Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Показательная черта внешней политики нынешнего премьер-министра Индии Н. Моди — прямое обращение к индийской диаспоре за рубежом. Его встречи с зарубежными индийцами за более чем полтора года пребывания на посту премьера каждый раз превращались в шоу, в своего рода «модимании», в ходе которых тысячи людей непрерывно скандировали «Моди!».

Показательная черта внешней политики нынешнего премьер-министра Индии Н. Моди — прямое обращение к индийской диаспоре за рубежом. Его встречи с зарубежными индийцами за более чем полтора года пребывания на посту премьера — на стадионе Уэмбли в Лондоне, в Мэдисон-сквер-гарден в Нью-Йорке, на крикетном стадионе в Дубаи, в Торонто, Куала-Лумпуре, Париже, на Сейшельских островах — каждый раз превращались в шоу, в своего рода «модимании», в ходе которых тысячи людей непрерывно скандировали «Моди!». Об успехе выступления Н. Моди на стадионе Уэмбли можно судить хотя бы по признанию британского премьер-министра Д. Кэмерона, который сказал, что ему трудно было бы собрать такую аудиторию в Лондоне или где-либо еще в стране.

«Что делает Моди популярным у зарубежных индийцев?» — задается вопросом газета «The Indian Express» и поясняет: «Он выгодно подал себя «человеком действия», выходцем из скромной семьи, способным сокрушить византийскую бюрократию, повсеместную коррупцию и нищету… В его напористой риторике, решительных действиях и дерзких амбициях многие видят те качества, которые нужны Индии, чтобы стать мировой державой».

Что такое индийская зарубежная диаспора

Индийская зарубежная диаспора существует в 130 странах и насчитывает более 27 млн человек.

Индийская зарубежная диаспора имеет давнюю историю. Сотни лет назад индийские торговцы создали свои фактории в странах Персидского залива и в Юго-Восточной Азии. В период нахождения Индии в составе Британской империи десятки тысяч индийцев были завербованы англичанами для работы на плантациях в британских колониях по всему миру — от Фиджи до Маврикия, от Южной Африки до Карибского бассейна.

В то же время эмиграция индийцев в развитые страны Запада — сравнительно недавнее явление. Например, в Соединенных Штатах в 1960 г. проживали лишь 12 тыс. индийских иммигрантов. В результате послаблений, принятых американской администрацией в отношении мигрантов из азиатских стран, их численность к 1980 г. составила 210 тыс., а к настоящему времени превысила 3 млн человек.

Члены индийской зарубежной диаспоры отличаются высокими доходами, высоким образовательным уровнем, заметной ролью в научно-технической сфере в странах расселения, политическим и общественным влиянием.

Индийская зарубежная диаспора существует в 130 странах и насчитывает более 27 млн человек. Она уступает китайской по численности (зарубежных китайцев хуацяо в мире порядка 40 млн), но отнюдь не по влиятельности. Выходцам из Индии сегодня доступны рычаги экономического и политического влияния не только на Маврикии, Фиджи или в Гайане. Помимо 3,1 млн в США, 1,5 млн этнических индийцев проживают в Великобритании, 1 млн — в Канаде, 1,2 млн — в Южной Африке, 6 млн — в государствах Ближнего Востока. Совокупные активы зарубежной индийской диаспоры оцениваются приблизительно в 1 трлн долл., из которых половина — финансовые активы, половина — движимая и недвижимая собственность. В то время как номинальный ВВП страны в 2012 г. составлял 2,0 трлн долл., годовой доход диаспоры оценивается в 400 млрд долл., или более 20% ВВП Индии.

Flickr / vincent desjardins
Скульптура британского художника
индийского происхождения Аниша Капура
Клауд Гейт в Чикаго

Члены индийской зарубежной диаспоры отличаются высокими доходами, высоким образовательным уровнем, заметной ролью в научно-технической сфере в странах расселения, политическим и общественным влиянием. Если взять наиболее показательную индийскую общину в США, численность которой в 2013 г. составляла 1% американского населения, то по подушевому доходу ее члены опережают все другие этнические общины этой страны. В 2010 г. ежегодный подушевой доход проживавшего в Соединенных Штатах индийца составлял 37 931 долл. по сравнению с 26 708 долл. в среднем по стране [1]. 75% индийцев-представителей диаспоры старше 25 лет имеют высшее образование, тогда как общеамериканский показатель — 31%. Три нобелевских лауреата индийского происхождения Хар Гобинд Кхорана (1968 г. — физиология и медицина), Субраманиан Чандрасекхар (1983 г. — физика) и Венкатраман Рамакришнан (2009 г. — химия) сделали свои научные открытия в США. В одной только Кремниевой долине занято около 300 тыс. выходцев из Индии [2]. Этнические индийцы занимали посты губернаторов штатов (Луизианы, Южной Каролины), избирались членами Конгресса.

Согласно хиндутве, Индия служит центром «индусского мира», и тесные связи матери Индии с зарубежной индийской диаспорой — неотъемлемая часть великой индийской цивилизации.

Индийцы работают управляющими директорами целого ряда базирующихся в США и в других странах транснациональных корпораций. В их числе можно назвать Global Foundries (ведущая мировая компания по производству полупроводниковых интегральных микросхем), Berkshire Hathaway Insurance (ведущая страховая компания США), Harman International Industries (крупнейший мировой производитель звуковой аппаратуры), MasterCard (международная платежная система), Reckitt Benckiser (мировой производитель товаров для дома, средств по уходу за здоровьем и личной гигиене), Adobe Systems (ведущий производитель программного обеспечения для графического дизайна, публикации, веб и продукции печати), PepsiCo (пищевые продукты), Google (крупнейшая поисковая система Интернета), Microsoft (производство программного обеспечения). Окончивший в 1989 г. Бенаресский индуистский университет Никеш Арора, который ранее работал в Google, ныне управляет крупнейшей японской телекоммуникационной и медиакорпорацией SoftBank и имеет годовой доход в 132 млн долл. Уроженец городка Джалпайгури в Западной Бенгалии Сума Чакрабарти занимает пост президента Европейского банка реконструкции и развития.

Благодаря индийской диаспоре в США в 2008 г. удалось добиться одобрения в Конгрессе американо-индийского соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере.

В Великобритании общий объем инвестиций более 600 индийских компаний превышает 9 млрд фунтов стерлингов. Индийская Tata Industries — крупнейший в стране частный производственный конгломерат, на предприятиях которого занято 60 тыс. человек. Индийцы составляют пятую часть британских медиков. Выходцам из Индии братьям Хиндуджа, занимающимся многопрофильными операциями, с личными активами 13 млрд фунтов стерлингов в британском списке богачей принадлежит второе место, а скупающему по всем миру заводы черной металлургии Лакшми Митталу с 9,2 млрд фунтов стерлингов — седьмое. Весьма примечательная фигура среди британских мультимиллионеров — член Палаты лордов, телевизионный магнат барон Вахид Алли.

Родившийся в индийском Пенджабе сикх Харджит Саджан, в прошлом генерал-лейтенант Вооруженных сил Канады, сегодня занимает пост министра обороны этой страны. Этнический индиец Ананд Сатьянанд в 2006–2011 гг. был генерал-губернатором Новой Зеландии.

«Отток мозгов» особенно характерен для инженерных специальностей и биотехнологии — до 90% выпускников индийских вузов по этим специальностям отправляются на работу в США.

Уроженец Калькутты Пракаш Лохиа с личным состоянием в 3 млрд долл. возглавляет созданную им в Индонезии нефтехимическую и текстильную компанию Indorama Corporation, которая поставляет свою продукцию в 90 стран мира. В списке индонезийских богачей он находится на шестом месте.

Из 6 млн индийцев в странах Персидского залива большинство (60%) составляют люди физического труда — строители и обслуживающий персонал, тогда как остальные (до 40%) — белые воротнички, представляющие предпринимательские, профессиональные и банковские круги. В этом регионе, помимо десятков тысяч индийцев-долларовых миллионеров (по данным Merrill Lynch, в одних только ОАЭ в 2005 г. их насчитывалось 33 тыс.), проживают по меньшей мере 10 долларовых миллиардеров индийского происхождения с личными состояниями от 1,1 млрд до 4 млрд долл.

Зарубежная индийская диаспора поддерживает теснейшие связи с Индией. Характерное отличие обосновавшихся за границей индийцев — сохранение особого «индийского мира», в котором, например, практически исключены смешанные браки. Женихов и невест для своей молодежи члены зарубежной индийской диаспоры обычно подыскивают в Индии — соответствующими объявлениями наполнены воскресные приложения всех индийских газет.

Зарубежные индийцы активно помогают своим родным, оставшимся в Индии. В 2014 г. они перевели в страну 70,39 млрд долл., больше, чем хуацяо в Китай (64,14 млрд долл.). Частные денежные переводы диаспоры составляют примерно 3,5% ВВП Индии и превышают объем прямых иностранных инвестиций в индийскую экономику — 44,9 млрд долл. в 2015 г.

Политический индуизм

В годы нахождения у власти партии Индийский национальный конгресс, проводившей секуляристскую линию, вопрос индийских общин за рубежом не был приоритетным во внешней политике страны. Занимаясь глобальными проблемами антиколониализма и неприсоединения, первый премьер-министр независимой Индии Джавахарлал Неру прямо советовал зарубежным индийцам (речь тогда шла о выходцах из Индии, находившихся в странах третьего мира) полностью отождествлять себя с государствами проживания. На заданный ему в парламенте вопрос о его подходах к индийским общинам за рубежом Д. Неру отвечал: «У нас интерес к ним культурный и гуманитарный, но не политический». Такой установкой руководствовались и все конгрессистские преемники Д. Неру на посту главы правительства.

В настоящее время у власти в Индии находится Бхаратия джаната парти (БДП, или Индийская народная партия — так переводится ее название с хинди на русский язык). Она стоит на позициях хиндутвы — национализма, основанного на религиозных традициях индуизма. Согласно хиндутве, Индия служит центром «индусского мира», и тесные связи матери Индии с зарубежной индийской диаспорой — неотъемлемая часть великой индийской цивилизации. Такой подход во многом разделяется членами зарубежной индийской диаспоры, особенно из числа наиболее образованных и обеспеченных. БДП и близкие к ней организации — сторонники хиндутвы традиционно имеют свои ячейки в диаспоре, которые оказывают финансовую поддержку партийной деятельности в Индии.

Процесс подключения зарубежных индийцев к внедрению инноваций в индийскую экономику наблюдается уже пару десятилетий.

БДП в 2003 г., еще в период своего более раннего пребывания у власти, провозгласила День зарубежного индийца — Праваси Бхаратия Дивас. В 2004 г. в составе правительства было создано Министерство по делам зарубежных индийцев, которое в начале 2016 г. было объединено с МИД Индии. Яшвант Синха, занимавший в то время пост министра иностранных дел, отмечал: «Выходцы из Индии — крайне важные источники поддержки политики индийского правительства благодаря тому влиянию и уважению, которым они пользуются в странах проживания».

Диаспора как проводник внешнеполитических интересов Индии

«Мы меняем контуры дипломатии и ищем новые пути укрепления интересов Индии за рубежом», — утверждает Рам Мадхав, нынешний генеральный секретарь правящей партии. «Они могут быть голосом Индии, даже будучи лояльными гражданами тех стран, где живут. Это долгосрочная цель дипломатии в отношении диаспоры. Это подобно тому, как еврейская община в США заботится об интересах Израиля».

Прорыв в сфере информационных технологий и превращение в площадку для аутсорсинга позволяют Индии занять собственную нишу в мировой экономике.

И, похоже, такая поддержка работает. Английский журнал «The Economist» со ссылкой на Шившанкара Менона, бывшего советника премьер-министра по делам национальной безопасности Индии, написал о том, что благодаря индийской диаспоре в США в 2008 г. удалось добиться одобрения в Конгрессе американо-индийского соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере. Соглашение открыло Индии, не входящей в число участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), путь к полномасштабному гражданскому ядерному сотрудничеству с иностранными государствами.

На зарубежных индийцев в своих отношениях с Индией рассчитывает и Вашингтон. В этом плане показательны назначения в октябре 2013 г. этнической индианки Ниши Десаи Бисвал заместителем госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии, а в сентябре 2014 г. этнического индийца Р. Вермы послом США в Индии.

Заменить «отток мозгов» их притоком

REUTERS/Lucas Jackson
Винай Шукла:
Нарендра Моди и США

Индийская эмиграция на Запад во многом породила такое явление, как «утечку мозгов». Из Индии в западные страны уезжали и уезжают прежде всего наиболее образованные и предприимчивые люди, которые могли бы принести немалую пользу у себя на родине. Сталкиваясь со старением собственного населения и нехваткой научно-технических кадров, эти страны широко привлекают индийских специалистов, свободно владеющих английским языком. В результате, по некоторым оценкам, до 10% врачей, получивших образование в Индии, уже эмигрировали за рубеж. «Отток мозгов» особенно характерен для инженерных специальностей и биотехнологии — до 90% выпускников индийских вузов по этим специальностям отправляются на работу в США.

Н. Моди ставит задачу изменить ситуацию и добиться «притока мозгов» вместо их оттока. При этом он рассчитывает, что диаспора сможет послужить источником инвестиций и высоких технологий для индийской экономики. В своих обращениях к зарубежным соотечественникам он призывает каждого из них стать своего рода полномочным представителем страны, внести свой вклад (деньгами, техническим опытом) в обеспечение подъема Индии.

В какой-то мере здесь можно надеяться на успех. Процесс подключения зарубежных индийцев к внедрению инноваций в индийскую экономику наблюдается уже пару десятилетий. Во время бума в области информационных технологий 1990-х гг. индийцы, работавшие в американских компаниях в Кремниевой долине, убедили своих начальников в том, что они располагают контактами и общей подготовкой для создания соответствующей структуры в Индии. Так появились ведущие индийские IT-компании Wipro и Infosys.

Говорить о некой индийской диаспоре в России не приходится.

Сегодня на Индию приходится порядка 18,5% мирового рынка программных продуктов. Страна занимает третье место в мире после Китая и США по числу находящихся в пользовании мобильных телефонов — 1 млрд ед., а по числу пользователей Интернета — 354 млн человек — опережает США, уступая только Китаю.

Прорыв в сфере информационных технологий и превращение в площадку для аутсорсинга (в 2015 г. экспорт программного обеспечения из страны оценивался в 112 млрд долл., или 8% ВВП) позволяют Индии занять собственную нишу в мировой экономике и верить в свою способность извлекать выгоды из экономической глобализации.

Что касается индийцев в России, то первые индийские купцы осели в Астрахани еще в XVII веке. В начале XVIII века они появились и в Москве, торгуя ювелирными изделиями, прежде всего бриллиантами, а также тканями и лекарствами. Однако говорить о некой индийской диаспоре в России не приходится. В настоящее время, по данным Посольства Индии, в России проживает примерно 15 тыс. выходцев из Индии. Их дополняют примерно полторы тысячи индийцев, переселившихся в Россию из Афганистана. Половина индийцев в России — студенты, остальные в основном предприниматели-представители индийских или других иностранных фирм. В отличие от США, Великобритании, Канады и других англоязычных стран весомой роли в экономической или политической жизни России индийские бизнесмены не играют. В России действуют Индийский Деловой Союз, Ассоциация индийцев и ряд индийских культурных организаций.

1. 80% индийцев, проживающих в США, имеют высшее образование.

2. Международная жизнь. 2010. № 4.


Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся