Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Разумовский

Заместитель директора по научной работе Института Латинской Америки РАН, эксперт РСМД

Мартовский доклад Атлантического совета «Китай, нефть и Латинская Америка: мифы и реальность» посвящен экспансии Поднебесной в Латино-Карибской Америке. Подобное внимание, уделенное Китаю, свидетельствует о возрастающих опасениях американских элит, что экспансия азиатской державы в регионе приведет к вытеснению США из зоны их традиционного доминирования.

Следует признать, что, в отличие от многих других аналитических докладов Совета, особенно посвященных России, рассматриваемая работа не отличается очевидной предвзятостью или даже одиозностью. В тексте отсутствуют такие популярные на Западе клише, как «китайская угроза» или «опасность сырьевой зависимости». Напротив, П. Васкес опровергает большинство мифов о китайской модели экономического присутствия в развивающихся странах, представляя нефтегазовые компании из Поднебесной не как геоэкономическое орудие в руках Коммунистической партии Китая, а как прагматичные, заточенные на экономическую целесообразность ТНК.

Тем не менее стилистика и интонация исследования четко дает понять, что США склонны воспринимать китайские инвестиции и кредиты как потенциальную угрозу региону, мотивируя это тем, что непрозрачность большинства переговоров и сделок могут свидетельствовать о несимметричности выгод для сторон.

Разбирая существующие мифы, автор доклада зачастую приписывает китайским компаниям или властям те черты, которые в не меньшей степени свойственны и Соединенным Штатам. Рекомендации, данные в докладе, носят универсальный характер и могут быть применены к взаимодействию с любой страной, не только с Китаем.


Мартовский доклад Атлантического совета «Китай, нефть и Латинская Америка: мифы и реальность» — уже не первая работа, посвященная экспансии Поднебесной в Латино-Карибской Америке. Так, например, в июне 2017 г. был опубликован доклад на тему китайских инвестиций в регион; да и вообще данная страна звучит почти во всех работах Совета по «Южному подбрюшью» Соединенных Штатов. Подобное внимание, уделенное Китаю, свидетельствует о возрастающих опасениях американских элит, что экспансия азиатской державы в регионе приведет к вытеснению США из зоны их традиционного доминирования.

Подобное внимание, уделенное Китаю, свидетельствует о возрастающих опасениях американских элит, что экспансия азиатской державы в регионе приведет к вытеснению США из зоны их традиционного доминирования.

Как и большинство докладов Атлантического совета, данный материал состоит из анализа и последующих практических рекомендаций. Интересным является то, как автор — Патрисия Васкес — построила основную часть текста в формате «мифы и реальность». Следует признать, что, в отличие от многих других аналитических докладов Совета, особенно посвященных России, рассматриваемая работа не отличается очевидной предвзятостью или даже одиозностью. В тексте отсутствуют такие популярные на Западе клише, как «китайская угроза» или «опасность сырьевой зависимости». Напротив, П. Васкес опровергает большинство мифов о китайской модели экономического присутствия в развивающихся странах, представляя нефтегазовые компании из Поднебесной не как геоэкономическое орудие в руках Коммунистической партии Китая, а как прагматичные, заточенные на экономическую целесообразность ТНК.

Основной лейтмотив работы — нефтегазовый голод Китая — главная движущая сила экспансии страны во все регионы развивающегося мира, Латинская Америка не является исключением. И этот тезис невольно вызывает больше всего дискуссий. Спорить с фактом, что нефтегазовый сектор важен для отношений Китая с отдельными странами (прежде всего с Венесуэлой), не приходится. Однако в масштабах всей Латинской Америки такой подход автора доклада представляется устаревшим. Китайское руководство не раз открыто декларировало свое стремление разнообразить повестку, сбалансировать отношения с латиноамериканскими странами.

Говорить о какой-то особенной важности Латинской Америки для энергетического сектора Китая пока рано. Значение региона в китайском импорте нефти чуть превышает 13%, что ниже показателей, например, Западной Африки (15,5%) или Ближнего Востока (18%). Да, за счет налаживания поставок из Венесуэлы эта доля выросла в последнее десятилетие — в 2011 г. доля ЛКА не превышала 8%; но в этом вопросе Латинская Америка не была одинока — росла доля и других регионов мира (в том числе и России), вытеснявших традиционных поставщиков из арабских стран.

Нефтегазовый сектор отнюдь не был главной целью китайских инвестиций в регион. Даже в более раннем докладе Совета, посвященном китайским ПИИ, приводились данные, согласно которым основной отраслью их ориентирования была горнодобыча, а в последние годы добывающий сектор вообще уступил лидерство сфере услуг.

Китай стремится предложить латиноамериканским странам взаимовыгодную модель сотрудничества, увеличивая инвестиции в различные отрасли, в том числе высокотехнологичные, а главное, предлагая мощную кредитную и финансовую поддержку.

Китай уже давно перерос ту стадию развития, когда он был в состоянии предложить внешнему миру лишь примитивную модель взаимодействия «ресурсы в обмен на готовые товары». По опыту не только Латинской Америки, но и Африки, Средней Азии и других регионов мы могли наблюдать постоянное усложнение и обогащение повестки сотрудничества. Следует признать, что Китай наталкивался на осторожную позицию многих латиноамериканских правительств, например, пытаясь продвинуть свои инициативы по подписанию соглашений о свободной торговле. Да, у азиатской державы есть подобные договоренности с Чили, Перу и Коста-Рикой, однако уже много лет не удается инициировать переговоры с Мексикой или странами Меркосур, несмотря на открытую заинтересованность Поднебесной. Проблема очевидна — страны, обладающие собственным промышленным комплексом, опасаются деиндустриализации из-за конкуренции с китайским импортом. Кроме того, острейшей проблемой латиноамериканцев является стабильный дефицит торговли, который в отдельные годы достигал 25–30 млрд долл. [1] Понимая эти ограничения и риски, Китай стремится предложить латиноамериканским странам взаимовыгодную модель сотрудничества, увеличивая инвестиции в различные отрасли, в том числе высокотехнологичные, а главное, предлагая мощную кредитную и финансовую поддержку.

Китай ведет диалог с Латинской Америкой не только в двустороннем формате с отдельными странами, но и воспринимает успешный опыт бирегионального взаимодействия ЕС–ЛКА, выстраивая с 2014 г. механизм CELAC [2] — Китай. В рамках данной площадки создано множество тематических форумов по различным аспектам экономической и политической повестки (инфраструктура, АПК, финансы, технологии и др.), причем символично то, что отсутствует специализированный диалог по энергетике. Этот факт входит в противоречие с тезисом доклада Совета о безусловном приоритете данной сферы в политике Китая на латиноамериканском треке.

Разбирая существующие мифы, автор доклада зачастую приписывает китайским компаниям или властям черты, которые в общем-то в не меньшей степени свойственны и Соединенным Штатам. Например, Васкес развенчивает миф о том, что китайские кредиторы, в отличие от большинства международных финансовых институтов, не предъявляют каких-либо сопряженных жестких требований (финансовых, экологических, политических). Автор выражает мнение о том, что китайские кредиты зачастую сопровождаются обязательствами в части закупок только китайских товаров и услуг для реализации целей займа. Подобная практика действительно распространена при получении денег от Поднебесной, однако, справедливости ради, стоит вспомнить, что отнюдь не Китай является изобретателем такой схемы предоставления финансирования. В Латинской Америке, традиционно зависимой от помощи США, как раз американцев постоянно критиковали за навязывание подобных обязательств закупать строго американские товары или услуги на средства помощи или кредитов.

Автор доклада зачастую приписывает китайским компаниям или властям черты, которые в общем-то в не меньшей степени свойственны и Соединенным Штатам.

В докладе автор придерживается достаточно взвешенной позиции по вопросу экологических и социальных требований, применяемых в работе китайских энергетических компаний. Отмечаются усилия правительства последних лет по внедрению более высоких соответствующих стандартов; однако дан и список ситуаций, получивших огласку в Эквадоре и Колумбии, когда консорциумы китайских и местных латиноамериканских компаний при старте реализации проектов сталкивались с противодействием местных сообществ или экологических организаций, опасавшихся существенных рисков для окружающей среды. Патрисия Васкес, стараясь быть объективной, все-таки критически высказывается в целом о практике работы китайских энергетических компаний, призывая национальные власти предъявлять более строгие требования к экологическим стандартам и прозрачности.

Забота об окружающей среде — это всегда важно, вне зависимости от того, кто озвучивает подобные призывы. Но все-таки стоит вспомнить о куда более громких скандалах и экологических катастрофах, вызванных действиями нефтяных компаний из США. Пожалуй, самым громким примером является экологическая катастрофа в регионе Лаго Агрио на северо-востоке Эквадора, где из-за действий двух американских нефтяных гигантов Texaco, а позже и ее материнской компании Chevron еще несколько десятилетий назад произошло значительное загрязнение нефтью и скважинной жидкостью огромной территории, заселенной преимущественно местными индейскими племенами. Судебные тяжбы с законными требованиями властей Эквадора и местных сообществ компенсировать ущерб, оцененный в 8 млрд долл., пока не закончены. В 2017 г. Верховный суд США отказал истцам, представлявшим местные поселения в пострадавшей зоне, в праве требовать с компании Chevron компенсацию в 8,65 млрд долл. Американский нефтяной гигант вообще всячески пытается увиливать от ответственности, ставя под сомнения очевидные факты ущерба экологии или здоровью местного населения. Атлантический совет может высказывать свои опасения относительно деятельности китайских компаний, однако надо признать, что в настоящее время реальный экологический ущерб был нанесен именно нефтяными корпорациями США.

США склонны воспринимать китайские инвестиции и кредиты как потенциальную угрозу региону.

Атлантический совет не является представителем американского правительства или нефтяных компаний, их тезисы или рекомендации в целом носят объективный и трезвый характер. Поэтому применительно к докладу было бы не до конца верным говорить о «двойных стандартах». Тем не менее стилистика и интонация исследования четко дает понять, что США склонны воспринимать китайские инвестиции и кредиты как потенциальную угрозу региону, мотивируя это тем, что непрозрачность большинства переговоров и сделок могут свидетельствовать о несимметричности выгод для сторон. Действительно, ранее большинство переговоров китайцами велось за закрытыми дверями, однако от этой практики постепенно отходят. Свидетельством этого может быть, например, открытое согласование условий очередного кредита Венесуэле с оппозиционной Национальной ассамблеей в 2016 г. В данном случае подобная прозрачность на руку Китаю, так как позволяет гарантировать соблюдение Венесуэлой своих долговых обязательств даже в случае смены команды у власти.

Владимир Голиней:
Доктрина Монро: 2.0

Ярче всего опасения американцев перед конкуренцией с Китаем проиллюстрированы в более общем, программном докладе Атлантического совета марта 2017 г. «Beyond the headlines: a strategy for US engagement with Latin America in the Trump era». Именно в этом материале высказывались опасения, что протекционизм Трампа будет подталкивать латиноамериканские страны в объятия Китая. В тексте говорится, что «США должны быть обеспокоены экспансией Китая в регионе». В качестве аргументов приводятся не только понятные опасения по поводу потери американскими корпорациями доли рынка, но и относительно идеологического воздействия Поднебесной. Большинство правил экономической политики в Латинской Америке было сформулировано под влиянием американских советов, поэтому они в большей степени были удобны и понятны именно компаниям США. Закрытый же характер переговоров китайских компаний и официальных властей с Латинской Америкой, а также «история валютных манипуляций, чрезмерного отраслевого регулирования и нарушения антидемпинговых норм» представляет угрозу для национальных интересов США. Ярко эти опасения иллюстрирует сказанные в феврале 2018 г. слова бывшего Государственного секретаря США Рекса Тиллерсона об актуальности Доктрины Монро, хотя ей уже 200 лет.

Рекомендации, данные в докладе, носят универсальный характер и могут быть применены к взаимодействию с любой страной, не только с Китаем. Большинство из них абсолютно здравые и разумные — кто будет спорить с важностью создания механизмов участия местных, локальных сообществ в переговорах о совместных проектах? Или необходимостью обеспечения прозрачности деятельности китайского капитала для всех представителей гражданского общества в латиноамериканских странах? Сомнения вызывает лишь то, будут ли эти рекомендации применяться избирательно к китайским компаниям, когда малейшие сомнения в прозрачности переговоров или даже небольшой экологический ущерб тут же будут преподнесены американской стороной как проявление «китайского экспансионизма».

1. Рассчитано автором по данным World Integrated Trade Solution.

2. CELAC — Comunidad de Estados Latinoamericanos y Caribeños — Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна.


(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся