Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Анастасия Борик

Латиноамериканист, колумнист-эксперт журнала Brasil.ru, эксперт РСМД

На президентских выборах в Колумбии победу одержал правоконсервативный политик И. Дуке, который в стране и за ее пределами воспринимается как потенциальный разрушитель мирного статуса-кво. Так ли это на самом деле?

Прошедшие президентские выборы стали первыми с момента принятия поправок к избирательному законодательству в 2015 г. Эти выборы прошли на фоне падения авторитета и популярности не только действующего президента, но правящего истеблишмента в целом. Кроме того, на кампанию серьезно повлияли промежуточные результаты мирного процесса. Хотя договоренности с герильей официально вступили в силу в 2016 г., колумбийское общество до сих пор не может прийти к общему знаменателю в оценках результатов «Гаванского процесса». В таких условиях распределение электоральных предпочтений было ожидаемым — во втором туре победу одержал открытый критик мирного процесса Иван Дуке (53,98%), набравший в первом туре 39,14%.

Безусловно, стоит ожидать модификации политики в области мирного строительства. Личность и политический бэкграунд И. Дуке вызывают определенные опасения возможной кардинальной смены парадигмы взаимодействия с герильей. На этом направлении нет ощутимых успехов, а И. Дуке, как сторонник жесткой линии, выдвигает к этой повстанческой группировке требования, граничащие с невыполнимыми. Несмотря на довольно жесткую риторику в адрес Х. М. Сантоса и его договоров с повстанцами, в глобальном смысле стоит ждать только модификации мирных договоренностей с РВСК. Пока нет свидетельств намерений И. Дуке пересмотреть всю парадигму, даже несмотря на его предвыборную ставку на критику мирных договоренностей.

Во внутренней политике стоит ожидать проведения ряда крупных реформ, среди которых пенсионная, налоговая, образовательная и политическая (последняя касается, в частности, Сената Колумбии), а также реформа медицинского страхования. Другое ожидаемое изменение касается Венесуэлы, и на этом направлении, возможно, мы увидим серьезное ужесточение политики.


Колумбийская политическая реальность полна интересных поворотов. Еще 10 лет назад в урегулирование внутреннего вооруженного конфликта, более полувека отравлявшего жизнь всей страны, не верил практически никто. Однако договоренности были достигнуты в 2016 г., а некогда настоящий политический «ястреб» Хуан Мануэль Сантос получил Нобелевскую премию мира.

Состоявшиеся в мае-июне 2018 г. президентские выборы можно считать еще одним интересным поворотом — многолетнее доминирование уходящего президента Х.М. Сантоса и его некогда влиятельной «Партии У», очевидно, останутся в прошлом. Победа во втором туре кандидата от оппозиционной «Партии демократического центра» Ивана Дуке Маркеса ставит перед колумбийской общественностью немало вопросов, однако ключевой из них — сохранение парадигмы мирного процесса.

Перед стартом

Завершившаяся президентская гонка была, наверное, одной из самых увлекательных за последнее время. В предыдущий электоральный цикл (2014 г.) в президентской кампании тоже было немало нетипичного — например, нежданный успех Оскара Ивана Сулуаги, который за несколько месяцев превратился из мало кому неизвестного аутсайдера в противника действующего президента во втором туре, набравшего к тому же почти 45% голосов.

Однако кампания 2018 г. представляет интерес другого рода, потому что при всей ожидаемости результатов она существенно отличалась от всех предыдущих президентских гонок. Представляется, что это связано сразу с тремя предпосылками.

Во-первых, прошедшие президентские выборы стали первыми с момента принятия поправок к избирательному законодательству в 2015 г. Тогда была поставлена точка в многолетних дискуссиях на тему переизбрания на президентский пост — опция переизбрания была исключена в целях повышения сбалансированности политической системы Колумбии. Для подавляющего большинства стран Латино-Карибской Америки проблема несменяемости власти решается посредством наложения жестких законодательных ограничений на количество сроков или количество последовательных сроков. Как показывают случаи, например, Никарагуа [1] и Венесуэлы, опасения латиноамериканцев не напрасны, и для колумбийской общественности было важно определить механизмы контроля над сменяемостью власти.

Во-вторых, выборы 2018 г. прошли на фоне падения авторитета и популярности не только действующего президента, но правящего истеблишмента в целом. Если на пике своей президентской карьеры Х. М. Сантос пользовался поддержкой более 80% населения, то к концу своего президентского мандата с трудом сохранил популярность на отметке в 14%. Аналогичная ситуация наблюдается и в оценках колумбийцами других социально-политических аспектов — по результатам опроса Gallup, только 22% жителей страны одобряют действия своего правительства, 47% уверены в ухудшении экономической ситуации, а 90% считают коррупцию широко распространенным явлением.

В то же время сам политический истеблишмент также переживал кризис идентичности. Х. М. Сантосу не удалось «вырастить» преемника, который был бы сопоставим по популярности или степени одобрения с оппозиционными кандидатами — Иваном Дуке или Густаво Петро. Еще одним подтверждением кризиса стали прошедшие в марте 2018 г. парламентские выборы, на которых проправительственная «Социальная партия народного единства» (или партия «У») набрала чуть больше 12% и в Палате представителей, и в Сенате, уступив большинству своих конкурентов и особенно оппозиционной «Партии демократического центра», от которой впоследствии баллотировался Иван Дуке.

В-третьих, на кампанию серьезно повлияли промежуточные результаты мирного процесса. Хотя договоренности с герильей официально вступили в силу в 2016 г., колумбийское общество до сих пор не может прийти к единому знаменателю в оценках результатов «Гаванского процесса». На региональном и мировом уровне действия лично Х. М. Сантоса и всей его команды получили высокие оценки, поскольку именно им удалось завершить многолетний кровавый конфликт, тормозивший развитие Колумбии. Однако в самой Колумбии, несмотря на осознание всего исторического значения мирных договоренностей, подписанные соглашения вызывают немало вопросов. Основной из них, конечно, касается будущего экс-повстанцев, которые получили возможность не только начать жизнь с чистого листа, но и в некоторых случаях построить политическую карьеру. На практике для многих колумбийцев участие вчерашних «герильерос» в сегодняшних выборах означает, что последним де-факто удалось уйти от ответственности за многочисленные жертвы и многолетнюю практику насилия. Более того, в соответствии с мирными соглашениями, партия FARC получила по пять мест в Сенате и Палате представителей, даже несмотря на полный провал на парламентских выборах в марте. Противоречия вокруг мирного процесса во многом стали определяющими в завершившейся кампании, и именно главное достижение Х. М. Сантоса сделало положение президента и его окружения максимально уязвимым.

pashinian2m.jpg
REUTERS/Fredy Builes
Иван Дуке

В таких условиях распределение электоральных предпочтений было ожидаемым — во втором туре победу одержал открытый критик мирного процесса Иван Дуке (53,98%), набравший в первом туре 39,14%. Соперником Дуке по второму туру стал бывший мэр Боготы Густаво Петро (41,81%), который также находился в оппозиции к Х. М. Сантосу, хотя и заявлял о намерении сохранить итоги мирного процесса. Кандидат, которого поддерживала в составе коалиции партия «У» — Херман Варгас Льерас — набрал 7,28%, а Умберто де ла Калье, один из творцов мирных договоренностей, –– всего 2%.

Венесуэльское пугало

Не вдаваясь в детали избирательных программ кандидатов, отметим несколько характерных особенностей завершившейся кампании.

Иван Дуке как политический проект. Когда-то Х. М. Сантос был министром обороны в правительстве Альваро Урибе (2002–2010 гг.), президента-ястреба и противника любых переговоров с террористами. Именно А. Урибе Х. М. Сантос во многом обязан своей стремительной политической карьерой и в конечном счете победой на президентских выборах в 2010 г. До конца не ясно, по каким причинам Х. М. Сантос впоследствии отрекся от «урибизма», но точно известно, что А. Урибе ему этого не простил. А. Урибе не только выступал с постоянной критикой в адрес Х. М. Сантоса, но и успешно запускал все новые политические проекты, многие из которых изрядно потрепали уходящему президенту нервы. Так, уже упомянутый Оскар Иван Сулуага был ставленником А. Урибе, а развал партии «У» не в последнюю очередь был связан с тем, что часть ее членов переметнулась в партию «Демократического центра», возглавляемую А. Урибе, созданную, кстати, именно как объединение критиков мирного процесса. Иван Дуке — это еще одна история успеха, за которой стоит А. Урибе, политическому визионерству которого остается только позавидовать. Конечно, для самого И. Дуке постоянные ассоциации с «урибизмом» нередко становились проблемой — на предвыборных дебатах его называли «марионеткой Урибе» и обвиняли в отсутствии самостоятельной программы. Как показали результаты выборов, на популярности И. Дуке это не сказалось.

Фактор «левых». Еще одной особенностью выборов надо считать некий условный сдвиг идейной повестки влево. Традиционно совершенно «правой» и «правоцентристкой» политической сферой Колумбии любой дискурс, даже отдаленно напоминающий социализм, воспринимается негативно или как минимум настороженно. В нынешней кампании вопросы «левых» идей фигурировали сразу в двух аспектах. С одной стороны, больших успехов смог достичь «самый левый из правых» кандидатов — Густаво Петро. Даже прошлое членство в М-19 [2], которое не раз за продолжительную политическую карьеру становилось препятствием для Г. Петро, в этот раз не помешало ему получить более 8 млн голосов колумбийцев. Для условного «левого» кандидата в Колумбии это очень хороший результат, который дает надежду на преломление в тенденции колумбийского общества дискредитировать и маргинализировать «левые» политические концепты.

С другой стороны, на кампанию, безусловно, оказывали влияние события в соседней Венесуэле. Глубочайший кризис в Боливарианской Республике — оплоте «социализма XXI в.» — вызывает в Колумбии объяснимое беспокойство. На этих опасениях не без успеха играли «правые», так, например, А. Урибе заявлял, что «Сантос открыл в Колумбию путь для “кастрочавизма”», а «Петро угрожает экспроприацией». При всей примитивности таких оборотов, они вполне могли найти отклик в сердцах неопределившихся колумбийцев, несколько лет наблюдавших за пикирующей экономикой и разрастающимся социально-политическим кризисом в Венесуэле.

Отношение к мирному процессу. Проблематика мирных договоренностей не могла не оказаться в центре обсуждения. Подавляющее большинство претендентов на президентский пост выступали за сохранение действующих мирных соглашений и за политическую преемственность в вопросах поддержания мира с повстанцами. Исключением, очевидно, стал Иван Дуке, открыто ставивший под сомнение содержание достигнутых договоренностей.

Проблема борьбы с коррупцией. Уже несколько лет все государства Латино-Карибского региона живут в состоянии перманентного антикоррупционного дискурса. Начавшееся в 2014 г. в Бразилии расследование «Лава жату» [3] и последовавшее за ним грандиозное разоблачение коррупционных схем на самом высоком уровне затронули политический истеблишмент без преувеличения в каждой стране ЛКА. В последние годы в Колумбии также существенно вырос спрос на повышение транспарентности политической деятельности, что нашло свое отражение в предвыборных дебатах и программах кандидатов. Что интересно, И. Дуке удалось создать имидж «свежей крови» в колумбийской политике, что позитивно сказалось на его электоральном результате.

Радикал или прагматик: чего ждать от И. Дуке?

И. Дуке успел получить как лестные, так и весьма критические отзывы, но основной вопрос, который волнует сейчас колумбийцев и сторонних наблюдателей, заключается, конечно, в том, чего ждать от нового хозяина дворца Нариньо — резиденции колумбийских президентов.

Во-первых, безусловно, стоит ожидать модификации политики в области мирного строительства. Личность и политический бэкграунд И. Дуке вызывают определенные опасения возможной кардинальной смены парадигмы взаимодействия с герильей. Кандидата от «Демократического центра» даже записывали в ультраправые радикалы, способные принести в жертву мир ради собственных идей. Однако здесь не стоит бросаться резкими заявлениями — за свою не слишком продолжительную карьеру в политике И. Дуке успел зарекомендовать себя как человека деятельного и прагматичного, готового вести диалог. Кроме того, сам консерватор не раз замечал, что в мирных соглашениях его не устраивают, прежде всего, система правосудия для бывших повстанцев и отсутствие наказания для лидеров герильи. Вполне возможно, что его планы по изменению мирного договора касаются только этого пункта или даже только тех представителей FARC, которые сегодня заседают в парламенте страны. На деле это означает, что хоронить мирные договоренности пока рано, а вот готовиться к инициативам по пересмотру отдельных пунктов — самое время.

Другое дело — переговоры с Армией национального освобождения (АНО, ELN), с которой правительство Х.М. Сантоса начало переговоры в 2017 году. На этом направлении нет ощутимых успехов, а И. Дуке, как сторонних жесткой линии, выдвигает к этой повстанческой группировке требования, граничащие с невыполнимыми. Представляется, что в случае с АНО может произойти «откат» или как минимум пауза в мирном процессе.

Во внутренней политике также стоит ожидать проведения ряда крупных реформ, среди которых пенсионная, налоговая, образовательная и политическая (последняя касается, в частности, Сената Колумбии), а также реформа медицинского страхования. И. Дуке и его «политический крестный отец» А. Урибе прилагают немало усилий для формирования лояльной президенту базы политиков, которая впоследствии должна будет обеспечивать поддержку реформистских начинаний молодого президента. Это непростая задача, которая к тому же требует времени, а значит, серьезные внутриполитические изменения вряд ли придутся на начало президентства И. Дуке.

Другое ожидаемое изменение касается Венесуэлы, и на этом направлении, возможно, мы увидим серьезное ужесточение политики. Каракас постепенно становится главной внешнеполитической головной болью Боготы, а бегущие в Колумбию венесуэльцы — предвестниками потенциального гуманитарного кризиса. И. Дуке всегда очень критично относился к венесуэльскому руководству, а в ходе предвыборной кампании поддерживал идею ограничения количества въезжающих в Колумбию венесуэльцев, предлагая распределять венесуэльских беженцев между странами региона в духе того, как поступают с беженцами в ЕС.

Для Колумбии характерно довольно активное участие женщин в общественно-политической жизни. Хотя представительницы прекрасного пола никогда не получали президентское кресло, они успешно занимают важные министерские посты, строят карьеры в судебных и контрольных органах, парламенте, а также возглавляют партии и движения. Завершившаяся гонка и приход к власти И. Дуке закрепили «женскую линию» — в паре с консерватором на выборах победила Марта Лусия Рамирес, которая станет первой в истории Колумбии женщиной, занявшей пост вице-президента.

Первые заявления И. Дуке в качестве избранного лидера крупной латиноамериканской страны дают немало поводов для оптимизма — за пределами предвыборного популизма И. Дуке, очевидно, готов тяжело работать для того, чтобы преодолеть глубочайшую разрозненность колумбийского общества и попытаться совместными усилиями создать сильную мирную Колумбию. Остается только пожелать ему сохранить этот настрой.

1. Там, напомним, с 2007 года у власти бессменно находится Д.Ортега, режим которого все чаще характеризуют как «диктаторский».

2. Леворадикальная группировка 80-х годов

3. Подробнее о резонансном расследовании и «деле Одебрехт» можно почитать здесь: https://brasil.ru/articles/lava-jato-i-odebrecht


Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся