Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 40, Рейтинг: 1.7)
 (40 голосов)
Поделиться статьей
Татьяна Щенкова

Востоковед, основатель проекта Thinkin'Asia

Пекин ужесточает контроль за иностранными инвестициями китайских компаний для борьбы с оттоком капитала и повышением эффективности вложений. Новые правила неминуемо приведут к задержке уже согласованных сделок и ограничению доступа к китайскому финансированию на международном рынке. Определять успех сделки теперь будут не только показатели финансовой эффективности, но и понимание логики и интересов китайских инвесторов.

Чего теперь ожидать потенциальным реципиентам инвестиций из КНР?

  • Наибольшие трудности в ближайшие несколько лет будут испытывать проекты в сфере гостеприимства и развлечения, а также инвестиции в гостиничный бизнес, кинотеатры и спортивные клубы.
  • В случае госкомпаний необходимо помнить о новых приоритетных отраслях, инвестиции в которые поощряются, и снижающемся интересе к проектам в сфере добычи. Начатые китайскими властями массовые антикоррупционные проверки и кампания по борьбе с роскошью существенно снизили энтузиазм госпредприятий.
  • Расширение контроля со стороны китайских налоговых органов за инвестиционной активностью зарубежных «дочек» китайских корпораций, а также борьба с оффшорными схемами требуют тщательного структурирования сделки и учета налоговых и правовых рисков, под которые попадают китайские инвесторы.
  • Иностранным компаниям следует обращать пристальное внимание на организационно-правовую форму юридического лица, осуществляющего инвестиции с китайской стороны. Вновь образованные компании и ООО попадают под особый контроль регулирующих органов, что может привести к срыву или существенной задержке сделки.
  • Необходимо учитывать риски, связанные с предоставлением финансирования в юанях. Введенные ограничения на валютные переводы, скорее всего, будут расширены и на операции в юанях, что привнесет дополнительные риски по проектам с жестким графиком финансирования.

Пекин ужесточает контроль за иностранными инвестициями китайских компаний для борьбы с оттоком капитала и повышением эффективности вложений. Новые правила неминуемо приведут к задержке уже согласованных сделок и ограничению доступа к китайскому финансированию на международном рынке. Определять успех сделки теперь будут не только показатели финансовой эффективности, а понимание логики и интересов китайских инвесторов.

Догнать и перегнать

businessinsider.com
China M&A Deal Value

2016 г. стал знаковым для китайских компаний. По данным Министерства коммерции КНР, объем нефинансовых зарубежных инвестиций вырос на 44% и превысил 170 млрд долл. Из них большая часть пришлась на сделки по слиянию и поглощению (M&A), суммарная стоимость которых достигла 107,2 млрд долл.

Важным событием стала покупка Государственной химической корпорацией Китая (ChemChina) швейцарского производителя средств защиты растений и генетического материала Syngenta AG стоимостью 43 млрд долл. В начале апреля сделка получила антимонопольное одобрение Евросоюза и официально стала крупнейшей в истории китайских компаний на мировом рынке. Одновременно китайские компании продолжили наращивать инвестиции в сфере новых технологий и услуг: свыше 40% всех зарубежных сделок M&A были заключены в сферах производства, передачи информации, программного обеспечения и информационных технологий.

Активно инвестировать за рубежом КНР начала с середины 2000-х гг., в каждом случае используя различные финансовые инструменты — льготные кредиты и договоры подряда, проектное финансирование, совместные предприятия и сделки M&A. В 2015 г. Китай стал вторым в мире нетто-экспортером капитала: объемы зарубежных инвестиций из КНР впервые превысили прямые иностранные инвестиции в китайскую экономику и составили соответственно 145,7 млрд и 135,6 млрд долл.

Помимо выросших объемов финансирования, серьезные изменения претерпела сама инвестиционная стратегия. Последние годы Китай предпочитает приобретать активы в развитых странах, в первую очередь в США и Европе, и вкладываться в новые сектора экономики, постепенно снижая объем инвестиций в энергетические и ресурсные проекты. При этом все большую роль начинают играть частные компании КНР: по итогам 2015 года на них приходится 75,6% сделок по слиянию и поглощению, а также 63,5% иностранных инвестиций. Именно частный бизнес выступает флагманом, когда речь идет о вложениях в перспективные научные разработки и технологии, а также сектор услуг и развлечений. При этом инвестиции в такие отрасли, как энергетика и добывающая промышленность, остаются прерогативой госпредприятий.

Последние годы Китай предпочитает приобретать активы в развитых странах, в первую очередь в США и Европе, и вкладываться в новые сектора экономики, постепенно снижая объем инвестиций в энергетические и ресурсные проекты.

На фоне многочисленных сделок, которыми был ознаменован 2016 г., решение китайских властей ввести ограничения на зарубежные инвестиции в 2017 г. вызвало озабоченность не только китайских инвесторов, но и всего международного рынка. В январе–феврале 2017 г. число сделок M&A с участием китайских инвесторов сократилось на 52,8% и составило в денежном выражении 13,4 млрд долл.

В конце марта китайские СМИ распространили информацию о разрабатываемой Министерством коммерции КНР и Государственным комитетом по развитию и реформе единой политике инвестирования за рубежом. Новый документ должен объединить существующие правила, а также определить процедуру утверждения проектов, финансирование, распределение и реинвестирование доходов и налоговую политику.

Попытка властей КНР структурировать сделки китайских компаний вызвана как внутренними, так и внешними факторами. Понимание этих факторов, а также логики и интересов китайских инвесторов будет определять успех в получении доступа к китайскому капиталу.

Ослабить, чтобы снова закрутить

Начиная с 2013 г., власти КНР постепенно ослабляли контроль в сфере зарубежных инвестиций для китайских компаний, руководствуясь выдвинутым Си Цзиньпином в ходе Третьего пленума ЦК КПК XVIII созыва тезисом о «решающей роли рынка в распределении ресурсов». В частности, Министерство коммерции и Государственный комитет по развитию и реформе ввели уведомительный режим для инвестиционных проектов стоимостью от 300 млн до 2 млрд долл., сохранив процедуру согласования для проектов с большей стоимостью, а также в отраслях и странах с повышенным риском. Оба ведомства передали часть согласований региональным представительствам для ускорения процесса рассмотрения заявок. Государственное управление валютного контроля в 2015 г. передало функции согласования инвестиционных проектов уполномоченным банкам.

Упрощая форму, власти страны не отказывались от контроля за содержанием, опасаясь, что излишняя свобода на фоне замедляющихся темпов экономического роста может привести к бегству капитала и неэффективным вложениям. По данным Института международных финансов, отток капитала из КНР за 2016 г. составил 725 млрд долл., поэтому перечисленные риски оказались вполне реальными. Китайские компании, в свою очередь, стремились захеджировать риски, вызванные падением курса юаня, и были заинтересованы в заключении сделок до введения новых мер контроля, которые не заставили себя долго ждать.

Осенью 2016 г. Госсовет КНР издал внутреннее распоряжение об ограничении зарубежных инвестиций китайских компаний. Запрет коснулся сделок M&A размером свыше 10 млрд долл. и инвестиций в непрофильные активы на сумму более 1 млрд долл., покупки менее 10% доли в иностранных публичных компаниях, участия в делистинге зарубежных компаний, принадлежащих китайским юридическим или физическим лицам, инвестиций в компании, чьи активы превышают собственные средства приобретателя, а также тех, что поступают от лица недавно зарегистрированных компаний и обществ с ограниченной ответственностью. Дополнительно распоряжение блокирует инвестиции с высоким риском, которые могут привести к увеличению долговой нагрузки и характеризуются низкой доходностью собственного капитала, и сделки по приобретению госкомпаниями недвижимости стоимостью свыше 1 млрд долл.

Ограничения также ввело Государственное управление валютного контроля: теперь регулятор самостоятельно контролирует все сделки размером более 50 млн долл., и проверяет переводы за границу свыше 5 млн долл. (ранее нижняя граница была 50 млн долл.). Заместитель главы Государственного управления валютного контроля Пань Гуншэн сравнил зарубежные сделки по слиянию и поглощению с «розой, у которой есть шипы» и отметил, что бизнес должен вести себя «осторожно».

Упрощая форму, власти страны не отказывались от контроля за содержанием, опасаясь, что излишняя свобода на фоне замедляющихся темпов экономического роста может привести к бегству капитала и неэффективным вложениям.

В январе 2017 г. Комитет по контролю и управлению государственным имуществом объявил о планах ввести стоп-лист, запрещающий инвестиции госкомпаний в определенные активы. Кроме того, ведомство будет строго отслеживать эффективность сделок, доходность и законность сделок, совершаемых предприятиями за рубежом.

Еще одной интересной мерой стал призыв к китайским компаниям выплачивать дивиденды, озвученный главой Китайской комиссии по регулированию рынка ценных бумаг Лю Шиюем. По словам чиновника, «выплата дивидендов — базовая награда для инвестора», и комиссия будет принимать «жесткие меры» в отношении компаний, которые многие годы ни разу не выплачивали дивиденды, хотя финансовое положение им это позволяло. Рекордные по размерам дивиденды за 2016 г. выплатила угольная компания China Shenhua Energy — 0,07 центов на акцию (рост на 43,8% по сравнению с 2015 г.), помимо специальных дивидендов в размере 0,36 центов. Общий размер выплат составил 8,6 млрд долл. или 237% годовой чистой прибыли. Примеру China Shenhua Energy последовал мобильный оператор China Mobile, повысивший квартальные дивиденды до 0,16 центов. За весь 2016 г. компания выплатила 0,29 центов на акцию, что составляет 46% ее прибыли.

Отдельные изменения также коснулись налогового регулирования. В рамках плана ОЭСР по борьбе с размыванием налогооблагаемой базы и выведением прибыли из-под налогообложения (BEPS) Китай ужесточает законодательство в отношении контролируемых иностранных компаний, а также вводит правила обязательного мониторинга налоговых рисков в крупных корпорациях.

Новые подходы к старым проблемам

Понимание перечисленных особенностей регулирования китайских зарубежных инвестиций позволит избежать ошибок на стадии привлечения капитала и снижает риски получить отказ официальных госорганов на финальных стадиях согласования.

В частности, иностранным компаниям следует обращать пристальное внимание на организационно-правовую форму юридического лица, осуществляющего инвестиции с китайской стороны. Вновь образованные компании и общества с ограниченной ответственностью попадают под особый контроль регулирующих органов, что может привести к срыву или существенной задержке сделки. В случае с валютным контролем необходимо учитывать риски, связанные с предоставлением финансирования в юанях. Введенные ограничения на валютные переводы, скорее всего, будут расширены и на операции в юанях, что существенно ограничит возможности инвесторов, и привнесет дополнительные риски по проектам с жестким графиком финансирования.

Наибольшие трудности в ближайшие несколько лет будут испытывать проекты в сфере гостеприимства и развлечения, а также инвестиции в гостиничный бизнес, кинотеатры и спортивные клубы. В последние годы большинство непрофильных инвестиций китайских компаний осуществлялись именно в этих сферах, что привело к их попаданию в список «проблемных проектов», которые китайские ведомства согласовывают особенно неохотно.

Наибольшие трудности в ближайшие несколько лет будут испытывать проекты в сфере гостеприимства и развлечения, а также инвестиции в гостиничный бизнес, кинотеатры и спортивные клубы.

В случае госкомпаний необходимо помнить о новых приоритетных отраслях, инвестиции в которые поощряются (в частности, инновационные технологии), и снижающемся интересе к проектам в сфере добычи. Кроме того, начатые китайскими властями массовые антикоррупционные проверки и кампания по борьбе с роскошью существенно снизили энтузиазм госпредприятий, что привело к еще большему затягиванию процесса согласований и частым отказам от реализации проектов.

Отдельное внимание при работе с китайскими партнерами следует уделить вопросу оптимизации налогообложения. Расширение контроля со стороны китайских налоговых органов за инвестиционной активностью зарубежных «дочек» китайских корпораций, а также борьба с оффшорными схемами требуют тщательного структурирования сделки и учета налоговых и правовых рисков, под которые попадают китайские инвесторы.

Несмотря на ограничения, китайские компании продолжат инвестировать за рубежом. Введение единой политики, разрабатываемой Министерством финансов и Госкомитетом по развитию и реформе, в первую очередь будет направлено на защиту китайских инвестиций за рубежом и структурирование требований и контроля за проведением сделок. Все это должно привести к повышению эффективности вложений компаний и задать более четкие рамки, с которыми будет легче работать как китайским инвесторам, так и их иностранным партнерам.


Оценить статью
(Голосов: 40, Рейтинг: 1.7)
 (40 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся