Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Юрий Квашнин

К.и.н., зав. сектором исследований ЕС ИМЭМО РАН, эксперт РСМД

Разворачивающиеся в последнюю неделю события вокруг Греции все больше напоминают сюжет хрестоматийной басни про лебедя, рака и щуку, с той лишь разницей, что ее герои не были ограничены во времени, а греческому правительству, европейским кредиторам и Международному валютному фонду придется достичь согласия относительно многомиллиардного долга страны в сжатые сроки. Если им это не удастся, нельзя исключать повторения ситуации 2015 г., когда из-за неспособности сторон договориться Греция оказалась на грани дефолта.

Разворачивающиеся в последнюю неделю события вокруг Греции все больше напоминают сюжет хрестоматийной басни про лебедя, рака и щуку, с той лишь разницей, что ее герои не были ограничены во времени, а греческому правительству, европейским кредиторам и Международному валютному фонду придется достичь согласия относительно многомиллиардного долга страны в сжатые сроки. Если им это не удастся, нельзя исключать повторения ситуации 2015 г., когда из-за неспособности сторон договориться Греция оказалась на грани дефолта.

На этот раз возмутителем спокойствия стал МВФ, опубликовавший 7 февраля доклад, в котором после весьма немногословного перечисления достигнутых Грецией успехов в преодолении макроэкономических дисбалансов констатировалось, что греческий государственный долг, приблизившийся к 184% ВВП, крайне неустойчив. Большинство директоров МВФ (хотя и не все) сошлись во мнении, что дальнейшая политика бюджетной экономии (или, в терминологии Фонда, «финансовая консолидация») не даст должного эффекта и лишь запустит новую волну экономического спада, что автоматически подорвет способность Греции погашать свои долговые обязательства. Максимум, что можно сделать, — провести небольшую корректировку фискальной политики, то есть расширить налогообложение физических лиц, ужесточить борьбу с уклонением от уплаты налогов, но при этом снизить налоговую нагрузку на бизнес и тем самым стимулировать экономическую активность предприятий, а также продолжить либерализацию рынка труда, приватизацию госсектора и другие ранее запланированные реформы. Но и в случае их успешного завершения долговую проблему решить не удастся. Даже при благоприятном сценарии к 2060 г. госдолг достигнет 275% ВВП, а общие финансовые потребности Греции (GFN) [1] возрастут с 20 до 62% ВВП.

Накануне предстоящего избирательного цикла, стремящиеся переизбраться политики опасаются, пойдя на уступки Греции, встретить шквал критики со стороны своих политических конкурентов.

В связи с этим эксперты МВФ настаивают на том, что европейские институциональные кредиторы (Европейский фонд финансовой стабильности, Европейский центральный банк), на долю которых приходится большая часть греческого долга, должны осуществить его масштабную реструктуризацию. Каким образом ее проводить — в докладе не указывается (называются лишь целевые показатели), но эксперты МВФ давно не скрывают, что без прямого списания части задолженности не обойтись. Об этом директор-распорядитель МВФ К. Лагард открыто заявляла еще летом 2015 г., обосновывая решение Фонда не участвовать в третьей программе финансовой помощи Греции объемом в 86 млрд евро.

AFP / FRÁNCFORT
Кристин Лагард

Отметим, что критика МВФ выглядит более чем обоснованной. За последние семь лет Греция превратилась в «бездонную бочку», в которую приходится вкладывать все больше и больше средств без особых надежд, что их когда-либо удастся вернуть. Выход, казалось бы, очевиден — произвести единовременное списание части долга и предоставить Греции возможность самостоятельно (то есть путем размещения облигаций на коммерческих условиях) выплачивать оставшуюся задолженность. Но такой вариант категорически не устраивает лидеров стран Европейского союза, поскольку для этого им придется объяснять своим избирателям, почему предыдущая политика спасения Греции провалилась, а переданные греческому правительству деньги никогда не вернутся. С политической точки зрения гораздо проще «тянуть кота за хвост», создавая видимость того, что ситуация вокруг Греции обрела, наконец, устойчивость. Раньше это делалось за счет хорошо знакомого арсенала мер. Кредиторы заставляли греческое правительство урезать расходы и повышать налоги, с тем чтобы направить сэкономленные средства на долговые выплаты (даже если это вело к спаду в экономике), а в обмен на это постепенно сокращали проценты по займам и растягивали сроки их погашения. Но в последнее время эта схема явно пробуксовывает. И виной тому опять же не столько экономика, сколько политика.

За последние семь лет Греция превратилась в «бездонную бочку», в которую приходится вкладывать все больше и больше средств без особых надежд, что их когда-либо удастся вернуть.

Во-первых, изменилась ситуация в самой Греции. Полтора года назад правительство А. Ципраса имело огромный кредит доверия со стороны избирателей и могло претворять в жизнь даже те меры, которые в корне противоречили его предвыборной программе. Но с каждым месяцем это делать все сложнее. Согласно проведенным в конце 2016 г. опросам общественного мнения, уровень поддержки правящей леворадикальной партии СИРИЗА составляет всего 15–16%, в то время как ее главный конкурент — правоцентристская «Новая демократия» — может рассчитывать на 30–32% голосов избирателей. Не намного выше личный рейтинг самого А. Ципраса: лишь 19,5% греков полагают, что он справляется с обязанностями премьер-министра. При сохранении такой динамики на следующих выборах левых радикалов ждет оглушительный провал, а сама партия рискует уйти в политическое небытие. Единственный способ для нее хоть как-то упрочить свои позиции — проявить твердость и принципиальность на переговорах с кредиторами. Поэтому в недавнем интервью газете «Эфимерида» А. Ципрас заявил, что парламент Греции не допустит сокращения бюджета даже на один евро.

Во-вторых, в странах ЕС также возрастает недовольство в связи с неопределенностью вокруг Греции. Накануне предстоящего избирательного цикла (в марте пройдут парламентские выборы в Нидерландах, в апреле–июне — президентские и парламентские выборы во Франции, в сентябре — выборы в бундестаг в ФРГ) стремящиеся переизбраться политики опасаются, пойдя на уступки Греции, встретить шквал критики со стороны своих политических конкурентов. Оптимальным вариантом было бы, конечно, переложить часть расходов на МВФ. Некоторые страны, например Нидерланды и Финляндия, уже давно на этом настаивают. Но как это сделать, не прибегая к списанию греческого долга, неясно. На минувшей неделе глава Еврогруппы Й. Дейсселблум в очередной раз выразил удивление излишней жесткостью доклада МВФ и усомнился в достоверности предложенных в нем оценок, но директора Фонда пока стоят на своем. Масла в огонь подливает позиция нового президента США (страны, имеющей наибольшее число голосов в МВФ) Д. Трампа, который рассматривает кризис в Греции как внутреннюю проблему Европейского союза, которая должна решаться им без посторонней помощи.

Еще несколько недель назад многие эксперты предсказывали, что к ближайшему заседанию Еврогруппы (то есть к 20 февраля) будет представлен компромиссный план, например МВФ все-таки согласится принять участие (пусть даже весьма ограниченное) в программе помощи, а правительство Греции пойдет на символическое сокращение расходов. Однако сейчас очевидно, что этот дедлайн будет отодвинут. Формально основные выплаты (порядка 7 млрд евро) греческое правительство будет должно произвести только в июле. Но в реальности времени на то, чтобы договориться, намного меньше: доходность по двухлетним греческим облигациям уже превысила 10%, а многие греки, наученные опытом 2015 г., забирают свои банковские депозиты. Экономическое положение страны становится все более тревожным.

1. Gross financing needs — используемый МВФ показатель, равный сумме дефицита государственного бюджета и стоимости обслуживания госдолга.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?
    Необходимо настаивать на сохранении традиционных подходов в области контроля и сокращения вооружений  
     272 (40%)
    Это серьезная угроза для мира. Нужны оригинальные инициативы по сотрудничеству в ядерной сфере, например, такие  
     213 (31%)
    Соблюдать паритет, включаться в ядерную гонку  
     106 (16%)
    Искать асимметричные средства нападения  
     87 (13%)

Текущий опрос

Какое влияние на развитие ЕАЭС, с Вашей точки зрения, окажет вступление в силу Таможенного кодекса?
Бизнесу
Исследователям
Учащимся