Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 22, Рейтинг: 4.09)
 (22 голоса)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Муктада ас-Садр — один из немногих политиков Ирака, которые способны вывести на улицы Багдада сотни тысяч людей. Действия М. ас-Садра примечательны тем, что происходят на фоне подготовки иракцев к выборам и потери ИГ контроля над наиболее крупными населенными пунктами Ирака. Террористам ничего не остается, как совершать террористические атаки и скрываться в пустынных районах страны. В этом контексте особую роль играет «Аль-Хашд аш-Шааби» — зонтичная структура, образованная в 2014 г., к которой боевики ИГ не желают попасть в плен.

Наиболее значительной группировкой «Хашд» считается «Сарайа ас-Салям» или «Батальоны мира», предшественницей которой была известная шиитская организация «Армия Махди» Муктада ас-Садра, воевавшая с оккупационными силами в 2003–2004 гг.

М. ас-Садр придерживается антиамериканской риторики, поэтому многих удивило, что в августе 2017 г. он посетил союзную США Саудовскую Аравию. Бытует мнение, что Саудовская Аравия, а также ее союзники планируют склонить Ирак на свою сторону и тем самым противостоять влиянию своего противника Ирана. Шиитский лидер стремится вернуть Ирак в арабский мир, так называемую арабскую семью.

Таким изменениям в регионе можно давать различные оценки. Для одних укрепление отношений Саудовской Аравии и Ирака — стремление саудитов противостоять влиянию иранцев в регионе, для других — намеренное дозволение иранцами создания платформы для сотрудничества Ирака с Королевством.

Неизменным будет одно: Муктада ас-Садр, обладая военной силой, влиянием на массы и представительством в госструктурах, сохранит свою роль влиятельного иракского политика еще на долгие годы.


Муктада ас-Садр — выходец из религиозной династии Садров, почитаемой семьи шиитских ученых, один из немногих политиков, которые в современном Ираке обладают большим влиянием на массы и способны вывести на улицы Багдада сотни тысяч людей. В прошлом М. ас-Садр был лидером экстремистской группировки «Джейш аль-Махди» и одним из главных врагов США. Сегодня он связан с блоком «Ахрар», который располагает 34 депутатскими мандатами в 328-местном иракском парламенте. М. ас-Садр сейчас налаживает контакты с региональными лидерами и даже готовится к турне по европейским столицам. Действия М. ас-Садра примечательны тем, что происходят на фоне подготовки иракцев к выборам и потери «Исламским государством» контроля над наиболее крупными населенными пунктами Ирака, в том числе Мосулом, Талль-Афаром и Хавиджей. Террористам ничего не остается, как совершать террористические атаки и скрываться в пустынных районах страны. В этом контексте особую роль играют Силы народной мобилизации (далее аль-Хашд аш-Шаабий или Хашд), к которым боевики ИГ не желают попасть в плен.

Ополченцы Ирака, соединяйтесь!

«Аль-Хашд аш-Шааби» — зонтичная структура, образованная в 2014 г. для борьбы с ИГ после издания фетвы о «достаточном джихаде» духовным лидером Ирака аятоллой Али ас-Систани. В эту структуру вошли в основном уже существовавшие разрозненные военно-политические организации с шиитским окрасом, а затем и отдельные отряды суннитов, христиан и езидов. Считается, что «Аль-Хашд аш-Шааби» — проиранская структура, тем не менее, она также пользуется широкой поддержкой иракского населения. Сегодня численность сил «Хашд» достигает более 100 000 человек, структура практически приравнивает себя к иракской армии, насчитывающей приблизительно 200 000 человек. Боевой дух бойцов «Аль-Хашд аш-Шааби» зачастую гораздо выше, чем у их армейских коллег. В 2016 г. Организация приобрела статус одной из структур вооруженных сил страны и добилась прямого финансирования от иракского правительства. Однако, когда речь заходит о группировках внутри «Хашд», то наиболее значительной из них считается «Сарайа ас-Салям». Ее предшественницей можно считать известную шиитскую организацию «Джейш аль Махди» Муктада ас-Садра, которая воевала с оккупационными силами в 2003-2004 гг. Тогда конфликт между американцами и садристами удалось разрешить благодаря авторитету Али ас-Систани. Тем не менее сегодня десятки тысяч человек снова начали воевать в рядах лояльной М. ас-Садру группировки. Однако фон значительно изменился — теперь борьба идёт против ИГ, а М. ас-Садр стал «гейм-чейнджером», влиятельным иракским политиком.

Окно в арабский мир

М. ас-Садр долгое время считался «по наитию» американских СМИ «шиитским фундаменталистом». М. ас-Садр придерживается антиамериканской риторики — даже в 2016 г. он заявил о допустимости нападения на солдат США в ответ на увеличение контингента американских войск в Ираке. Многих удивило, что в августе 2017 г. М. ас-Садр посетил союзную США Саудовскую Аравию, где встретился с сыном короля, кронпринцем Мухаммедом бен Салманом, который сегодня во многом определяет внешнюю и внутреннюю политику КСА. Саудиты собираются принять участие в восстановлении пострадавших от ИГ преимущественно населенных суннитами регионов. Эр-Рияд также договорился о запуске работы пропускного пункта на границе с Ираком, увеличении числа паломников в Мекку, а также об открытии консульства в иракском Наджафе. В Наджафе также проживает М. ас-Садр, именно в этом городе в 2003-2004 гг. проходили боевые действия с участием американцев, в ходе которых боевики «Армии Махди» Муктады ас-Садра восстали против оккупационных сил после свержения режима С. Хусейна. Таким образом, сделаны шаги в сторону интенсификации контактов между южными районами Ирака и Саудовской Аравией. Несмотря на сохранение большого количества проблем, например коррупцию, такие действия влияют на торговые отношения между государствами, способствуют созданию необходимого уровня доверия и снижают значение конфессиональной разделенности, способствуя поиску платформы взаимовыгодного сотрудничества. Однако создание необходимого уровня доверия между странами не раскрывает суть интереса саудитов к Ираку.

Многие заговорили о том, что Саудовская Аравия, а также ее союзники планируют склонить Ирак на свою сторону и тем самым противостоять влиянию своего противника Ирана. После Эр-Рияда М. ас-Садр ненадолго вернулся в Ирак, чтобы затем совершить визит в ОАЭ. Действия М. ас-Садра получили широкий общественный резонанс не только в Ираке, но и за его пределами. По сути, шиитский лидер стремится вернуть Ирак в арабский (и в большинстве своем суннитский) мир, так называемую арабскую семью. Однако поездка имела и негативный эффект: в Ираке М. ас-Садру напомнили, что он посетил страну, в которой обезглавили видного шиитского ученого Нимра ан-Нимра. Часть сторонников М. ас-Садра стала называть его не «Муктадой ас-Садром», а «Муктадой Аль Саудом». Тем не менее позиции М. ас-Садра продолжают оставаться довольно прочными, а имидж «шиитского фундаменталиста» все больше смещается в сторону «иракского националиста».

Тренд в сторону кросс-этноконфессиональности у движения садристов наблюдался и ранее. С 2014 г. Муктада ас-Садр призывает к борьбе с коррупцией, в которой погрязло иракское общество, а также к образованию правительства технократов, независимых от существующих политических элит. Идею М. ас-Садра о создании правительства технократов поддержал премьер-министр Хайдер аль-Абади. Тем не менее им не удалось полностью реализовать задуманное, несмотря на проводившиеся в самой безопасной «Зеленой зоне» Багдада митинги сторонников М. ас-Садра, а также их вторжение в здание парламента Ирака. Создать правительство технократов не удалось во многом из-за сопротивления элит, не желавших расставаться со своими, на их взгляд справедливыми, привилегиями и распределением министерских квот по этноконфессиональному признаку (система «мухасаса»). Муктада ас-Садр на этом не остановился. Он предложил распустить «Хашд» и интегрировать ее группировки в иракскую армию, он также призвал президента Сирии Башара Асада оставить свой пост во благо будущего Сирии, чем снова поразил общественность.

Таким изменениям в регионе можно давать различные оценки. Для одних укрепление отношений Саудовской Аравии и Ирака — стремление саудитов противостоять влиянию иранцев в регионе, для других — намеренное дозволение иранцами создания платформы для сотрудничества Ирака с Королевством. В последнем случае Иран идет на непрямое взаимодействие с КСА. В интересах Ирана как наличие у Ирака доступа к ресурсам Саудовской Аравии, так и снижение конфессионального фактора на официальном уровне и в СМИ. Для иракских политиков существует и другой интересный «эффект» — они заявляют, что играют посредническую роль в отношениях между Эр-Риядом и Тегераном. Сложившаяся обстановка повышает статус ряда политиков, однако в итоге может привести к возникновению конфузных ситуаций. М. ас-Садр на этом фоне занимает равноудаленную позицию как по отношению к КСА, так и к ИРИ. Однако все понимают, что визит М. ас-Садра в Саудовскую Аравию не означает его отказа от поддержки влиятельных сил в Иране. Несмотря на сложные отношения с иранцами, он сохранит с ними контакты и продолжит вести игру между Эр-Риядом и Тегераном.

Выборы, выборы…

Кто стоит за меняющимся обликом в прошлом одного из главных врагов американского оккупационного режима в Ираке? Подготовкой движения садристов к «постигиловским» выборам, которые состоятся в апреле 2018 г. в Ираке, руководит 31-летний племянник М. ас-Садра — Ахмад ас-Садр. В отличие от многих членов семьи Садров А. ас-Садр получил светское образование и имеет магистерскую степень по политологии Бейрутского университета. Его считают ключевой фигурой, формирующей политическую повестку садристов и образование новых альянсов их парламентского блока «Ахрар». А. ас-Садр проводит встречи с влиятельными иракскими политиками, которые придерживаются различных взглядов и конфессий. Его деятельность приводит к «размытию» «Национального альянса» — орган, который обеспечивал шиитскому большинству доминирование в процессе принятии решений.

Так, садристский блок «Ахрар» отдалился от коалиции с «Правовым государством» влиятельного бывшего премьера Нури аль-Малики и пошел на сближение с «Аль-Ватания» Ияда Аллауи, позиционирующей себя в качестве светской силы. Такие изменения меняют политический ландшафт Ирака. Более того, лидер «общешиитского» Национального альянса Аммар аль-Хаким вышел из Высшего исламского совета Ирака и образовал новую политическую силу — «Движение национальной мудрости» (ДНМ). Считается, что ДНМ создано при сотрудничестве с иранцами, которые решили дать возможность шиитским политикам выйти на националистическую, а не религиозную повестку ввиду падения интереса иракцев к религии. Кроме того, возможно, что и внутри «Правового государства» зреет открытый раскол на два лагеря — тех, кто поддерживает Нури аль-Малики и тех, кто с Хайдаром аль-Абади. Возможно, аль-Абади присоединится к повестке Садра и Аллауи, что обеспечит ему электоральный перевес над аль-Малики.

В преддверии подготовки к предстоящим провинциальным и федеральным выборам неизменным будет одно: Муктада ас-Садр, обладая военной силой, влиянием на массы и представительством в госструктурах, сохранит свою роль влиятельного иракского политика еще на долгие годы.

Оценить статью
(Голосов: 22, Рейтинг: 4.09)
 (22 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся