Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Николай Маркоткин

Менеджер по связям с прессой и правительственными структурами РСМД

В последние годы в прессе все чаще ведутся разговоры о кризисе MERCOSUR. Недавние изменения политической конъюнктуры южноамериканских стран позволяют выразить предположение о предстоящих переменах в MERCOSUR. Тем не менее прошедший 21 декабря 2015 г. саммит объединения лишний раз продемонстрировал, что путь к обновлению группировки будет долгим и непростым. При этом необходимо отметить, что ни один возможных сценариев не выглядит «позитивным» для России, которой нужно быть готовой к конкуренции «на равных» с другими игроками на рынках стран MERCOSUR уже в ближайшем будущем.

В последние годы публикации о кризисе в MERCOSUR появляются в латиноамериканской и англоязычной прессе с завидной регулярностью. Действительно, в международной деятельности крупнейшего интеграционного блока региона наблюдаются признаки застоя, особенно очевидные на фоне успехов его конкурента – Тихоокеанского альянса. Последние изменения политической среды, такие как победа оппозиции в Аргентине и Венесуэле, а также кризис доверия к правительству в Бразилии позволяют говорить о предстоящих переменах в MERCOSUR. Тем не менее прошедший 21 декабря 2015 г. саммит объединения лишний раз продемонстрировал, что путь к обновлению MERCOSUR будет долгим и нелегким.

MERCOSUR на распутье

Наличие глубокого кризиса в MERCOSUR стало очевидным в 2012 г., когда в результате импичмента был отстранен от власти президент Парагвая Фернандо Луго, после чего остальными странами блока было принято решение о приостановке членства Асунсьона в объединении за нарушение демократических процедур (восстановлено в 2013 г.). При этом практически сразу после этого было одобрено присоединение к MERCOSUR Венесуэлы, которое шесть лет отказывался ратифицировать парагвайский парламент. Принятие Каракаса в объединение тогда состоялось фактически в обход вето Парагвая. Это решение вызвало масштабный дипломатический скандал (в частности, Сенат Парагвая в своем заявлении тогда назвал принятие Венесуэлы в блок «надругательством над институтом (MERSOSUR)», страны фактически разорвали дипотношения), который обнажил системный кризис объединения, начавшийся много лет назад.

Основанный в 1991 г. MERCOSUR был главным образом направлен на развитие экономической интеграции в регионе. Предполагалось, что свободная торговля будет способствовать окончанию исторического противостояния соседствующих стран, в первую очередь Аргентины и Бразилии. И если последнюю задачу в целом удалось реализовать, во многом благодаря тому, что Буэнос-Айрес негласно признал лидерство Бразилиа в регионе, то с экономической интеграцией возникли существенные проблемы. Пришедшие к власти в странах блока в конце 1990-х – начале 2000-х гг. социалистические и этатистские правительства были далеки от идеалов свободной торговли. MERCOSUR рассматривался ими скорее как инструмент повышения «веса» своих государств на международной арене. Для усиления политической интеграции стран континента в 2004 г. были основаны Парламент MERCOSUR (Parlasur) и Союз южноамериканских наций (UNASUR). Предполагалось, что последний объединит два лидирующих региональных интеграционных блока – MERCOSUR и Андское сообщество наций и в перспективе заменит «проамериканскую» Организацию американских государств (ОАГ).

Однако амбициозным планам латиноамериканских «левых» не суждено было сбыться. UNASUR нередко стал выступать в качестве апологета спорных электоральных побед, а также давления на суды, избирательные комиссии и другие институты со стороны ряда региональных лидеров, таких как Николас Мадуро (Венесуэла) и Эво Моралес (Боливия). MERCOSUR же постепенно погряз в бесконечных спорах о протекционизме (которым особенно злоупотребляла Аргентина) и к 2015 г. оказался в состоянии застоя.

Внутренний кризис не мог не отразиться и на международной деятельности объединения. MERCOSUR ведет переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Европейским союзом с 1999 г., и, несмотря на оптимистичные заявления лидеров, кардинального прогресса в этом вопросе не удалось достигнуть до сих пор. Более того, в переговорах под предлогом защиты внутреннего рынка от демпинга сельхозпродукции из ЕС отказывается участвовать Венесуэла, что вызывает много вопросов относительно того, насколько MERCOSUR удастся сохранить единое таможенное пространство, в случае если договор с Евросоюзом все же будет подписан.

К относительным успехам MERCOSUR в последнее время можно отнести, пожалуй, лишь присоединение к блоку Боливии, о котором было объявлено в июле 2015 г. на 48-м саммите объединения. Впрочем, это решение также достаточно спорно, поскольку Боливии удалось договориться об особых условиях вступления, согласно которым, становясь полноправным членом MERCOSUR, она также сохраняет членство в Андском сообществе наций. Впоследствии это может создать для блока проблемы связанные с контрабандой на его территорию товаров из Колумбии, Перу и Эквадора.

MERCOSUR же постепенно погряз в бесконечных спорах о протекционизме и к 2015 г. оказался в состоянии застоя.

В описанных условиях в странах MERCOSUR все чаще возникают голоса, ставящие под вопрос целесообразность существования объединения. Так, в августе 2015 г. председатель бразильского сената Ренан Колхейрос направил официальное обращение в министерство финансов страны, в котором предложил стране выйти из MERCOSUR. Впрочем, ведомство тогда отвергло предложение сенатора.

Свой вклад в усиление центробежных тенденций в объединении внесло также создание Транстихоокеанского партнерства (ТТП), куда вошли три из четырех страны-участницы Тихоокеанского альянса (ТА). Это событие вызвало особенно острую реакцию руководства Уругвая, которое традиционно критикует MERCOSUR за недостаточную активность на международном направлении. 8 ноября по итогам переговоров с премьер-министром Японии Синдзо Абэ президент Уругвая Табаре Васкес заявил, что в случае, если MERCOSUR не будет заинтересован в заключении соглашения о ЗСТ с Японией, Уругвай может подписать альтернативные договоренности в двустороннем порядке. Отметим, что сейчас членам MERCOSUR запрещается заключать соглашения о свободной торговле с третьими странами.

Признаки грядущих перемен

Надежду на обновление MERCOSUR неожиданно дали результаты президентских выборов в Аргентине, на которых победил кандидат от либеральной оппозиции Маурисио Макри. Уже в ходе своей первой пресс-конференции политик подчеркнул, что развитие блока будет внешнеполитическим приоритетом его президентства. Не случайно свой первый международный визит он совершил в Бразилию, где встретился с президентом страны Дилмой Руссефф. На той же конференции, М. Макри заявил, что намерен поднять вопрос на саммите MERCOSUR о приостановке членства Венесуэлы в объединении, если в этой стране не прекратится преследование политической оппозиции. Впрочем, после победы на парламентских выборах в Венесуэле 6 декабря 2015 г. противников Николаса Мадуро, аргентинский лидер решил отказаться от своих планов.

Будучи активным сторонником либерализации экономики, М. Макри выступает за расширение международных торговых связей MERCOSUR. Помимо соглашения о ЗСТ с ЕС, президент Аргентины также лоббирует идею сближения объединения с Тихоокеанским альянсом, противником чего была администрация Кристины Киршнер. Сотрудничество блоков также традиционно продвигают лидеры Уругвая, Парагвая и Чили. С некоторыми оговорками, эту идею также поддерживает Д. Руссефф.

Главным противником сближения с конкурирующим блоком в MERCOSUR остается президент Венесуэлы Николас Мадуро, однако недавняя победа правой оппозиции на парламентских выборах позволяет предположить, что позиция и этой страны в обозримом будущем может измениться. Другое государство, периодически выступающее против сотрудничества с ТА, - Боливия, которая имеет неразрешенный территориальный спор с одним из лидеров соседнего объединения – Чили. Тем не менее процесс ратификации присоединения андской республики к MERCOSUR пока не завершен, и Боливия имеет лишь консультативный голос в объединении.

При этом необходимо отметить, что на фоне экономического кризиса либеральные политические силы набирают популярность и в других странах MERCOSUR. В Парагвае с 2013 г. у власти находится представитель неолиберальной партии «Колорадо» Орасио Картес, а в Уругвае формально «левое» правительство выступает сторонником свободной торговли. В Бразилии же вследствие коррупционного скандала с государственной нефтяной компанией Petrobras и глубочайшего кризиса национальной экономики за последние 25 лет уровень поддержки Дилмы Руссефф колеблется в районе 10%. Оппозиция инициировала в Национальном конгрессе процедуру импичмента, и хотя Верховный суд временно отложил ее запуск, скорее всего в ближайшее время ей все же будет дан «зеленый свет». Впрочем, даже если этого не произойдет, с учетом распада правящей коалиции, шансы на то, что Партия трудящихся победит на следующих выборах стремятся к нулю.

Можно говорить о том, что страны MERCOSUR вступают в новый период перемен, который, вероятно, приведет к слому существующего status quo и запустит новые региональные процессы, в которых блоку уготована далеко не последняя роль.

Главным противником сближения с конкурирующим блоком в MERCOSUR остается президент Венесуэлы Николас Мадуро.

Итоги 49-го саммита MERCOSUR

Прошедший 21 декабря 2015 г. в Асунсьоне 49-й саммит MERCOSUR лишний раз продемонстрировал, что объединение находится в турбулентном состоянии. В первую очередь это выразилось во взаимной пикировке Маурисио Макри и главы МИД Венесуэлы Делси Родригес (президент страны Николас Мадуро на саммит не приехал). Несмотря на то, что аргентинский лидер отказался от намерения инициировать приостановление членства Венесуэлы в MERCOSUR, он все же поднял вопрос о преследовании противников Н. Мадуро в Боливарианской республике и призвал освободить политических заключенных, включая лидера оппозиции Леопольдо Лопеса. Реакция венесуэльской стороны последовала незамедлительно. Д. Родригес обвинила М. Макри в поддержке преступников и вмешательстве во внутренние дела Венесуэлы. Лидеры других государств MERCOSUR публично устранились от участия в конфликте. Тем не менее это не помогло скрыть противоречия между Каракасом и группой стран (в составе Аргентины, Парагвая и Уругвая) во главе с М. Макривыступающей за обновление блока.. При этом имеются все основания полагать, что М. Макри в ближайшем будущем продолжит курс на эскалацию отношений с сильно ослабевшей из-за экономического и политического кризиса Венесуэлой, поскольку это позволит ему стать лидером «партии перемен» в регионе, и стать ориентиром для других латиноамериканских либеральных политиков.


www.diarioveloz.com
Александр Корольков, Татьяна Русакова:
Военно-техническое танго

Приближение перемен похоже почувствовал и один из традиционных союзников Н. Мадуро Эво Моралес. Так он отказался от агрессивной риторики в адрес Чили активно использованной им на предыдущем саммите объединения и вместо этого предложил создать «единую континентальную экономику», одобрив таким образом сотрудничество MERCOSUR и ТА. Впрочем, не исключено что смягчение позиции Э. Моралеса носит временный характер: присоединение Ла-Паса к блоку еще не ратифицировали Бразилия и Парагвай, причем последний крайне заинтересован в сотрудничестве с Чили.

Международная повестка в принципе стала одной из ключевых на саммите. Лидеры стран MERCOSUR и президент Чили (страны, являющейся, как ассоциированным членом блока, так и членом ТА) Мишель Бачелет поддержали инициативу М. Макри о сотрудничестве с Тихоокеанским альянсом. В Совместном коммюнике саммита было подчеркнуто, что взаимодействие с соседним объединением особенно важно для развития стран, лишенных доступа к морю (Парагвая и Боливии). В то же время, в практической плоскости в документе нашло отражение лишь предложение о проведении совместной «встречи на высшем уровне» двух блоков.

Несмотря на полную оптимизма риторику лидеров MERCOSUR, на саммите не удалось добиться существенного прогресса и в вопросе переговоров о ЗСТ с ЕС. Стороны до сих пор не обменялись предложениями (хотя лидеры MERSOSUR и выразили готовность это сделать в декларации о внешних связях блока), и сроки заключения соглашения, по всей видимости, опять сдвигаются как минимум на полгода. В итоге, вопрос взаимодействия с ЕС, анонсировавшийся как один из ключевых, не был упомянут в Совместном коммюнике.

На фоне экономического кризиса либеральные политические силы набирают популярность и в других странах MERCOSUR.

В целом, саммит MERCOSUR показал, что до реальной смены международного курса блока еще далеко. На сегодняшний день перемены можно наблюдать, пожалуй, лишь в риторике лидеров объединения.

Будущее MERCOSUR

Актуальные процессы в странах MERCOSUR позволяют сформулировать три возможных сценария развития блока.

I. Новый этап развития

Перемены можно наблюдать, пожалуй, лишь в риторике лидеров объединения.

В среднесрочной перспективе либералы и центристы приходят к власти в Бразилии и Венесуэле, ратификация присоединения Боливии происходит на условиях согласия этой страны на либерализацию торговли с ТА. В MERCOSUR устанавливается широкий политический консенсус. Объединение возвращается к своему изначальному предназначению – региональной экономической интеграции. Блок подписывает соглашение о ЗСТ с ЕС, США и рядом третьих стран. Происходит сближение MERCOSUR с ТА, в том числе возможно с помощью механизмов заложенных в Латиноамериканской ассоциации интеграции (ЛАИ).

II. Сохранение status quo

Приход к власти либералов в некоторых из стран MERCOSUR не меняет общего расклада сил внутри объединения. Новые правительства вынуждены считаться с отраслевыми и региональными лоббистами и защищать собственные экономики в условиях глобального кризиса. «Левая» оппозиция сохраняет значительные позиции в национальных парламентах и парламенте MERCOSUR (Parlasur) и блокирует дальнейшую либерализацию торговли. Отметим, что, к примеру, большинство аргентинских депутатов в Parlasur на сегодняшний день представляют альянс «Фронт за победу» К. Киршнер.

Переговоры о ЗСТ с ЕС в очередной раз откладываются, и в MERCOSUR усиливаются центробежные тенденции. При этом вероятно, будет снят запрет на заключение странами блока двусторонних соглашений о свободной торговле, чем активно воспользуются Уругвай, Бразилия и Аргентина.

III. Кризис интеграции

49-й саммит MERCOSUR лишний раз продемонстрировал, что объединение находится в турбулентном состоянии.

«Левые» силы в среднесрочной перспективе остаются у власти в Бразилии, Венесуэле и Боливии. Последняя при этом становится полноценным членом MERCOSUR. Новые либеральные правительства не могут достичь компромисса с социалистами по ключевым вопросам, в объединении возникает институциональный «клинч». Формально MERCOSUR продолжает существовать, поскольку страны не хотят отказываться от известного в мире «бренда», однако по сути государства начинают действовать на международной арене, исходя из исключительно национальных интересов. Уругвай и Аргентина заключают двусторонние соглашения о ЗСТ с рядом стран без санкции MERCOSUR.

Дополнительно усилить кризис может также неспособность новых либеральных правительств переломить глубокие кризисные тенденции в экономиках их стран. Это может привести к новому витку нестабильности, подобному тому, который случился в регионе в конце 1990-х – начале 2000-х, когда в Аргентине правительства менялись едва ли не каждый месяц. Функционирование MERCOSUR в подобной ситуации окажется де факто парализовано.

Итоги 49-го саммита MERCOSUR позволяют предположить, что наиболее вероятный для блока сценарий – это сохранение существующего положения дел. При этом необходимо отметить, что ни один из описанных сценариев не выглядит «позитивным» для России. Партнерские отношения РФ с государствами MERCOSUR были выстроены в первую очередь на политических связях с «левыми» правительствами, стремившимися диверсифицировать внешнеэкономические связи своих стран, за счет контрактов с Китаем, Россией, Индией, ЮАР и другими крупными игроками. Приходящие им на смену либералы и центристы скорее всего постараются сделать «разворот» в сторону налаживания контактов с США и ЕС, а также сотрудничества с создаваемыми новыми глобальными партнерствами, такими как ТПП и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП).

В ходе предвыборной компании М. Макри заявлял, что рассматривает возможность пересмотра части многомилионных контрактов, заключенных администрацией К. Киршнер с Россией и КНР. В частности, были упомянуты договоры на строительство шестого блока АЭС Атуча и ГЭС «Чиуидо-1». И хотя после телефонных переговоров с Владимиром Путиным, М. Макри, по сути, отказался от данного шага, России, вероятно, нужно быть готовой к конкуренции «на равных» с другими игроками на рынках стран MERCOSUR уже в ближайшем будущем. С учетом географической удаленности региона и не развитой логистики, это обстоятельство делает перспективы России в Латинской Америке весьма туманными. В этой связи, было бы целесообразно перевести взаимодействие с MERCOSUR в институциональное русло, что, в частности, может быть сделано по линии Евразийского экономического союза. Меморандум о сотрудничестве по торгово-экономическим вопросам между Евразийской экономической комиссией и MERCOSUR, который в настоящее время находится на рассмотрении латиноамериканской стороны, в случае его подписания, может стать хорошим подспорьем для дальнейшего сближения объединений.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся