Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД

Первое впечатление от Мюнхенской конференции — отношения России и Запада все больше напоминают «игру в цыпленка». Два «самолета» несутся навстречу друг другу. Экипаж каждого считает принципиально важным не сворачивать с намеченного курса. Выигрыш одного возможен только за счет проигрыша другого. Пойти на уступки и свернуть одновременно – почти невозможная задача. Ведь экипажи двух «самолетов» принципиально не доверяют другу другу. Хорошо, мы свернем. А они нет? В итоге обе машины с завидным упорством идут в лобовую атаку. Разбиться насмерть! Но не свернуть.

Первое впечатление от Мюнхенской конференции — отношения России и Запада все больше напоминают «игру в цыпленка». Два «самолета» несутся навстречу друг другу. Экипаж каждого считает принципиально важным не сворачивать с намеченного курса. Выигрыш одного возможен только за счет проигрыша другого. Пойти на уступки и свернуть одновременно – почти невозможная задача. Ведь экипажи двух «самолетов» принципиально не доверяют другу другу. Хорошо, мы свернем. А они нет? В итоге обе машины с завидным упорством идут в лобовую атаку. Разбиться насмерть! Но не свернуть.

Раздираемая гражданской войной Украина — краеугольный пункт этой игры. Киевские власти и повстанцы Донецка и Луганска — на острие атаки. Противостояние здесь зашло уже столь далеко, что превратилось в самодостаточную систему. Мало кто заинтересован в смене курса. Для всех сторон прекращение войны — большой риск в краткосрочной перспективе. Хотя в долгосрочной перспективе продолжение войны едва ли не смертельно. Парадоксальным образом соображения краткосрочной выгоды перевешивают опасения долгосрочного плана. Поведение сторон напоминает пациента, которому проще умереть от смертельной болезни, чем выдержать укол.

Для руководства Украины завершение боевых действий чревато серьезными уступками и что еще важнее — возвращением домой десятков тысяч вчерашних солдат и комбатантов. Это серьезная сила, контролировать которую будет крайне сложно. Станет труднее списывать на войну упадок экономики и резкое снижение качества жизни, консолидировать общество перед лицом внешней угрозы. Очередная революция в наводненной оружием стране — вполне реальная перспектива. Шансы на это тем выше, чем большими будут политические потери Украины при выходе из войны.

Для повстанцев война — способ политического выживания. Наладить мирную жизнь в Донецкой и Луганской областях им будет намного сложнее, нежели собственно украинским властям на остальной территории. Хозяйство регионов в значительной степени уничтожено войной, трудоспособное население либо покинуло свои дома, либо встало под ружье. Ожидать восстановления собственными силами не приходится даже в отдаленном будущем, а Украина на себя такие обязательства вряд ли возьмет. Политический режим неизбежно будет более суровым, а значит и менее привлекательным. Понятно, что война загонит регион в еще большую пропасть. Но ее прекращение потребует кардинальной перестройки самого принципа жизнедеятельности самопровозглашенных республик. А это тоже большой риск для их руководителей.

Даже в случае достижения соглашения, обе стороны неизбежно будут подозревать друг друга в обмане. Глазами повстанцев  использование мирной передышки нужно лишь для перегруппировки украинских сил с целью возобновить войну. Точно также данный риск воспринимается и в Киеве, — передышка даст время на создание уже полноценной повстанческой армии, справиться с которой будет еще сложнее. Так собственно и произошло с минскими соглашениями.

Thomas Kienzle / AFP

И украинские власти, и повстанцы с надеждой смотрят на своих покровителей, ожидая от них всеобъемлющей поддержки, а подчас и провоцируя их на такую поддержку. Дайте оружия! Дайте денег! Дайте, дайте, дайте ...

Отличие крупных игроков (России, ЕС, США) в этой ситуации состоит в том, что они могут позволить себе роскошь долгой игры. Да, экономика России подорвана экономическим кризисом. Но остающийся запас прочности вполне конкретно выражен в политической воле российского руководства на длительную борьбу. Да, ЕС страдает от потери российского рынка. Равно как и от потери рынка украинского (его уничтожает война). Но он выживет без них, а значит тоже может терпеть. Да, США предпочли бы иметь в лице Восточной Европы и России спокойный тыл — проблем им хватает и в других частях света. Но ресурсов вполне хватит хотя бы для минимальной поддержки Украины и сдерживания России.

Казалось бы, такой расклад делает тлеющую войну неизбежной. Если бы не одно «но». Дальнейшая эскалация и тактика «зуб за зуб» вполне может привести к потере контроля над ситуацией. С каждым новым витком амплитуда колебаний маятника войны будет все более широкой. Политические лидеры окажутся заложниками своих собственных военных и бюрократических машин, да и общественных сил, которые уже заряжены на конфликт. И которые нельзя будет остановить. Представьте политические потери любого лидера, который даже сейчас вдруг пойдет на уступки. Его заклюет общественное мнение, до этого как следует обработанное пропагандой. И уж как минимум не поймут собственные генералы и бюрократы.

REUTERS/Maxim Zmeyev
Владислав Белов: Свет в конце тоннеля?

В сухом остатке. Чем дольше будет война, тем в большей степени она будет засасывать в свою воронку. И тем меньше будет возможностей у конкретных лидеров повлиять на ситуацию. До тех пор, пока одна из сторон не будет истощена до такой степени, чтобы выкинуть белый флаг. При этом в сознании каждого будет установка — они, по ту сторону баррикад — вот-вот развалятся и сдадут позиции, а нам нужно продержаться всего ничего. Это «всего ничего» затянется на годы. В итоге проиграют все. И что самое печальное — ни одна из украинских проблем не будет решена.

Самоподдерживающуюся систему конфликта пора ломать. Формула решения —предмет торга. Будет ли это «чеченский вариант», «приднестровский вариант» или иной вариант — важно тактически. Стратегически необходимо запустить деэскалацию, сохранить контроль над ситуацией, пока политическая воля вообще хоть что-то может решить, а диалог возможен хоть в каком-то формате.

Похоже, что сегодня в мире кровно заинтересованы только те, кто каждый день проводит под бомбежками и перестрелками с обеих сторон. Но рано или поздно на кону будет судьба всех пассажиров «самолетов», которые несутся друг на друга. И «пилотам» пора об этом задуматься. Челночная дипломатия европейских лидеров в такой ситуации дает призрачные шансы, которые нельзя упускать.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?
    Необходимо настаивать на сохранении традиционных подходов в области контроля и сокращения вооружений  
     272 (40%)
    Это серьезная угроза для мира. Нужны оригинальные инициативы по сотрудничеству в ядерной сфере, например, такие  
     213 (31%)
    Соблюдать паритет, включаться в ядерную гонку  
     106 (16%)
    Искать асимметричные средства нападения  
     87 (13%)

Текущий опрос

Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?*
Бизнесу
Исследователям
Учащимся