Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Виктор Катона

Специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

В Польше и странах Прибалтики рост конфронтации между Россией и Западом вписался в общую канву не совсем уравновешенного и объективного восприятия восточного соседа, и дал почву, среди всего прочего, для появления научных докладов, в которых недвусмысленно говорится о необходимости расширить присутствие американских военных сил на территории этих стран. Именно такой документ был опубликован в августе 2015 г. Польским институтом международных отношений (PISM) под названием «Военное присутствие США в Центральной Европе: Последствия для стратегической адаптации НАТО, сдерживания и единства союзников».

Украинский кризис привел к множеству международных последствий — экономические санкции в отношении России стеснили ее пространство для маневра на мировом рынке, политическое сопротивление Западных стран похоронило «Группу восьми» и перспективы новых масштабных совместных инициатив. В Польше и странах Прибалтики рост конфронтации между Россией и Западом вписался в общую канву не совсем уравновешенного и объективного восприятия восточного соседа, и дал почву, среди всего прочего, для появления научных докладов, в которых недвусмысленно говорится о необходимости расширить присутствие американских военных сил на территории этих стран.

Именно такой документ был опубликован в августе 2015 г. Польским институтом международных отношений (PISM) под названием «Военное присутствие США в Центральной Европе: Последствия для стратегической адаптации НАТО, сдерживания и единства союзников».

Автор — Артур Кацпржик — выступает за увеличение численности американских войск на территории Центральной и Восточной Европы, принимая во внимание тот факт, что после украинского конфликта и «враждебного отношения» со стороны России, Соединенные Штаты оказались наиболее решительным и дееспособным союзником вышеупомянутых стран. Постановка вопроса о дислокации военного контингента — лишь логическое продолжение намерений Пентагона разместить свое тяжелое оружие на территории стран «новой Европы» для покрытия нужд американских военных сил, находящихся в регионе по ротационному принципу.

Автор часто оперирует понятием Центральной и Восточной Европы однако список затронутых стран сводится к Польше и странам Прибалтики.

Автор часто оперирует понятием Центральной и Восточной Европы («страны ЦВЕ, обеспокоенные действиями России, активно поддерживают действия США»), однако список затронутых стран сводится к Польше и странам Прибалтики. Другие страны ЦВЕ, о которых в докладе не упоминается, отвергают идею постоянного размещения американского батальона на своей территории. Словакия и Чехия отказались даже от базирования тяжелого вооружения, Венгрия, несмотря на опасения по поводу реакции Москвы, согласилась на размещение 50 боевых машин взамен на американские инвестиции в модернизацию военной инфраструктуры страны.

Эстония, Латвия, Литва и Польша с удовлетворением восприняли инициативу США по размещению тяжелого вооружения, увидев в этом шаге проявление приверженности Белого дома к обеспечению безопасности балтийского региона.

www.7est.ro
Американские истребители F-22 Raptor
прибыли в Польшу на военную базу в городе
Ласк в рамках тренировочной миссии

Автор утверждает, что в чем большей степени Соединенные Штаты демонстрируют приверженность к защите балтийского региона, тем больше Россия рискует, что ее «агрессия против НАТО» превратится в глобальное противостояние с мощнейшей военной супердержавой мира. Зачем России нападать на прибалтийские страны или на Польшу, в докладе не анализируется. А. Кацпржик предполагает, что официальная Москва может использовать российские диаспоры в странах Прибалтики для создания политического кризиса, реакцией на который станет неизбежное военное вторжение военных сил России с целью защиты живущих там россиян. Однако автор в своем докладе вовсе не отражает тот факт, что урегулированием проблемы российской диаспоры в Прибалтике и предоставлением им базовых прав человека — на данный момент, порядка 300 000 не-граждан Латвии и чуть менее 100 000 не-граждан Эстонии не имеют права голосовать или избираться — можно в разы более эффективно решить вопросы безопасности региона, нежели акцентированием внимания на мнимой, и неизбежной, российской угрозе.

А. Кацпржик описывает, как с самого начала украинского кризиса Соединенные Штаты действовали оперативнее, нежели другие союзники по НАТО. Еще в марте 2014 г., до принятия мер на уровне НАТО, Пентагон разместил самолетные системы дальнего радиолокационного обнаружения и предупреждения в регионе Прибалтики. Подчеркивается, что Соединенные Штаты — по сей день единственные, кто имеет постоянно размещенные военные силы в заинтересованных странах, пусть и на ротационной основе.

Двухвекторность американской защиты

Шаги Соединенных Штатов следовало бы трактовать как односторонний произвол, бросающий вызов (декларируемому) коллективному методу принятия решений в рамках Североатлантического альянса.


Обеспечение безопасности Польши, Литвы, Латвии и Эстонии подпадает под действие двух параллельно существующих инициатив — План по обеспечению готовности (RAP) и Европейская инициатива усиления гарантий (ERI).

План по обеспечению готовности был сформирован на саммите НАТО в Ньюпорте в сентябре 2014 г. Он, помимо прочего, подразумевает усиление присутствия истребителей НАТО для охраны воздушного пространства Прибалтики, разведывательные полеты над территорией заинтересованных государств Восточной Европы, привлечение большего количества суден ВМС для патрулирования вод Балтийского моря, а также размещение сухопутных войск на ротационной основе. План также включает в себя заблаговременное складирование вооружений в Восточной Европе и улучшение национальной инфраструктуры стран-членов, хотя впоследствии оказалось, что эти меры Пентагон будет реализовывать на двусторонней основе. Среди всех нововведений автор выделяет решение об открытии командных пунктов НАТО в странах Восточной Европы и создании Сил быстрого реагирования НАТО, вследствие чего перемещение военных сил в страны Прибалтики или в Польшу Альянс сможет реализовать в течение 1-2 дней. Силы быстрого реагирования НАТО, численность которых составит до 5000 военнослужащих, будут сильно зависеть от Соединенных Штатов, так как подчиняются Верховному главнокомандующему ОВС НАТО в Европе (а он гражданин США), и также играют ключевую роль в сфере разведки, материально-технического обеспечения, войск специальных назначений, дозаправки и многих других.

Европейская инициатива усиления гарантий — исключительно американская затея. Обладая бюджетом чуть ли не в 1 млрд долл., ERI — приоритетный инструмент для Пентагона для проведения военных маневров в странах Центральной и Восточной Европы и ротационного размещения там военных сил. Именно в рамках данной инициативы США провели противоракетные маневры в Польше в марте 2015 г. и марш через страны региона 2-го разведывательного полка США, получивший столь широкое освещение в мировых СМИ. По мнению автора, Европейская инициатива усиления гарантий представляет собой «дополнение» к RAP, однако фактически эти явления — два вектора одной внешнеполитической линии, где различия между двумя программами объясняются лишь нежелательностью (для Пентагона) действовать в многостороннем, то есть институциональном, порядке.

В основе его лежит простой призыв — обращенный к Соединенным Штатам — действовать.

Таким образом, А. Кацпржик порой переусердствовал с апологетикой военно-политических действий Соединенных Штатов. Описывая решение Белого дома разместить тяжелое вооружение в странах Прибалтики и Польше за несколько дней до проведения встречи министров обороны стран-членов НАТО, автор говорит о «лидерстве» США и «способности внести значимый вклад» в функционирование альянса. Эти шаги Соединенных Штатов следовало бы трактовать как односторонний произвол, бросающий вызов (декларируемому) коллективному методу принятия решений в рамках Североатлантического альянса. Термин «суверенитет», а в ходе привлечения иностранных войск на национальную территорию он обязан появиться, напрочь отсутствует в докладе, да и слово «односторонний» встречается один раз — А. Кацпржик утверждает, что, в случае возможного нападения со стороны России, односторонний ответ военных сил Соединенных Штатов был бы более оперативным и эффективным по сравнению с Силами быстрого реагирования НАТО. В докладе содержится секция, названная «Положительный эффект действий США для НАТО и восприятие в Центральной и Восточной Европе», однако про отрицательные последствия — утрату национального суверенитета, усиленное влияние США на внутреннюю политическую жизнь в стране — ни слова, что усиливает пропагандистский характер исследования.

Апологетика унилатерализма

Не допустить войны: как снизить риски
военных инцидентов между Россией и НАТО?
Заявление Специальной рабочей группы
проекта «Строительство Большой Европы»

Автор выдвигает тезис, что размещение американских войск вне рамок программ НАТО более выгодно с точки зрения эффективности защиты. Российская армия, не раз доказавшая свою способность перебрасывать военные силы в течение кратчайшего времени, может, как полагает А. Кацпржик, в ходе молниеносной операции «отрезать» прибалтийские государства от остальных стран континента и, используя положение Калининградской области, преградить путь силам НАТО. Преимущество дислокации американских войск: в случае российского нападения, военные силы США, в силу оперативности принятия решения (в отличие от забюрократизированного НАТО) и своего профессионализма, могли бы сдерживать российскую армию до тех пор, пока в конфликтную зону не прибудет подкрепление. К тому же российская армия в таком случае совершила бы нападение на лидера Североатлантического альянса, что неизбежно повлекло бы за собой реакцию других западных государств. Будь то недостаток профессионализма или претензия на научное обоснование желаемого — ничем не обоснованные спекуляции в данной работе играют слишком большую роль.

Главный тезис доклада PISM заключается в том, что, несмотря на все принятые на данный момент меры и инициативы Соединенных Штатов и НАТО, Польша, Литва, Латвия и Эстония нуждаются в постоянном присутствии американских военных сил на своей территории, чтобы противостоять российской угрозе. Автор осознает, что для реализации такой цели необходимо преодолеть ряд препятствий и предлагает свои решения, порой вполне оригинальные, хотя не до конца осмысленные.

Германия традиционно выступает против создания военных баз НАТО на территории Польши, предлагая реанимировать Совет Россия-НАТО.

Заключенный в 1997 г. Основополагающий акт Россия-НАТО включает в себя пункт, согласно которому НАТО обязуется осуществлять свою коллективную оборону не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил. После воссоединения России с Крымом, как полагает автор, «нынешние и обозримые» условия безопасности в Европе изменились, следственно, Альянсу следует выбрать из трех возможных вариантов:

  • Добиться внутри НАТО определения «существенных боевых сил», не нарушая Основополагающий акт, и исходить из него;
  • (так как уже слишком поздно договариваться с Россией по поводу «существенных боевых сил») Исходить из ранее озвученных Россией предложений и разместить военные силы не свыше бригадного уровня;
  • Отменить Основополагающий акт, который напрасно ограничивает возможности Альянса.

Самый примечательный второй пункт, так как в нем наиболее очевидно проявляются недостатки доклада А. Кацпржика. Россия действительно предлагала НАТО закрепить, что «развертывание на постоянной основе на территориях новых стран-членов альянса сил свыше бригадного уровня не будет соответствовать новому характеру отношений между РФ и НАТО», однако это предложение было отвергнуто Североатлантическим альянсом. Как отвергнутое предложение может быть использовано в качестве исходного пункта стратегии НАТО, в докладе не уточняется.

Опасения и желания

Невозможно с точностью сказать, что представляет собой доклад PISM, однако в основе его лежит простой призыв — обращенный к Соединенным Штатам — действовать. Автор подчеркивает, что Польша и страны Прибалтики хотя и примут вооруженные силы из других стран-членов НАТО на своей территории, в первую очередь заинтересованы в размещении американской армии, подчеркивая ее профессионализм и способность вести за собой остальные страны Запада (очередной пример эвфемизации).

Помимо пожеланий польского истеблишмента А. Кацпржик выявляет и его страхи — например, опасения по поводу того, что Конгресс или Белый дом могут посчитать обеспечение безопасности Польши и Прибалтики менее приоритетной задачей, нежели реализацию соглашения с Ираном и противоборство Исламскому государству, или занизить масштаб помощи странам региона ввиду финансовых ограничений. Автор также осознает проблему европейских государств-членов НАТО, не желающих тратиться в должной мере (2% ВВП) на военные расходы и вызывать какой-либо конфликт с Россией. Германия традиционно выступает против создания военных баз НАТО на территории Польши и не намерена участвовать в эскалации военно-политического противостояния с Россией, предлагая реанимировать Совет Россия-НАТО.

REUTERS/Ints Kalnins/Pixstream
Юрий Надточей:
Возвращение к Лафайету

Главный фактор реализации поставленной цели — готовность самих Соединенных Штатов на такой шаг. При наличии желания, несмотря на разворот в сторону Азии, сопротивление европейских стран-членов НАТО, необходимость действовать в одиночку, риск спровоцировать ответные меры со стороны России, Вашингтон бы не задумываясь разместил бригаду лучших подразделений страны в Польше и странах Прибалтики. Однако для американского истеблишмента это лишь маргинальные темы на фоне практически повсеместного внешнеполитического хаоса, разразившегося в последние годы, и именно поэтому Белому дому удобно упрекать партнеров по НАТО в недостаточной приверженности идее атлантизма, сплоченности в отношении российской угрозы и пр.

Призыв к размещению американских военных сил будет регулярно возникать по мере приближения следующего Саммита НАТО, который состоится в июле 2016 г. в Варшаве. Учитывая, что Соединенные Штаты, не желая предпринимать резких действий, тем более в год президентских выборов, по всей видимости, не решатся на постоянное размещение войск в прибалтийских странах, надежда на фактическое воплощение в жизнь этого замысла может пропасть и раньше. Прогнозов в докладе PISM нет, впрочем, они и не нужны, ведь политические призывы не подлежат изучению, их суть не в том, чтобы они были правдивы, а в том, чтобы их кто-то услышал.

 

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся