Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 1.73)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Гринберг

Научный руководитель Института экономики РАН, член-корреспондент РАН, член РСМД

Лео Энзель

К.ф.н., конфликтолог и межкультурный тренер („Look at the other side!“, Ольденбург)

Предисловие научного руководителя Института экономики РАН, члена РСМД Руслана Гринберга

Статья Л. Энзеля суммирует различные представления о том, какие меры необходимо предпринять странам для предотвращения холодной войны. Некоторые эксперты утверждают, что она уже началась, однако это скорее вопрос формулировок. Главная идея работы Л. Энзеля, которая мне очень импонирует, заключается в том, что «Широкая коалиция разума» подразумевает определенные действия «снизу» ввиду того, что политический класс не проявляет себя активно в решении этой проблемы. Вероятно, как на Западе, так и в России некоторым лицам выгодна сложившаяся ситуация, и они заинтересованы в том, чтобы она не менялась. Однако такой подход только способствует закреплению отчуждения между странами. Именно поэтому необходимо сформировать «Широкую коалицию разума», общую гражданскую инициативу, которая направила бы лица, принимающие решения, к осуществлению верных шагов.

В России существует широкое «демократическое пространство», которое можно использовать для восстановления доверия между Западом и Россией, формирования общей позиции, поиска точек соприкосновения, возможно, даже составления манифестов гражданского общества. Похоже, что сегодня отчуждение приняло более массовый характер. Если во времена СССР считалось, что все народы хорошие, а правительства плохие, то на настоящий момент отчуждение наблюдается уже и на общебытовом уровне, среди населения, и это опасное явление.

Сегодня регулярно проходят военные учения как НАТО в Прибалтике, так и в России и Беларуси. Сложившаяся ситуация напоминает события 1914 г., когда все считали, что войны не будет. И во Франции, и в Германии к угрозе войны отнеслись легкомысленно, что привело к страшной человеческой трагедии. Сегодня очень важно восстановить доверие между Россией и Западом и прийти к компромиссу. Если конфликт на Донбассе будет заморожен, то это уже станет положительным изменением. То, что В. Путин согласился с возможностью разместить миротворческие силы не только на линии фронта между Киевом и ЛНР и ДНР, но и в самих республиках, хороший знак. Здесь появляется пространство для компромисса и консенсуса.

Статья Л. Энзеля демонстрирует озабоченность интеллектуалов Европы возникшей ситуацией. Особенно важно подчеркнуть, что в статье представлена горбачевская идея общеевропейского дома. Российское экспертное сообщество должно подхватить эту идею, которая красной нитью проходит через всю статью Л. Энзеля.


Заключительная речь для выходящей за рамки партий международной «Широкой коалиции разума» за деэскалацию в новом конфликте между Востоком и Западом (Лео Энзель)

Предисловие научного руководителя Института экономики РАН, члена РСМД Руслана Гринберга

Статья Л. Энзеля суммирует различные представления о том, какие меры необходимо предпринять странам для предотвращения холодной войны. Некоторые эксперты утверждают, что она уже началась, однако это скорее вопрос формулировок. Главная идея работы Л. Энзеля, которая мне очень импонирует, заключается в том, что «Широкая коалиция разума» подразумевает определенные действия «снизу» ввиду того, что политический класс не проявляет себя активно в решении этой проблемы. Вероятно, как на Западе, так и в России некоторым лицам выгодна сложившаяся ситуация, и они заинтересованы в том, чтобы она не менялась. Однако такой подход только способствует закреплению отчуждения между странами. Именно поэтому необходимо сформировать «Широкую коалицию разума», общую гражданскую инициативу, которая направила бы лица, принимающие решения, к осуществлению верных шагов.

В России существует широкое «демократическое пространство», которое можно использовать для восстановления доверия между Западом и Россией, формирования общей позиции, поиска точек соприкосновения, возможно, даже составления манифестов гражданского общества. Похоже, что сегодня отчуждение приняло более массовый характер. Если во времена СССР считалось, что все народы хорошие, а правительства плохие, то на настоящий момент отчуждение наблюдается уже и на общебытовом уровне, среди населения, и это опасное явление.

Сегодня регулярно проходят военные учения как НАТО в Прибалтике, так и в России и Беларуси. Сложившаяся ситуация напоминает события 1914 г., когда все считали, что войны не будет. И во Франции, и в Германии к угрозе войны отнеслись легкомысленно, что привело к страшной человеческой трагедии. Сегодня очень важно восстановить доверие между Россией и Западом и прийти к компромиссу. Если конфликт на Донбассе будет заморожен, то это уже станет положительным изменением. То, что В. Путин согласился с возможностью разместить миротворческие силы не только на линии фронта между Киевом и ЛНР и ДНР, но и в самих республиках, хороший знак. Здесь появляется пространство для компромисса и консенсуса.

Статья Л. Энзеля демонстрирует озабоченность интеллектуалов Европы возникшей ситуацией. Особенно важно подчеркнуть, что в статье представлена горбачевская идея общеевропейского дома. Российское экспертное сообщество должно подхватить эту идею, которая красной нитью проходит через всю статью Л. Энзеля.

Заключительная речь для выходящей за рамки партий международной «Широкой коалиции разума» за деэскалацию в новом конфликте между Востоком и Западом

Д-р Лео Энзель

Исходная ситуация

Военный конфликт на Украине, который унес жизни более 10 000 человек, является не началом, а явным выражением обновленной геополитической игры с нулевой суммой между Западом (США/ЕС) и Россией, а также нового противостояния между Востоком и Западом. Пока продолжается геополитическое соперничество между Западом и Россией, в качестве «наилучшего» возможного действия можно считать локализацию и пошаговое замораживание украинского конфликта (Минск II) (Frozen Conflict). Фактическое разрешение конфликта при сложившихся условиях исключено. Другими словами, украинский конфликт находится на стадии перехода в затяжной, также как и новый конфликт между Востоком и Западом.

Новый конфликт между Востоком и Западом таит в себе чрезвычайно опасную тенденцию «поглощать» такие сферы, как политика, экономика, повседневная жизнь.

Даже если в обозримом будущем удастся заморозить военный конфликт на Украине, что будет довольно сложно, то, как показали недавно вновь вспыхнувший Карабахский конфликт и российско-западное соперничество в рамках сирийской гражданской войны, подобным образом поддерживаемые конфликты внутри и за пределами постсоветского пространства могут начаться в любое время и в дальнейшем дестабилизировать общую ситуацию, пока продолжится обновленная геополитическая борьба между Западом и Востоком. К тому же новый конфликт между Востоком и Западом таит в себе чрезвычайно опасную тенденцию «поглощать» такие сферы, как политика, экономика, повседневная жизнь (интеграционное течение). Обе стороны использовали конфликт на Украине и вокруг неё как повод для массивного вербального бряцания оружием и стягивания объединённой военной силы к границе между расширенной на восток НАТО и Россией, что уже привело к многочисленным случаям опасной конфронтации. Одновременно проявляется новый раскол Европы и цементируется в образе новой Берлинской стены между Украиной и Россией. Конфликт дает новым и старым сторонникам холодной войны повод освободиться от договоров о разоружении и контролю над вооружением, воспринимаемых как кандалы, которые должны были скрепить печатью конец холодной войны. Становится явной новая гонка вооружений, уже опять открыто обсуждается размещение ракет средней и малой дальности с ядерным оснащением. Здесь открывается ящик Пандоры, в наихудшем случае в конце этого развития может быть полный крах нынешней архитектуры безопасности.

Подобное действительно и для стремительной «эскалации в головах», которую можно наблюдать в настоящее время. «Условные рефлексы» Павлова, выработанные в течение холодной войны, быстро реактивированы, лагерное мышление то тут, то там «празднует» грустное возвращение, обе стороны все больше инвестируют в отточенную государственную пропаганду для манипулирования общественным мнением. Сомнительный «успех» этого развития — тем временем отчуждение российского населения от Запада стало больше, чем во времена холодной войны.

Как и всякому затяжному конфликту, новому противостоянию между Востоком и Западом присуща тенденция к идеологизации. Если во время холодной войны идеологические фронты проходили между капитализмом — с западной точки зрения «свобода» — и социализмом/коммунизмом, то теперь идеологические фронты конструируются между «либеральным» — с западной точки зрения «просвещенным», соответственно, «толерантным» — Западом и «реакционерной» Россией или, наоборот, — между «загнивающим/гомосексуальным» Западом и «святой» Россией. Предпочитаемым идеологическим полем битвы в настоящее время является область гендерной идентичности, так как, к примеру, противоположность «гомофобия против сексуального разнообразия» в действительности не проходит между Россией и Западом, а в различной степени через все общества на Западе и Востоке.

Новая холодная война стоит непосредственно на пороге, если она еще не началась.

Также и экономическое сотрудничество, которое когда-то во времена холодной войны было предвестником политики разрядки международной напряженности, все больше подвергается диктату политики в ущерб всем участникам.

Выводы

Если нынешнее развитие продолжится, в пользу чего всё говорит в настоящий момент, то напрашиваются следующие выводы: наследство «нового мышления» Горбачева будет окончательно утрачено, будет продолжаться политическое, военное, экономическое и человеческое отдаление и отчуждение, раскол Европы углубится, эскалация обострится. Другими словами, новая холодная война стоит непосредственно на пороге, если она еще не началась.

Россия на необозримое время отворачивается от Запада и создаёт новые стратегические альянсы в экономической, политической и военной сферах с Китаем и другими государствами БРИКС. Европейский и Евразийский союзы — идеальные партнеры по сотрудничеству — относятся друг к другу все более враждебно.

В новом конфликте между Востоком и Западом настоящий фронт проходит не между Россией и Западом, а между старыми и новыми сторонниками холодной войны на Западе и Востоке и людьми, которые во всех странах выступают за деэскалацию.

В военной сфере угрожает новая, в том числе «атомная», гонка вооружений. Старые и новые сторонники холодной войны на Западе и Востоке опять одерживают верх. Еще существующие договоры по разоружению и контролю над вооружением больше не продлеваются, расторгаются или интерпретируются противоположным образом. В худшем случае в конце этого развития — крах общей, частично ещё во времена холодной войны кропотливо созданной архитектуры безопасности, со всеми непредсказуемыми рисками, которые являются следствием такой нестабильности именно во время кризиса. Все большее количество регионов мира охватывается обостряющейся поляризацией, местами это приводит к непредсказуемому соперничеству или даже к новым «замещающим войнам», как в настоящее время на Украине, или к чрезвычайно опасным конкурирующим военным вмешательствам на территории третьих стран, как например в Сирии. Создание новых блоков продвигается и закрепляется на политическом, военном, экономическом и гуманитарном уровнях.

К последнему относятся углубление отчуждения между людьми, охлаждение отношений, отсутствие доверия, расширение лагерного мышления. Идеологизация продвигается: ментальные отличия искусственно раздуваются до непримиримых противоречий, противоположные национальные нарративы преобладают в дискурсе и блокируют его по нарастающей, общества становятся все более «аутистичнее». Логике конфронтации подчиняется все большее количество сфер жизни.

Альтернативы действия

В новом конфликте между Востоком и Западом настоящий фронт проходит не между Россией и Западом, не между Западной и Восточной Украиной, не между «новой» и «старой» Европой или консервативными и левыми партиями, не между ответственными политиками и гражданским населением, а между старыми и новыми сторонниками холодной войны на Западе и Востоке и людьми, которые во всех странах выступают за деэскалацию.

Так как новый конфликт между Востоком и Западом является выражением возобновленного геополитического соперничества между Западом (США/ЕС) и Россией, он может быть разрешен совместно с обусловленными им вторичными конфликтами, как на Украине, только посредством всестороннего принципиального политического изменения, то есть посредством прекращения взаимной игры с нулевой суммой. Обязательным условием для этого является желание всех сторон разрешить конфликт. Поскольку официальная политика не готова к прекращению геополитического соперничества, ее нужно безотлагательно изменить посредством общественного давления «снизу». Необходима «Широкая коалиция разума», которая отказывается от взаимной логики эскалации и противится ей, чтобы подготовить долгосрочный путь к ее преодолению. «Широкая коалиция за деэскалацию» будет успешнее, если она будет действовать вне партий, стран и блоков и стремиться набрать в соответствующих обществах большинство голосов.

Исходным пунктом «Широкой коалиции» является осознание, что настоятельное требование момента — реконструкция доверия — сейчас зависит от того, чтобы, не обращая внимания на различные противоположные оценки нынешнего кризиса, многосторонне поддерживать контакт между людьми и снова установить и последовательно развивать сотрудничество на всех уровнях. Инициатива могла бы стартовать как русско-немецкий проект, однако нельзя ограничиваться только этим сотрудничеством, и оно не должно ни в коем случае превратиться в русско-немецкую организацию, принимающую на работу только членов профсоюза данной отрасли (Closed Shop). Международная коалиция за деэскалацию может быть успешной только при условии, если она не реактивирует в Центрально-Восточной Европе и в Прибалтике страх перед немецко-русской осью, а вместо этого интегрирует перспективы поляков, украинцев (Запада и Востока), а также прибалтов.

Краткосрочная цель «Широкой коалиции разума» — остановить нынешнюю политику взаимной эскалации, особенно боевые действия на Украине, и политику ограничения ущерба.

Краткосрочная цель «Широкой коалиции разума» — остановить нынешнюю политику взаимной эскалации, особенно боевые действия на Украине, и политику ограничения ущерба. В среднесрочной перспективе она выступает за новую политику разрядки международной напряженности. Основное видение представляет полное преодоление (старого и нового) раздела Европы в образе горбачевской новостройки «Общего дома Европы — от Лиссабона до Владивостока» как политической, экономической и военной архитектуры, покрывающей сводом Восток и Запад вместе с новой трансатлантической структурой безопасности. Конкретный содержательный базовый консенсус «коалиции за деэскалацию» составляют мысли и требования, сформулированные в «СTOП!!!—Призыве».

В коалиции приветствуются все лица, которые, несмотря на все прочие отличия, добиваются деэскалации в новом конфликте между Востоком и Западом и его долгосрочного преодоления. Одновременно это означает, что эта инициатива ограничивается исключительно деэскалацией в новом конфликте между Востоком и Западом как единственной темой. Каждое «разбавление водой» лишило бы инициативу её «действенной силы».

Так как для «коалиции разума» решающая полярность проходит не между ответственными политиками и гражданским населением, а между сторонниками холодной войны и сторонниками деэскалации, она не добивается никакого политического переворота, не говоря уже о «цветных революциях». Напротив, она видит в каждом ответственном политике, который прилагает усилия к деэскалации в новом конфликте между Востоком и Западом, союзника. Являясь выходящей за рамки блоков, точнее, преодолевающей блоки инициативой, «коалиция разума» отказывается от всех (постоянно волюнтаристски сконструированных) национальных нарративов, как и от любого старого и нового «лагерного мышления». Вместо этого она действует в смысле основного видения, то есть она думает и действует так, как будто «Общий европейский дом — от Лиссабона до Владивостока» (причём вопрос, какая территория к какому государству относится, всё больше теряет значение) уже существует — Новое мышление 2.0. Однако ориентирование на основное решающее видение не препятствует многосторонне делать ей конкретные реальные политические предложения по актуальному сдерживанию кризиса и политике ограничения ущерба.

Принципы организации

Международная «коалиция за деэскалацию» действует преимущественно децентрализовано на основе выше описанного содержательного консенсуса. При этом не устанавливается никаких границ для фантазии по учреждению отдельных основополагающих инициатив: они могут организовываться локально или в рамках нескольких стран, внутри или за пределами виртуального пространства. Они могут формироваться автономно или на основе профессиональных групп, в контексте экономического сотрудничества, молодежного обмена, партнерства городов, в спорте или в рамках межконфессионального диалога. В то же время это требует свободного подключения к единой сети, «якорю» в виртуальном пространстве и сверх того. Уже существующая страница «СTOП-Призыва» в Facebook может здесь быть только первым, полностью недостаточным началом. Среднесрочно следовало бы продумать, как инициатива может создать себе могучий независимый «якорь» за пределами виртуального пространства.

Как и каждой инициативе, «Широкой коалиции разума» нужны люди, которые репрезентуют себя за её пределами. Персонами грата здесь были бы независимые личности с безупречной репутацией из всех стран, которые правдоподобно воплощают интегрирующий подход инициативы.

Презентация

Новой инициативе нужен свежий облик, также как и новый «неизбитый» язык, чтобы не попасть обратно в старое и новое мышление блоками. Вместо «Новое движение за мир» — «Широкая коалиция разума», «Выходящая за пределы стран коалиция за деэскалацию» или «СTOП-Инициатива». Вместо «разоружение и мир» — «деэскалация и разрешение конфликта».

К свежему облику относилась бы также новая символика. Вместо голубя мира, анти-атома и радужных знамен — СТОП-знак.

Первые шаги в общественность

Образование международной «Широкой коалиции разума» требует мощного «предварительного зажигания». Это мог бы быть, например, «СTOП!!!-Призыв». После того, как образовались первые низовые группы, они могли бы начать совместную «мозговую атаку» в виртуальном пространстве для дальнейших координируемых действий внутри и за пределами виртуального пространства. Для этого необходима платформа в сети.

Если образуются международные низовые группы, то они могли бы тренироваться друг с другом в процессе общения, к чему следует стремиться. Готовность не закрываться перед различными перспективами (противоположными нарративами), способность выдерживать отличия и обязательная воля, несмотря на отличия, придерживаться цели совместной кооперации.

Среднесрочно могли бы состояться первые заметные акции в реальной общественности, способные набрать большинство голосов. Все дальнейшее должно быть предоставлено собственной динамике инициированного процесса.


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 1.73)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся