Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 5)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Кирилл Семенов

Руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД

В 2018 г. вооруженные группировки, контролирующие Ливию, по-прежнему действуют в рамках двух основных зонтичных структур. Это вооруженные силы, формально подчиненные Президентскому совету и Правительству национального единства (ПНЕ) в Триполи во главе с Фаизем Сараджем, которые признаны ООН легитимными переходными органами; и Ливийская национальная армия (ЛНА) Халифы Хафтара, формально подконтрольная Временному правительству и Палате представителей в Тобруке.

Кроме того, часть военизированных формирований Западной Ливии аффилированы с т.н. Правительством национального спасения (ПНС) Халифы Гвейли. Оно в основном соблюдает нейтралитет в отношении правительства Ф. Сараджа (хотя иногда случаются периоды обострения отношений, вплоть до боевых действий), а в некоторых случаях сотрудничает с подконтрольными ему фракциями и является враждебным Х. Хафтару и Временному правительству в Тобруке.

Также в Ливии действуют несколько независимых племенных группировок и фракций, в том числе и представляющих национальные меньшинства — амазигов (берберов), туарегов, тубу. Однако каждая из них в большей степени тяготеет либо к ПНЕ, либо к ЛНА.


В 2018 г. вооруженные группировки, контролирующие Ливию, по-прежнему действуют в рамках двух основных зонтичных структур. Это вооруженные силы, формально подчиненные Президентскому совету и Правительству национального единства (ПНЕ) в Триполи во главе с Фаизем Сараджем, которые признаны ООН легитимными переходными органами; и Ливийская национальная армия (ЛНА) Халифы Хафтара, формально подконтрольная Временному правительству и Палате представителей в Тобруке.

Кроме того, часть военизированных формирований Западной Ливии аффилированы с т.н. Правительством национального спасения (ПНС) Халифы Гвейли. Оно в основном соблюдает нейтралитет в отношении правительства Ф. Сараджа (хотя иногда случаются периоды обострения отношений, вплоть до боевых действий), а в некоторых случаях сотрудничает с подконтрольными ему фракциями и является враждебным Х. Хафтару и Временному правительству в Тобруке.

Также в Ливии действуют несколько независимых племенных группировок и фракций, в том числе и представляющих национальные меньшинства — амазигов (берберов), туарегов, тубу. Однако каждая из них в большей степени тяготеет либо к ПНЕ, либо к ЛНА.

«Большая четверка» Триполи

Григорий Лукьянов, Руслан Мамедов:
Игра в бирюльки на ливийском поле

Столица страны, город Триполи, где размещаются штаб-квартиры Правительства национального единства и Президентского совета, возглавляемых Ф. Сараджем, находится под властью конгломерата местных триполитанских группировок, а также подразделений из других городов, прежде всего из Мисраты. Большинство этих сил формально подконтрольны ПНЕ и подчиняются либо министерству обороны, либо министерству внутренних дел. Иные группировки занимают нейтральную позицию в отношении ПНЕ, ориентируются на альтернативное Правительство национального спасения Гвейли.

Наибольшим влиянием в ливийской столице пользуются четыре основные триполитанские фракции, т.н. «большая четверка» — Специальные силы сдерживания, Бригада революционеров Триполи, Центральные силы безопасности «Абу Салим» и Бригада «Наваси». Именно эти группировки контролируют центральные районы ливийской столицы, где размещены правительственные учреждения. На эти фракции опирается лично Ф. Сарадж, видя в них, помимо всего прочего, и противовес иным региональным силам Западной Ливии, лояльным ПНЕ — в частности бригадам Мисраты, чей неформальный представитель Ахмед Майтыг занимает должность вице-премьера в правительстве. Группировки «большой четверки» относятся к МВД ПНЕ, а потому также наделены функциями сил безопасности и могут быть использованы в качестве репрессивных органов в отношении иных западно-ливийских фракций, включая и подконтрольные министерству обороны ПНЕ. Злоупотребление этими функциями часто приводит к межфракционным конфликтам.

В июля 2018 г. руководство ПНЕ приняло решение переподчинить «большую четверку», чья деятельность координировало Главное управление центральной безопасности МВД, непосредственно премьер-министру. Однако такое «повышение» встретило негативную реакцию со стороны фракций «четверки», которые узрели в подобной инициативе попытку покуситься на их самостоятельность, и данный вопрос на момент написания материала так и не был решен.

Специальные силы сдерживания (ССС)

Специальные силы сдерживания (ССС) — самая влиятельная, наиболее обученная и оснащенная группировка ополченцев в Триполи. Она была создана, вероятно, в конце 2011 г. или начале 2012 г. как подразделение мобильных сил верховного комитета безопасности (аналог министерства внутренних дел) Национального переходного комитета. В 2018 г. ССС по-прежнему является структурой министерства внутренних дел, только теперь в рамках ПНE, но на практике в своих действиях пользуется большой автономией.

Хотя ССС контролируют лишь небольшой район на северо-востоке Триполи, где располагаются их казармы и штабы, деятельность этой структуры и ее влияние охватывает всю ливийскую столицу, которую патрулируют подразделения Сил сдерживания. Кроме того, ССС обеспечивают охрану важнейших стратегических объектов Триполи — международного аэропорта Митига, откуда ССС совместно с силами президентской гвардии вытеснили подразделения из Мисраты, а также тюрьм и арсеналов.

ССС состоят из ливийских салафитов-мадхалитов — сторонников саудовского исламского проправительственного ученого Рабиа ал-Мадхали, присутствующих в большом количестве и в рядах ЛНА Хафтара. Поэтому ССС рассматриваются многими группировками, противостоящими ЛНА, в качестве «троянского коня» Хафтара в Триполи. Их обвиняют в похищениях, пытках и убийствах их политических противников. Следует учитывать, что две отдельные бригады ССС действуют в качестве полицейских сил и в рядах ЛНА, однако не участвуют в операциях против политических оппонентов Тобрука, если речь не идет о борьбе с общепризнанными террористическими группировками. Также и находящиеся в Триполи бригады ССС во главе с Абд ар-Рауфом Кара не задействованы в противостоянии с ЛНА и специализируются на внутренней безопасности — охране правопорядка, защите правительственных объектов. Кроме того, ССС занимаются борьбой с распространением наркотиков и контролем над реализацией сухого закона. Полиция Западной Ливии также комплектуется за счет бойцов Сил сдерживания — они составляют до 90% личного состава. Всего ССС могут насчитывать до 1600 бойцов.

Бригада революционеров Триполи

Бригада революционеров Триполи (БРТ) была сформирована в феврале 2011 г. в Бенгази, когда Махди ал-Харати — ирландский гражданин ливийского происхождения, прибывший из Ирландии в Киренаику — собрал 15 хорошо подготовленных бойцов, которые и стали основой БРТ. Эта группа отлично проявила себя в боях со сторонниками М. Каддафи, после чего к ним присоединились еще 150 новобранцев, в основном уроженцев Триполитании. Национальный переходный совет решил использовать бригаду для операций против сил М. Каддафи в Западной Ливии. В августе 2011 г. она прибыла в город Налут, где насчитывала уже 570 бойцов. БРТ участвовала в кампании Джебель-Нафуса и в битве за Триполи, после чего ее силы остались в ливийской столице.

Эта бригада является самой многочисленной группировкой Триполи и обладает высокими боевыми возможностям. Тем не менее влияние этого формирования, чьи бойцы разделяют в основном умеренные исламистские взгляды, сократилось после того, как не без помощи Сараджа на ведущие позиции в Триполи встали салафитские Силы сдерживания. Однако фракции находятся в союзных отношениях и, будучи структурами МВД, обеспечивают функционирование и защиту ПНЕ.

В 2018 г. подразделения БРТ были в основном расквартированы в районах Сук-эль-Джумаа и в Гаргарише, а также вокруг международного аэропорта, контролируемого ССС. Бригаду возглавляет Хайтем ал-Таджури, ее численность составляет более 1700 бойцов.

Бригада «Абу Салим» (Центр безопасности «Абу Салим»)

Вооруженные столкновения в Триполи, сентябрь 2018 г.

Эти силы возглавляет еще один тяжеловес Триполи Абд ал-Гани ал-Кикли, которого прозвали Гнейва (Ганива), поэтому иногда и вся фракция называется бригада или батальон Гнейва. Эта группировка контролирует один из центральных районов Абу Салим и наряду с Силами сдерживания сыграла важную роль в постепенном вытеснении ополченцев «Рассвета Ливии» из центральных районов Триполи.

У этой фракции есть еще одно название — «Объединенные силы сдерживания и быстрого реагирования», она ведет аналогичную ССС работу — патрулирует ливийскую столицу, проводит рейды по выявлению мест торговли наркотиками и алкоголем, а также пресекает работу подпольных увеселительных заведений. Один из таких рейдов привел к конфликту между бригадой «Абу Салим» и бригадой «Наваси», так как осуществлялся в подконтрольном последней районе, после чего отношения между этими фракциями стали весьма натянутыми.

Бригада «Наваси» (Центр безопасности «Север» или 8-я бригада МВД)

Бригада «Наваси» — союзная и наиболее идеологически близкая к Силам сдерживания группировка Триполи, она также сформирована из салафитов-мадхалитов, а потому не пользуется доверием других фракций Западной Ливии, большинство из которых разделяют воззрения Мусульманского братства. «Наваси» одной из первых признала ПНЕ и предоставила свою территорию для размещения на ней правительственных объектов. Так, на военно-морской базе Абуссета, которая контролируется этой бригадой, расположена резиденция главы ПНЕ Сараджа. В правительственном квартале, находящемся в этом же районе, также размещаются контрольно-пропускные пункты, укомплектованные бойцами Наваси. Таким образом, эту бригаду можно считать, по сути, службой правительственной охраны.

Руководит бригадой Наваси Мустафа Каддур — двоюродный брат Хафеда Каддура, бывшего руководителя Центрального банка Ливии. Ее численность достигает 700–1200 бойцов. После взятия летом 2018 г. силами ЛНА Хафтара Дерны бойцы Военного совета Дерны, которые смогли прорваться из этого города и перебраться на запад Ливии, по некоторым данным, пополнили ряды бригады Наваси.

Бригады окраин и пригородов ливийской столицы

Если центральные районы Триполи контролируются соединениями МВД ПНЕ из «большой четверки», то периферийные кварталы, окраины и пригороды ливийской столицы находятся во власти группировок, формально подчиненных министерству обороны ПНЕ или Правительству национального спасения (ПНС).

К числу сил министерства обороны следует отнести 7-ю бригаду «Кани» Президентской гвардии из Тархуны (устроившую мятеж в августе – сентябре 2018 г.) и 301-й батальон мисратской бригады «ал-Халбуса». На последний как на свой «силовой блок» в Триполи опирается вице-премьер Майтыг, который представляет интересы Мисраты в ПНЕ. Силы ПНС в Триполи представлены состоящими из амазигов (берберов) Мобильными национальными силами, а также мисратскими бригадами «Салах ал-Бурки» и 33-й бригадой «Ал-Баккара» или «Ал-Бугра», что в переводе обозначает «корова» (по прозвищу ее командира).

При этом если силы ПНС во многом враждебны фракциям «большой четверки» из МВД, то между ними и группировками, подчиненными министерству обороны ПНЕ, сложились доверительные отношения, возникшие из необходимости совместного отстаивания интересов мисратских кланов. Поэтому когда доходит до обострения отношений (вплоть до открытого противостояния) между фракциями ПНЕ и ПНС в Триполи, 301-й батальон предпочитает придерживаться нейтралитета.

Президентская гвардия (президентского совета ПНЕ)

Президентская гвардия начала формироваться «с нуля» в мае 2016 г. как силовая структура, подчиненная непосредственно президентскому совету ПНЕ во главе с Сараджем. Она задумывалась как основа или стержень будущей новой ливийской армии, потому, вероятно, она и находится в формальном подчинении министерству обороны. На первом этапе ее подразделения должны были обеспечивать охрану правительственных и прочих стратегических объектов в Триполи, а также пограничных переходов. Несмотря на набор и выпуск обученных новобранцев (было всего два выпуска — в 2017 г. и 2018 г.), процесс укомплектования гвардии шел крайне медленно и не позволял использовать это формирование для решения самостоятельных задач. Поэтому в ее состав также принимались бойцы и целые подразделения, перешедшие из других бригад, относящихся к министерству обороны и министерству внутренних дел ПНЕ. Из них планировалось создать шесть бригад Президентской гвардии.

7-я бригада Президентской гвардии «Кани»

7-я бригада Президентской гвардии из Тархуна (или бригада «Кани») была сформирована из бойцов, по тем или иным причинам недовольных службой в бригадах «большой четверки», а также местных ополченцев из города Тархуна во главе с кланом Кани (отсюда и одно из названий бригады — «Кани» или «Каният»). Бригада совместно с Силами сдерживания сыграла важную роль в переходе ряда стратегических объектов Триполи, включая международный аэропорт, под контроль ПНЕ, вытеснив оттуда отряды мисратских бригад, лояльных ПНС. Однако в апреле 2018 г. между 7-й бригадой и Сараджем возник конфликт, связанный с недостаточным, по мнению командования соединения, финансированием этой бригады. Взаимные обвинения в присвоении средств «бригад четверки» и сил президентской гвардии в итоге привели к открытой фазе противостояния, когда 7-я бригада начала наступление на Триполи с заявленной целью «очистить город от ополченцев», имея ввиду силы «большой четверки». В ходе боев погибли около 120 человек. После заключенного 26 сентября при посредничестве ООН перемирия 7-я бригада согласилась выйти из Триполи и передислоцироваться в город Тархуна — родной для многих бойцов бригады. Не исключено, что взамен ими были получены некие гарантии, касающиеся возобновления финансирования этой бригады из бюджета ПНЕ.

Силы охраны нефтяных объектов (PFG)

warsintheworld.com
Силы охраны нефтяных объектов

Охрана нефтяных объектов, более известна как PFG (Petroleum Facilities Guard), была создана в 2012 г. в качестве особого компонента вооружённых сил Ливии для охраны нефтяных портов, терминалов, нефте- и газопроводов, месторождений. Фактически эти подразделения финансировались и формально подчинялись руководству Национальной нефтяной корпорации (NOC). Они были сформированы в основном из групп повстанцев и племён, проживающих в тех районах, где расположены нефтяные объекты. С ними NOC заключает контракты по охране инфраструктуры корпорации и выплачивает им жалование. Специальную подготовку прошли только две тысячи бойцов при заявленной общей численности в 17–20 тысяч человек (численность изначально была и остаётся сильно завышенной, поскольку руководство пытается получить увеличенное финансирование от Национальной нефтяной корпорации). NOC в Триполи подчиняются только «западный» и «южный» сектор PFG. Тогда как «восточный» сектор перешел под контроль NOC в лояльном правительству в Тобруке Бенгази. «Центральный» сектор PFG, которым руководил Ибрагим Джадран, находился в перманентном конфликте с NOC из-за постоянных проблем с невыплатами жалования и контрабандой нефти и превратился в самостоятельную группировку. В частности в июне 2018 г. бойцы Джадрана на короткий срок захватили у ЛНА нефтеотгрузочные порты Ас-Сидр и Рас-Лануф, несмотря на существовавшие между NOC Триполи и Хафтаром договоренности по их совместному использованию.

Бригады Мисраты

Бригады Мисраты сыграли важную роль как в революции 2011 г., так и в гражданской войне 2014–2017 гг. и по-прежнему являются одними из наиболее боеспособных сил Западной Ливии, на которые опирается ПНЕ. В идеологическом плане они представляют в основном умеренный исламистский спектр и близки к «братьям-мусульманам». В организационном плане большинство бригад Мисраты формально подчиняются министерству обороны ПНЕ.

В ходе ливийской революции бывшие офицеры армии Каддафи — например, Салим Йоха — создали отлаженную военную структуру и эффективную администрацию в Мисрате. Во время боев с каддафистами жители Мисраты сформировали 236 бригад, отдельных батальонов и более мелких подразделений. Самые крупные из них достигали численности 1000 бойцов, в то время как другие могли насчитывать всего 10-20 человек. Эти отряды представляли различные рода войск — пехоту, танковые, механизированные, артиллерийские и инженерные части; они подчинялись как Военному совету Мисраты (ВСМ) — военно-штабной структуре, так и Союзу революционеров Мисраты — административному органу, который координировал и регистрировал членов бригад и выдавал им оружие. В ноябре 2011 г. Союз зарегистрировал 40 тысяч мисратцев в качестве бойцов различных военизированных формирований, однако не все из них находились в боевых подразделениях — большинство состояли во вспомогательных службах или в резерве. В 2012 г. из части мисратских бригад и батальонов была сформирована дивизия «Центральный Щит» численностью 7 тысяч бойцов. Это соединение до сих пор служит основой военной организации бригад ВСМ.

Часть сил ВСМ в составе бригад «ал-Бурки», «ал-Халбуса», «ал-Марса», «ал-Маджуб», «ал-Тажин» и «ал-Хатин» были развернуты в столице Ливии и сыграли решающую роль в битве за Триполи в 2014 г., выбив из города сторонников Хафтара и союзные им бригады Зинтана («Кака» и «Саваик»). На основе структур «Центрального Щита» также было создано оперативное командование «ал-Буниян ал-Марсус», которое сыграло решающую роль в победе над ИГ в Ливии, взяв в ходе шестимесячной битвы (май-декабрь 2016 г.) город Сирт — главную цитадель ИГ в этой стране.

Тем не менее противоречия в рядах мисратцев (часть которых отказались поддерживать ПНЕ и вошли в состав Национальной гвардии ПНС) привели к потере весной 2017 г. многих объектов в ливийской столице, которые перешли под контроль Президентской гвардии и сил «большой четверки». Неудачи их преследовали и в Феццане, где бригады Мисраты оставили многие свои позиции. Все это происходит на фоне уменьшения влияния представителя Мисраты Майтыга в ПНЕ. В Мисрате опасаются скоординированных шагов Триполи и Тобрука по выдавливанию ее представителей из властных структур и маргинализации мисратских бригад. Поэтому Военный совет Мисраты не признал итоги парижских переговоров 2018 г. и 29 мая выступил с совместным с бригадами Зинтана заявлением, в котором отказались признать парижские договоренности. В связи с этим нельзя исключать и дальнейшего сближения этих двух крупнейших группировок с целью отстаивания их интересов на фоне постепенной нормализации отношений Триполи и Тобрука.

Бригады Мисраты, несмотря на существующие в их рядах определенные разногласия, при иных обстоятельствах способны консолидироваться. Они по-прежнему являются основным и, по всей видимости, пока непреодолимым препятствием для продвижения сил ЛНА в Западную Ливию. При определенных условиях, особенно в случае создания альянса с бригадами Зинтана, ВСМ способен кардинально изменить баланс сил в Ливии.

Национальная гвардия (Правительства национального спасения)

islamedianalysis.info
Члены вооруженных группировок Мисраты

Некоторые из бригад Мисраты поддерживают альтернативное как ПНЕ, так и Временному правительству в Тобруке Правительство национального спасения Гвейли. Сторонники Гвейли в феврале 2017 г. сформировали Национальную гвардию, которая была объявлена ПНЕ незаконным вооруженным формированием. Тем не менее Национальная гвардия участвовала в операциях против ИГ и ЛНА совместно с лояльными ПНЕ бригадами из Мисраты. Силы Национальной гвардии, кроме Мисраты, присутствуют и в других регионах Западной Ливии. Это 33-я бригада и «ал-Бурки» в Триполи, 6-я бригада в Завия. В составе Национальной гвардии находятся также бригада 3098 г., бригада «ал-Ихсан», бригада «ал-Сомуд» и др. Несмотря на то, что большинство мисратских бригад лояльны ПНЕ, это не мешает их взаимодействию с Национальной гвардией, и при иных обстоятельствах они смогут объединить усилия против общего для кланов Мисраты врага.

Бригады Зинтана

Бригады Зинтана являются силами Военного совета революционеров ал-Зинтан (ВСРЗ), который был создан в ноябре 2011 г. Его власть распространяется на город Зинтан с населением в 80 тысяч жителей, превратившийся после свержение М. Каддафи в город-государство, и на часть региона Джебель-Нафуса с некоторыми прилегающими областями.

Вопреки утвердившемуся мнению бригады Зинтана никогда не были частью ЛНА Хафтара, хотя и осуществляли с ней определенную координацию действий в рамках операции «Достоинство Ливии» на фоне противоборства с общими противниками из «Рассвета Ливии». В то же время под вопросом остается и то, были ли бы зинтанцы готовы смириться с переходом Триполитании и Западной Ливии под управление Тобрука и самого Хафтара. ВСРЗ стремились играть роль самостоятельной силы и расширять собственное влияние в Западной Ливии в борьбе с конкурентами из бригад Мисраты и бригад Триполи. Затем зинтанцы начали постепенно отходить от альянса с Хафтаром. Теперь большинство зинтанских бригад уже действуют в качестве сил ПНЕ.

Силы ВСРЗ состоят из пятивосьми бригад, которые могут насчитывать четырешесть тысяч бойцов. Их численность может меняться, поскольку многие бойцы находятся в резерве и присоединяются к действующим силам время от времени. Наиболее крупными бригадами Зинтана — это бригада «Абу Бакр ал-Сидик, 24-я бригада «Мученик Мухаммад ал-Мадани», бригада специальных сил «Саваик», Бригада «Кака», Пограничная бригада.

Силы Зинтана сыграли решающую роль в военных операциях против режима Каддафи в Западной Ливии. На первом этапе они вели боевые действия совместно с тогда еще союзными им ополчениями амазигов (берберов), в кампании в горах Нафуса (1 марта – 18 августа 2011 г.) [1], а затем были одной из ведущих сил в боях за Триполи совместно с Бригадой революционеров Триполи и бригадами Мисраты. Именно зинтанцы взяли в плен сына М. Каддафи Сейф ал-Ислама.

За представителем зинтанцев — председателем ВСРЗ Усамой ал-Джували — был закреплен пост министра обороны (с ноября 2011 г. по сентябрь 2012 г.) в первом постреволюционном правительстве Ливии. Он использовал свое положение и для укрепления сил Зинтана, пытался сделать их основой формирующейся Ливийской национальной армии (первого формирования, до 2014 г., не путать с ЛНА Хафтара). Тогда наиболее боеспособные бригады Зинтана были перевооружены и реорганизованы в регулярные части «первой» ЛНА. Так, батальон «Мученик Мухаммад аль Мадани» был развернут в 24-ю армейскую пехотную бригаду. Из выделенных из зинтанской бригады «Кака» батальонов была создана 1-я Пограничная бригада, получившая новое вооружение и соответствующую задачам охраны границы технику и оснащение. Джували направил значительные ресурсы на создание армейских батальонов «Саваик» — подразделений зинтанцев, которые стали силами специальных операций «первой» ЛНА. Таким образом, ВСРЗ превратился в одну из наиболее боеспособных ливийских фракций.

В начавшемся в 2014 г. конфликте между ВНК и созданной Хафтаром и временным правительством в Тобруке «второй» ЛНА бригады Зинтана вначале поддержали последних. Это было обусловлено их борьбой с бывшими союзниками — бригадами Мисраты, Триполи и Сабраты — за контроль над ключевыми объектами ливийской столицы и морскими портами. В результате боев, длившихся с 13 июля по 23 августа, силы ВСРЗ были вытеснены из Триполи, потеряв в том числе удерживавшийся ими на протяжении двух лет столичный аэропорт. В то же время после боев за Триполи роль зинтанцев в поддержке Временного правительства в Тобруке оставалась пассивной, что помогло силам «Рассвета Ливии» сохранить многие свои позиции в противостоянии с ЛНА Хафтара. А после Схиратских соглашений, с 2016 г. Военный совет революционеров Зинтана начал переговоры с оппонентами о примирении.

Так, в декабре 2016 г. в Италии прошли переговоры между представителями Зинтана и Мисраты. Тогда же бригады Зинтана отказались поддержать объявленное Хафтаром наступление на Триполи, которое оказалось безрезультатным. Италия была заинтересована в прекращении вражды между «городами – государствами» Зинтана и Мисрата, рассчитывая на экономические дивиденды от реализации совместных экономических проектов, а также в совместном противодействии незаконной миграции. В результате часть бригад Зинтана, лояльных бывшему министру обороны Усаме ал-Джували, перешли на сторону ПНЕ. Сам Джували стал командующим «западной зоной» сил Президентского совета при ПНЕ.

В то же время зинтанцы настороженно восприняли межливийские переговоры между Триполи и Тобруком, которые прошли в мае 2018 г. в Париже Они считают, что заключенные договоренности серьезно подорвут интересы Зинтана. На этом фоне не исключено формирование нового альянса бригад Зинтана и их недавних конкурентов из числа мисратских бригад. Так, 29 мая 2018 г. 13 лидеров ополчений Западной Ливии, включая Военный совет Мисраты и Военный совет революционеров Зинтана, опубликовали совместное заявление, в котором не признали парижские договоренности.

Бригады обороны Бенгази

libyaobserver.ly
Представители Бригад обороны Бенгази

Бригады обороны Бенгази (БОБ) — идеологически близкая «братьям-мусульманам» группировка умеренных исламистов, созданная в 2016 г. БОБ связаны с муфтием Западной Ливии, действующим при ПНЕ, Садеком аль-Гарьяни и его «Домом фетвы». БОБ сформированы из жителей Бенгази и иных областей Киренаики, которые выступили против Временного правительства в Тобруке, а после противостояния с ЛНА Хафтара в 2016 г. были оттеснены в центральные и западные области Ливии, удерживаемые силами, лояльными ПНЕ. В последствие к ним присоединились и группировки из других регионов.

Формально представители БОБ не имеют какой-либо партийной, политической или идеологической принадлежности, в качестве основной цели они обозначают «возвращение наших людей в их дома, из которых они были изгнаны несправедливо». Естественно, такое возвращение, с точки зрения бойцов БОБ, должно сопровождаться изгнанием ЛНА Хафтара из Бенгази.

БОБ неоднократно включались в борьбу за нефтяные месторождения и нефте-отгрузочные порты «нефтяного полумесяца». Особенно резонансной была операция бригад в марте 2017 г., позволившая бенгазийцам взять под контроль важнейшие нефтеотгрузочные порты на короткий срок. При этом сразу после установления контроля БОБ эти порты посетили представители ПНЕ и NOC из Триполи, что, несомненно, указывает на связь БОБ со структурами Триполи.

После контрнаступления ЛНА и возвращения портов под контроль Временного правительства в Тобруке БОБ сохранили боеспособность и совместно с мисратцами участвовали в разгроме бригады ЛНА на базе Бирак в мае 2017 г. А в июне 2018 г. совместно с силами Ибрагима Джадрана они вновь на короткий срок захватили у ЛНА нефтеотгрузочные порты Ас-Сидр и Рас-Лануф.

Военные формирования племени Авляд Сулейман

После революции 2011 г. племенная группа Авляд Сулейман, проживающая в Ливийской пустыне, поддержавшая выступления против М. Каддафи, смогла воспользоваться изменениями в структуре местной племенной власти и утвердить собственное влияние в оазисе Себха — стратегически важном месте пересечения транссахарских путей. Это привело к конфликту этой группы с тубу и туарегами, которые традиционно контролировали трансграничные маршруты контрабанды. Результатом конфликта стала открытая война с тубу в Себхе в 2012 и 2014 гг., по итогам которой силы Авляд Сулейман во главе с Ахмадом аль-Утайби сохранили свои позиции.

В мае 2016 г. одна из бригад Авляд Сулейман (6-я бригада) участвовала в битве под Сирт против ИГ совместно с мисратскими ополченцами «ал-Буниян ал-Марсус». 20 февраля 2018 г. аль-Утайби выступил против интеграции 6-й бригады в ЛНА и отклонил требование Хафтара, заявив, что его бригады подчиняются только министерству обороны Правительства национального единства в Триполи.

Ополчение высшего совета Амазигов

Амазиги (берберы) Ливии сыграли важную роль в ливийской революции — они были ведущей силой в обороне города Зувара, как и в кампании в горах Нафуса. В итоге они смогли создать органы власти и фактически установить контроль над почти всеми территориями, на которых амазиги составляют большинство населения. Это относится и к порту Зувара, который также подконтролен амазигам и отделен от Джебель Нафуса территориями, населенными арабами.

Амазиги в подавляющем большинстве придерживаются ибадизма — самостоятельной, отличной от суннизма и шиизма ветви Ислама. Это во многом предопределило их конфликт со сторонниками Хафтара, среди которых много салафитов. Кроме явных антиберберских высказываний самого Хафтара, некоторые фетвы салафитского «Комитета по фетвам» — главного религиозного органа Временного правительства в Тобруке, где ибадиты выводятся за рамки Ислама — также не способствуют примирению амазигов и ЛНА. Подобное отношение заставило ополчения берберов, несмотря на существенные разногласия, поддержать исламистов из «Рассвета Ливии», чей муфтий ал-Гарьяни сам является бербером и в своих фетвах лоялен к ибадитам. В результате в октябре 2014 г. бригады берберских городов региона Джебель Нафуса, ранее объявившие нейтралитет, присоединились к силам «Западного Щита» коалиции «Рассвет Ливии» в их операциях против сил Хафтара и союзных им зинтанцев. Главным координационным органом берберов Ливии является созданный 12 января 2013 г. Высший совета Амазигов (ВСА). Его состав был определен старейшинами местных советов общин амазигов, а уже в 2015 г. прошли выборы его представителей.

Вооруженные формирования ВСА могут насчитывать до шести тысяч бойцов, объединенных в шесть бригад. Наиболее боеспособной из них является Лива Ахрар Налут — пограничная бригада, состоящая из амазигов города Налут, которая контролирует большой участок границы с Тунисом, а также проходящий там газопровод «Гринстрим». Силы берберов, обеспечивающие оборону портового города-анклава Зувара, также подконтрольного Высшему совету амазигов, составляют 105-ю пехотную бригаду.

Ливийская национальная армия

Ливийская национальная армия

Ливийская национальная армия (ЛНА), возникшая в качестве военной структуры Временного правительства в Тобруке и руководимая Хафтаром, является второй структурой с таким названием. После отказа Хафтара и структур Тобрука выполнять схиратские соглашения ЛНА уже не может претендовать на легальный статус легитимных вооруженных сил Ливии. Появление ЛНА Хафтара следует отнести к началу противостояния между Палатой представителей в Тобруке и Всеобщим народным конгрессом (ВНК) в Триполи в 2014 г.

Формирование Ливийской национальной армии началось в 2011 г., сразу после свержения М. Каддафи. Она должна была включать переобученные и приведенные к единому штату бригады, сформированные из группировок ливийских революционеров. Некоторые из этих бригад поддержали Палату представителей и совместно с отдельными самостоятельными группировками и фракциями объявили себя Ливийской национальной армией. Однако и силы «Рассвета Ливии», поддерживающие ВНК, а затем и правительство Сараджа, также включали в себя бригады «первой» ЛНА, наряду с отдельными независимыми группировками.

ЛНА Хафтара не представляет собой целостной, интегрированной структуры. Она возникла после объединения двух коалиций, поддержавших Палату Представителей и Временное правительство в Тобруке — сил Хафтара, с которыми он дважды пытался осуществить военный переворот (в феврале и марте 2014 г.) и сместить легитимный на тот момент ВНК и «легалистов» (то есть сил, подчиненных непосредственно Палате представителей во главе с Абдусаламом аль-Обейди).

ЛНА условно можно разделить на три компонента: регулярные сухопутные войска; независимые группировки, лишь формально интегрированные в ЛНА; иностранные военные контингенты, состоящие из наемников. Общая численность сил «ЛНА» может достигать 25 тысяч бойцов. Так, регулярные сухопутные войска «ЛНА» состоят из двух механизированных пехотных, одной танковой и трех артиллерийских бригад, а также одной бригады спецназа «Сайка», двух бригад «Сил сдерживания». Общая численность условно регулярного компонента «ЛНА» составляет около семи тысяч бойцов. Различные группировки, формально вошедшие в состав «ЛНА», насчитывают около 100 бригад и более мелких подразделений — отдельных пехотных и легких пехотных батальонов, отрядов пограничников, сил безопасности и т.д. Число боевиков в этих подразделениях может достигать 12 тысяч.

Несмотря на распространенное мнение об исключительно светском характере «ЛНА», до трети ее состава составляют боевики различных салафитских группировок, связанных с Саудовской Аравией и являющихся последователями саудовского богослова Раби ал-Мадхали, издавшего для своих сторонников фетву о необходимости поддержки Хафтара. Их альянс с Хафтаром обусловлен в первую очередь неразрешимыми противоречиями с «братьями-мусульманами» и иными сторонниками политического ислама, которые составляют значительную часть сил, поддерживающих ПНЕ.

К таким салафитским союзникам Хафтара можно отнести, например, подразделения «сил обороны» городов Аль-Мардж и в Аль-Байда, которые присоединились к ЛНА. Наиболее крупными формированиями салафитов из числа сторонников Хафтара считались «Батальоны Единобожия» под командованием Изза ад-Дин ат-Тархуни. Впоследствии многие из этих салафитских подразделений формально отказались от своей самостоятельности и были включены в состав ЛНА.

Так, ливийские группировки салафитов во главе с Ашрафом ал-Mайаром ал-Хаси и Нафати ал-Таджури вошли в состав спецподразделений Хафтара — «Сайка». Из салафитов также были сформированы 302-й батальон специального назначения, Морской батальон специального назначения, 210-й мотопехотный батальон и другие подразделения ЛНА. Наблюдатели, однако, отмечают, что создание подобных «номерных» батальонов ЛНА из салафитов можно считать не более чем ребрендингом «Батальонов Единобожия».

Салафитскими формированиями также представлена и часть сил Хафтара в Западной Ливии. Так, группировка «Оперативное командование по борьбе с ИГИЛ» (Anti-ISIS Operations Room) и бригада «ал-Вади» (формально они выражают лояльность ПНЕ), взявшие под контроль город Себрату после боев с 48-й бригадой в октябре 2017 г., состоят из салафитов-мадхалитов.

Media Office of the Libyan National Army Facebook page

В свою очередь еще один союзник Хафтара в Западной Ливии — племенное ополчение Варшафана, состоящее из 4-й и 26-й бригад ЛНА, в которых особо сильны прокаддафистские настроения — было разгромлено в результате совместной операции зинтанских бригад «западной зоны» вооруженных сил ПНЕ Усамы ал-Джували и Бригады революционеров Триполи в ноябре 2017 г.

В составе «ЛНА» также присутствуют некоторые иностранные силы. Большинство из них представляют оппозиционные суданские группировки, которые были наняты или как-либо привлечены под знамена Хафтара. Это подразделения «Суданской освободительной армии» (СОА) и «Движения за справедливость и равенство», которые появились в Ливии в марте 2015 г. Силы СОА представлены обеими ее фракциями — Мини Миннави и Абдуль Вахида ал-Нура. Об их численности можно судить, отталкиваясь от того, что только группа ал-Нура представлена в Ливии 1500 боевиками. В марте 2016 г. суданцы сыграли ключевую роль в операциях ЛНА по захвату, а в дальнейшем и обороне нефтяных месторождений. Кроме того, на стороне Хафтара также действуют силы «Фронта перемен и согласия» из Чада. Их численность может достигать 1000 – 1500 боевиков. ЛНА также располагает некоторым количеством боевых самолетов и может рассчитывать на поддержку военно-воздушных сил союзников — ОАЭ и Египта.

В сентябре 2017 г. председатель Палаты представителей Акила Салех распорядился о создании четырех военных зон, охватывающих центральную часть Ливии и большую часть западного побережья страны. Это военная зона залива Сирт, штаб-квартира которой находится в г. Адждабия; военная зона Мисрата, со штаб-квартирой в Хомсе (Аль-Хумс); военная зона Триполи, штаб-квартира в Сук-эль-Хамисе; военная зона Завия со штаб-квартирой в Сабрате.

1. Libya: From Repression to Revolution, X The Nafusa Mountains, M. Cherif Bassiouni, 2013


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 5)
 (14 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся