход в отношениях с Россией, вытекающий из т.н. «пяти принципов», озвученных Верховным представителем Евросоюза по иностранным делам Федерика Могерини. А у нас-то самих есть свой список принципов политики России в отношении Евросоюза? Есть свое реалистическое видение будущей европейской архитектуры безопасности? Не стоит забывать о том, что именно Европейский союз остается основным торговым партнером России, и вряд ли на протяжении ближайших шести лет эта ситуация принципиально изменится.

При всей сложности и даже кажущейся невозможности конструктивного диалога с Соединенными Штатами от попыток возобновления такого диалога нам никуда не уйти. По той простой причине, что без российско-американского взаимодействия целый ряд острых проблем в современной мировой политике решить в принципе невозможно - от успешной борьбы с международным терроризмом до противодействия распространению ядерного оружия, от ближневосточного урегулирования до обеспечения мира на Корейском полуострове. Конечно, сегодня Соединенные Штаты выглядят не просто несговорчивым, но и непредсказуемым партнером, но говорить, а там, где возможно, договариваться с Вашингтоном нам так или иначе все равно придется.

Задачи, стоящие перед российской внешней политикой на старте нового политического цикла, не менее трудные, чем те задачи, которые нам приходилось решать на протяжении последних лет. В чем-то они даже труднее и непривычнее для России. А решать их придется в международно-политической обстановке, которая в последние годы, к сожалению, стала намного сложнее и опаснее.

Но не будем забывать, что в сравнении с большинством других великих держав, особенно в сравнении с нашими оппонентами и противниками на Западе, у России есть целый ряд неоспоримых преимуществ. Западные общества расколоты и поляризованы, наше общество консолидировано и едино. Внешняя политика западных стран непоследовательна и переменчива, наша политика характеризуется стабильностью и преемственностью. Западные лидеры, как правило, не могут позволить себе роскоши долгосрочного внешнеполитического планирования, а мы можем.

А главное, наши принципы, устремления и цели понятны и близки значительному большинству участников мировой политики. А значит, мы можем рассчитывать на формирование глобальной коалиции сил, заинтересованных в создании более демократического, более справедливого и более стабильного мирового порядка.

Источник: Российская газета.

Оценить статью
(Голосов: 136, Рейтинг: 4.96)
 (136 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся