Распечатать
Регион: Арктика
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Загорский

Заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член РСМД

Сообщения о модернизации вооруженных сил арктических государств и проводимых ими учениях вызывают сегодня шквал публикаций о начинающейся гонке вооружений, цель которой – раздел Арктики и ее ресурсов.

Однако анализ военного потенциала и планов арктических государств свидетельствует об обратном. Ни одно из них не готовится к вооруженному конфликту. Но все готовятся к реагированию на чрезвычайные ситуации.

Сообщения о модернизации вооруженных сил арктических государств и проводимых ими учениях вызывают сегодня шквал публикаций о начинающейся гонке вооружений, цель которой – раздел Арктики и ее ресурсов. Однако анализ военного потенциала и планов арктических государств свидетельствует об обратном. Ни одно из них не готовится к вооруженному конфликту. Но все готовятся к реагированию на чрезвычайные ситуации.

Миф о милитаризации

В доказательство милитаризации Арктики чаще всего ссылаются на участившиеся здесь военные учения и на планы модернизации вооруженных сил арктических государств. Однако анализ военного потенциала прибрежных стран позволяет констатировать обратное: в Арктике наблюдается тенденция не к милитаризации, а к постепенной демилитаризации. Прибрежные государства не готовятся к вооруженному конфликту.

В Арктике вообще нет развернутых боевых соединений. Единственное исключение – российский Северный флот, насчитывающий около 100 надводных кораблей. Он создавался в годы «холодной войны» для решения стратегических задач противостояния с США и НАТО. Именно стратегические соображения определяют военное значение Арктики. Через регион пролегают траектории баллистических ракет России и США. На Аляске, Кольском и Чукотском полуостровах были созданы базы стратегических бомбардировщиков. В Северный Ледовитый океан выходят многоцелевые подводные лодки США, Франции и Великобритании. Здесь развернуты системы противовоздушной и противолодочной обороны, радары противоракетной обороны.

В Арктике наблюдается тенденция не к милитаризации, а к постепенной демилитаризации.

За последние двадцать лет масштабы военной деятельности России и США в Арктике сократились в разы. В результате имела место постепенная ее демилитаризация.

Иная военно-морская деятельность прибрежных государств в Арктике незначительна. США и Канада не имеют здесь военно-морских сил, ограничиваясь силами береговой охраны. Два фрегата и три катера рыбоохраны Дании патрулируют в районе Гренландии. Крупный по арктическим меркам флот в регионе имеет только Норвегия – пять фрегатов, шесть подводных лодок и вспомогательные суда. Незначительность арктических военных флотов не удивляет. Суровый климат диктует свои условия. Для плавания в арктических льдах суда должны иметь особую конструкцию и специальное оборудование.

По причине отсутствия в Арктике военно-морских сил эксперты порой сопоставляют совокупные военно-морские возможности арктических государств, полагая, что по мере таяния арктических льдов они смогут перебрасывать сюда силы других своих флотов. Но такое предположение крайне уязвимо. У США, Канады, Норвегии и Дании есть суда, способные патрулировать в северных широтах. Но они не сконструированы и не оборудованы для плавания во льдах. Только четыре патрульных фрегата Дании могут преодолевать лед толщиной до метра. Но и они не могут зимой осуществлять патрулирование в смежных канадско-гренландских водах.

Анализ военных программ арктических государств свидетельствует о том, что они не только не имеют, но и не планируют развернуть здесь военно-морские силы, способные решать боевые задачи в арктических условиях.

Ситуация вряд ли радикально изменится в результате сокращения многолетнего ледяного покрова Северного Ледовитого океана. Ведь на протяжении большей части года арктические акватории покрыты сезонным льдом.

Государства не готовятся к вооруженному конфликту

Анализ военных программ арктических государств свидетельствует о том, что они не только не имеют, но и не планируют развернуть здесь военно-морские силы, способные решать боевые задачи в арктических условиях.

Канада собирается построить к 2017 г. шесть–восемь новых патрульных кораблей ВМС для несения боевого дежурства в арктических водах. Норвегия планирует постройку двух фрегатов. Однако ни те, ни другие не предназначены для плавания во льдах.

В Арктике нет специальных режимов, ограничивающих или регламентирующих военную деятельность. Здесь действуют универсальные нормы.

Канада планирует после 2020 г. заменить восемьдесят истребителей F/A-18 на шестьдесят пять самолетов F-35. Они предназначены для защиты воздушного пространства страны от незаконного вторжения. Норвегия также собирается заменить шестьдесят истребителей F-16 на пятьдесят шесть самолетов F-35, но не имеет самолетов для дозаправки в воздухе, что ограничивает дальность их применения. А основную базу ВВС планируется перенести с севера на юг страны.

Канада и Дания не имеют сухопутных сил в арктической зоне. Охрану канадской территории осуществляют 5000 рейнджеров. В Гренландии аналогичные функции выполняют небольшие подразделения Дании, а в США – Национальная гвардия Аляски (1850 человек). Канада и Дания планируют создать лишь небольшие подразделения для реагирования на чрезвычайные ситуации в арктической зоне. Подразделения американских войск на Аляске не предназначены для операций в арктических условиях. Норвегия же планирует не увеличить, а вдвое сократить численность своей «северной бригады».

Главные направления модернизации арктического потенциала предполагают:

  • развертывание систем сбора и обработки информации об оперативной обстановке в арктических акваториях;
  • подготовку мобильных подразделений для реагирования на чрезвычайные ситуации;
  • создание в арктической зоне опорных пунктов для морских и воздушных патрулей (Канада).

Аналогичные цели в арктической зоне ставит перед собой и Россия: формирование сил береговой охраны, усиление пограничных войск, создание комплексной системы контроля за обстановкой в регионе и спасательных центров МЧС.

Вот, собственно, и вся программа «милитаризации» Арктики. Прибрежные государства готовятся не к вооруженному конфликту в этом регионе, а к необходимости оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации.

Регулирование военной деятельности

В Арктике нет специальных режимов, ограничивающих или регламентирующих военную деятельность. Здесь действуют универсальные нормы, например, всеобщий запрет на размещение ядерного оружия на дне морей и океанов.

На арктические акватории распространяются нормы международного морского права. Ими определяются правовой статус и правовой режим морских пространств – внутренних вод и территориального моря, исключительных экономических зон прибрежных государств, района открытого моря за их пределами. В арктических акваториях действуют и свобода мирного прохода кораблей, включая военные, в территориальном море, транзитного прохода в международных проливах, свобода судоходства и полетов в открытом море.

На передний план все больше выходят такие проблемы, как безопасность судоходства, опасность загрязнения морской среды, расширение масштабов трансграничной незаконной деятельности, в частности, незаконной миграции, трансграничной организованной преступной и террористической деятельности.

Другое дело, что в Арктике возможность пользоваться соответствующими правами ограничена климатическими условиями. Но в принятой в 2008 г. в Илулиссате (Гренландия) декларации прибрежные государства недвусмысленно подтвердили свою приверженность нормам международного морского права.

Морской ядерный потенциал России в Арктике подпадает под ограничения российско-американского Договора о стратегических наступательных вооружениях 2010 г. Американские же подводные лодки с ядерным оружием, также подпадающие под этот Договор, в арктических водах не патрулируют.

В 1991 и 1992 гг. Россия и США в одностороннем порядке обязались переместить тактические ядерные заряды на склады и частично уничтожить их. Это обязательство непосредственно касается Северного флота, имеющего значительное количество систем применения этого оружия.

Европейская часть российской арктической зоны и Норвегии подпадала под положения Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Его фланговые положения ограничивали возможности стран НАТО по проведению военных учений в Норвегии. Хотя Россия в 2007 г. фактически вышла из ДОВСЕ, а страны НАТО прекратили выполнение части его положений в 2011 г., это не привело к наращиванию вооружений в регионе. Численность личного состава вооруженных сил Норвегии, количество ударных самолетов намного ниже установленных Договором предельных уровней.

В европейской арктической зоне применяются меры укрепления доверия и безопасности ОБСЕ: обмен информацией, предварительное уведомление о крупных военных учениях, приглашение наблюдателей, проведение инспекций и др. Но они не охватывают военно-морскую деятельность.

Сотрудничество в области безопасности

Четыре прибрежных государства – США, Дания, Канада и Норвегия – являются членами НАТО. Они тесно взаимодействуют в военной области. Особенно плотно взаимодействуют в Арктике США и Канада. Поэтому, говоря о сотрудничестве в области безопасности, мы имеем в виду, прежде всего, налаживание такого сотрудничества между Россией и другими арктическими государствами.

После окончания «холодной войны» этот ранее закрытый по стратегическим соображениям регион все больше открывался для сотрудничества. Огромное значение здесь имело взаимодействие России с США, Канадой, Норвегией и другими странами с целью утилизации списанных российских атомных подводных лодок, обеспечения безопасности ядерных объектов.

В последние годы сотрудничество развивается, главным образом, в том, что касается новых угроз и вызовов, порождаемых как климатическими изменениями, так и расширением хозяйственной деятельности в Арктике. На передний план все больше выходят такие проблемы, как безопасность судоходства, опасность загрязнения морской среды, расширение масштабов трансграничной незаконной деятельности, в частности, незаконной миграции, трансграничной организованной преступной и террористической деятельности.

Все это предполагает не сокращение, а укрепление и модернизацию сил береговой охраны, систем контроля за обстановкой. В последние годы арктические государства предприняли первые шаги, направленные на сотрудничество в решении проблем безопасности в регионе.

В 2008 г. государства-участники Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) подписали соглашение о сотрудничестве в области предотвращения и борьбы с чрезвычайными ситуациями. В регионе проводится все больше совместных учений в этой области.

Страны-члены Арктического совета в 2011 г. подписали Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике. Определены зоны ответственности государств по проведению таких операций. Тогда же было принято решение о подготовке соглашения о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на морские разливы нефти. Возрастает потребность в налаживании сотрудничества служб береговой охраны, которые только начинают проводить совместные учения. Российско-норвежские учения, в том числе военно-морские, остаются при этом единственным примером военного сотрудничества России со странами НАТО в регионе.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся