Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.67)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Виктор Сумский

Д. ист.н., директор Центра АСЕАН при МГИМО МИД России, эксперт РСМД

В Малайзии в результате парламентских выборов произошла смена власти. Старейшая партия Малайзии — Объединенная малайская национальная организация — впервые потерпела электоральное фиаско. Наибольшее количество мест в парламенте теперь будет занимать оппозиционная коалиция Pakatan Harapan. Сегодня главный вопрос состоит в том, сможет ли Pakatan Harapan предложить обновленную формулу компромисса, который устроил бы основные этнические сообщества, проживающие в многонациональной Малайзии?

Для Pakatan Harapan приоритетна тема социальной справедливости, тема противодействия социальному расслоению как оборотной стороне глобализации, в которую Малайзия, как и другие страны Восточной Азии, вписывалась и вписывается не всегда осмотрительно. Возглавляет правительство лидер оппозиции, сыгравший особую роль в ее объединении, — 92-летний Махатхир Мохамад, занимавший пост премьер-министра Малайзии с 1981 по 2004 гг. и освободивший этот пост 14 лет назад по собственной воле.


Парламентские выборы, состоявшиеся 9 мая 2018 г. в Малайзии, — 14-е по счету с момента обретения независимости — обернулись сменой власти в стране. Вопреки бодрым прогнозам политтехнологов, обслуживавших Объединенную малайскую национальную организацию (ОМНО) — старейшую партию, возглавлявшую межпартийный Национальный фронт и формировавшую в течение шести десятилетий, отмеченных ускоренным экономическим ростом, все кабинеты министров федерального уровня, — она впервые в своей истории потерпела электоральное фиаско. Национальному фронту досталось лишь 79 мандатов из 222 (доля ОМНО — 54), тогда как оппозиционная коалиция Pakatan Harapan («Союз надежды») провела в парламент 122 своих представителя. Еще 18 кандидатов были избраны от консервативной Панмалайской исламской партии (PAS).

Если потери ОМНО тяжелы, но пока не смертельны, то в сравнении с ними потери ее главных партнеров по Национальному фронту выглядят, фигурально выражаясь, как несовместимые с жизнью.

Не менее показательны итоги выборов в законодательные органы 12 субъектов федерации: Pakatan Harapan обеспечила себе большинство в восьми из них, PAS — в двух (что рассматривается комментаторами как успех) и только в двух оставшихся первенство удерживает Национальный фронт.

Если потери ОМНО тяжелы, но пока не смертельны, то в сравнении с ними потери ее главных партнеров по Национальному фронту — Китайской ассоциации Малайзии (КАМ) и Индийского конгресса Малайзии (ИКМ) — выглядят, фигурально выражаясь, как несовместимые с жизнью. В активе КАМ всего одно место в федеральном парламенте, на счету ИКМ — два.

pashinian2m.jpg
REUTERS

В Малайзии, стране, где бок о бок с малайцами и представителями других коренных народов проживают миллионы выходцев из Китая и Индии, связка ОМНО – КАМ – ИКМ долгие годы выглядела как сила, обеспечивающая ту степень взаимопонимания между этническими общинами, без которой социальный мир невозможен. С течением времени, однако, становилось все яснее, что высшие функционеры всех трех партий заняты главным образом гармонизацией запросов общинных элит и все менее восприимчивы к настроениям неэлитарного большинства. На то, что эта позиция не устраивает большое число избирателей — будь то китайцы, индийцы или малайцы, — указывали неутешительные, но все же не катастрофические результаты выборов 2008 и 2013 гг. Как показали нынешние выборы, правительство во главе с премьером Наджибом Разаком не оценило эти сигналы должным образом, предпочитая компенсировать свои слабости (включая репутационные потери из-за скандала, связанного с хищением средств из государственного фонда 1MDB) посредством нажима на СМИ, перекройки границ избирательных округов в пользу Национального фронта и пр. И вот теперь их настигло возмездие: ОМНО лишается драгоценного «административного ресурса», который до сих пор принимала как должное; Национального фронта как орудия контроля над парламентским процессом больше нет, а элитарные межэтнические договоренности, дистигнутые в его рамках, теряют актуальность.

Долг победителей — конструктивно обновить и перезапустить государственно-политическую систему. Решить эту задачу невозможно, не подвергнув ревизии официальный курс на комплексную поддержку малайской общины в интересах скорейшего повышения ее благосостояния и экономических возможностей. Проводимый с начала 1970-х гг. и предполагавший резервирование за малайцами определенной доли акций местных компаний, предоставление им преимуществ при поступлении в вузы, льгот на приобретение жилья и пр., этот курс сегодня жестко критикуется, с одной стороны, как превращающий некоренное население в граждан второго сорта, а с другой — как де-факто потворствующий коррупции и малоэффективный (в том смысле, что привилегии не помогают развитию предпринимательских навыков у малайцев). Если из среды китайцев и индийцев слышны призывы к скорейшему и безоговорочному отказу от данной линии, то большинство малайцев, так или иначе, настаивают на ее продолжении.

В лице Pakatan на политическую авансцену Малайзии выходит если не состоявшаяся межэтническая коалиция, то по крайней мере образование, претендующее на то, чтобы стать таковой.

Способна ли Pakatan Harapan предложить обновленную формулу компромисса, который устроил бы основные этнические сообщества? В лице Pakatan на политическую авансцену Малайзии выходит если не состоявшаяся межэтническая коалиция, то по крайней мере образование, претендующее на то, чтобы стать таковой. Причем социальную опору организаций, входивших в Pakatan на момент выборов — Партии народной справедливости, Партии демократического действия, Единой партии коренного населения Малайзии и Партии национального доверия, — составляют представители политически активного среднего класса, окрепшего в процессе модернизации страны. Судя по предвыборным декларациям, эти люди смотрят на вещи несколько иначе, чем их предшественники во власти. Для них приоритетна тема социальной справедливости, тема противодействия социальному расслоению как оборотной стороне глобализации, в которую Малайзия, как и другие страны Восточной Азии, вписывалась и вписывается не всегда осмотрительно. В современных условиях линия новой власти на борьбу с бедностью как таковой могла бы стать адекватным продолжением прежней политики поощрения малайцев, при отказе от тех ее элементов, которые заведомо раздражают китайцев и индийцев. Ведь основную массу бедных в нынешней Малайзии составляют именно этнические малайцы (как, впрочем, и коренные жители Северного Борнео).

Гарантий, что тяга к сотрудничеству возобладает в Pakatan над центробежными тенденциями, не даст никто.

Конечно, до всего этого надо дожить, и гарантий, что тяга к сотрудничеству возобладает в Pakatan над центробежными тенденциями, не даст никто. В конце концов, предсказания относительно того, что победа оппозиции на выборах 2018 г. маловероятна, потому как в ней сошлись группировки и деятели, плохо совместимые друг с другом, возникали не на пустом месте. Но ведь в решающий момент эти люди и силы все-таки сплотились, и лидер, сыгравший в сплочении оппозиции решающую роль, сегодня возглавляет новое правительство. Впрочем, точнее было бы сказать, что он вернулся во власть, поскольку это д-р Махатхир Мохамад (р. 1925 г.), занимавший пост премьер-министра Малайзии (и одновременно президента ОМНО) дольше, чем кто-либо другой, с 1981 по 2004 гг., и освободивший этот пост 14 лет назад по собственной воле.

Обстоятельства и мотивы, побудившие «доктора М» окунуться в политику с головой в том возрасте, до которого подавляющее большинство людей просто не доживает, и при этом добиться столь впечатляющих результатов, заслуживают отдельного рассмотрения.

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.67)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся