Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Кира Годованюк

К.полит.н., cт.н.с. Центра британских исследований ИЕ РАН, эксперт РСМД

Результаты прошедших 8 июня 2017 г. внеочередных парламентских выборов оказались неожиданными. Т. Мэй надеялась консолидировать партию консерваторов перед началом переговоров по Brexit, однако тори не только потеряли парламентское большинство, но и оказались еще более расколотыми. Фактически предвыборная кампания разворачивалась вокруг столкновения двух лидеров — Т. Мэй и Дж. Корбина, а фокус дебатов сместился от вопроса выхода Великобритании из ЕС к социально-экономическим аспектам и внутренней политике.

Формально победив на выборах, консерваторы оказались в значительно худшем положении. Для формирования правительства им требуется заручиться поддержкой Демократической юнионистской партией. Однако сделка может обойтись консерваторам дорого, поскольку ДЮП будет требовать преимуществ для своего региона, что может, в частности, привести к «смягчению» переговорной позиции Лондона по Brexit.

Между тем лейбористы будут ждать кризиса власти, чтобы взять реванш на очередных досрочных выборах, проведение которых будет зависеть не только от жизнеспособности договоренностей с ДЮП, но и от того, удастся ли Т. Мэй преодолеть противоречия внутри своей партии.

В последнее время почти каждый политический сезон в Великобритании преподносит сюрпризы. Результаты прошедших 8 июня 2017 г. внеочередных парламентских выборов также оказались неожиданными. Объявляя досрочные выборы, Т. Мэй надеялась значительно увеличить консервативное большинство в Палате общин и консолидировать партию перед началом переговоров по Brexit. В результате политического маневра партия тори не только потеряла парламентское большинство, но и оказалась еще более расколотой. В стране сформировался «подвешенный парламент», т. е. ни одна из партий не получила абсолютного большинства в 326 мест.

За консерваторов проголосовали 42,4% избирателей, обеспечив партии 318 мест в Палате общин. Лейбористы, за которых отдали свои голоса 40% избирателей, получили 262 мандата, увеличив свое присутствие в парламенте на 30 мест. В активе Шотландской национальной партии (ШНП) теперь 35 мест (потеряла 21 мандат). Либеральные демократы получили 12 мандатов, увеличив свое присутствие лишь на 4 места. Демократическая юнионистская партия Северной Ирландии (ДЮП) выиграла 10 мест.

За выборами последовали громкие отставки. Свой пост покинул лидер Партии независимости Соединенного королевства П. Натолл. Спустя неделю после выборов о невозможности «оставаться политиком и истинным христианином» заявил лидер партии Либеральных демократов Т. Фаррон.

Фактически предвыборная кампания разворачивалась вокруг столкновения двух лидеров — Т. Мэй и Дж. Корбина, а фокус дебатов сместился к социально-экономическим аспектам и внутренней политике страны.

По итогам выборов не только оппозиция во главе с Дж. Корбином и Т. Фарроном, но и ряд однопартийцев призывали к отставке Т. Мэй. За премьер-министра заступился глава МИД Великобритании Б. Джонсон, убеждая соратников по партии, что именно Т. Мэй может обеспечить выгодную сделку с ЕС.

Изначально целью проведения досрочных выборов было решение вопроса о проведении Brexit. Однако фактически предвыборная кампания разворачивалась вокруг столкновения двух лидеров — Т. Мэй и Дж. Корбина, а фокус дебатов сместился к социально-экономическим аспектам и внутренней политике страны. Консервативная партия шла на выборы будучи уверенной в своей безоговорочной победе. Рейтинги ее прямого конкурента, Лейбористской партии, были рекордно низкими.

Тем не менее результаты голосования показали, что консерваторы недооценили своего противника, считая Дж. Корбина «хромой уткой». Консерваторы противопоставили ему своего лидера Т. Мэй. Главный предвыборный слоган тори — тезис о «сильном и стабильном лидерстве» — повторялся настолько часто, что даже превратился в политический мем, раздражающий электорат. Посыл для избирателя был прост — только тори во главе с Т. Мэй могут эффективно руководить страной, обеспечить выгодную сделку с ЕС, а также решить внутриполитические задачи. Вся предвыборная кампания консерваторов строилась вокруг персоны Т. Мэй и ее жесткой переговорной позиции по Brexit: «лучше не иметь сделки, чем заключить плохую сделку с ЕС».

Нежелание Т. Мэй участвовать в телевизионных дебатах, две террористические атаки во время избирательной кампании в Манчестере и Лондоне, партийный манифест, содержащий статьи о сокращении государственных расходов привели к значительному снижению рейтинга тори накануне дня голосования.

Правящая партия консерваторов предложила ряд непопулярных мер. Например, избиратели крайне негативно восприняли так называемый «налог на деменцию» — план, в соответствии с которым больные пожилые люди обязывались оплачивать расходы за содержание и уход за счет своей собственной недвижимости. Позже тори скорректировали план и предложили обязать пожилых оплачивать уход за ними до тех пор, пока их сбережения не сократятся до 100 тыс. фунтов. Тори включили в свой партийный манифест предложение заменить бесплатные школьные обеды бесплатными завтраками. Сокращение финансирования школ вызвало бурную критику, рейтинги тори начали падать. Дискуссию также вызвало заявление Т. Мэй о желании вынести на публичное голосование отмену запрета на охоту на лис.

Лейбористы, наоборот, обещали электорату прекратить политику жесткой экономии, увеличить государственное финансирование социальной сферы, ренационализацию железных дорог (приватизацией были недовольны многие британцы, которые посчитали, что из-за нее упало качество обслуживания), увеличить пособия для малоимущих, отменить плату за обучение в вузах и т. д.

Любопытно, что прошедшие выборы показали рекордно высокую за последние 25 лет явку избирателей, составившую 68,73%. Именно лейбористам удалось привести большое количество молодежи к урнам для голосования во многом благодаря обещанию отменить плату за университетское обучение. Подобное обещание — весьма дальновидный ход. Именно из-за низкой явки молодежи на референдум о членстве Великобритании в ЕС исход голосования оказался в пользу Brexit. Молодежь в большинстве своем выступала с проевропейских позиций, однако просто не явилась на избирательные участки. В определенном смысле голосование в пользу Дж. Корбина — это реванш проевропейски настроенной молодежи за Brexit.

YouGov

Разочарование постигло также Шотландскую национальную партию. Предложение о проведении нового референдума о независимости не выдержало критики электората. В итоге Шотландская консервативная партия «оттянула» от ШНП голоса тех, кто не поддержал идею референдума об отделении.

Формально победив на выборах, консерваторы оказались в значительно худшем положении, чем были до 8 июня. Потеряв 12 мест, тори утратили парламентское большинство, поэтому для формирования жизнеспособного правительства им требуется заручиться поддержкой иной партии. По идеологическим и арифметическим причинам единственно возможный вариант — это ДЮП, поддерживающая Brexit и располагающая 10 местами в Палате общин, необходимыми для поддержки законопроекта при голосовании. Получив разрешение от королевы сформировать правительство, Т. Мэй объявила о «намерении работать вместе с друзьями из Демократической юнионистской партии». Речь не идет о создании коалиционного правительства — представители ДЮП не вошли в кабинет министров, консерваторы рассчитывают на тактическую поддержку 10 депутатов от ДЮП при голосовании в парламенте.

Лейбористы будут ждать кризиса власти, основанной на хрупкой «сделке консерваторов и ДЮП», чтобы взять реванш на очередных досрочных выборах.

Сделка с североирландской партией может обойтись консерваторам дорого. ДЮП — региональная партия, а значит, она будет требовать особых преимуществ для своего региона. Кроме того, эта партия представляет регион, в котором имел место вооруженный этнополитический конфликт, следовательно, существует риск поставить под угрозу мирный процесс в регионе. Дело в том, что в «Соглашении Страстной пятницы» — соглашении об урегулировании североирландского конфликта — содержится обязательство правительства сохранять «беспристрастность» в отношении всех политических партий Северной Ирландии. Поэтому и консерваторы и ДЮП будут стараться минимизировать видимость альянса или союза. При этом для поддержки при голосовании в Палате общин тори придется пойти на определенные уступки.

Несмотря на то, что ДЮП в общей своей массе поддерживала Brexit, она выступает за сохранение свободы передвижения, а значит, за сохранение доступа к общему рынку. Партия выступает против установления жесткого пограничного контроля с Республикой Ирландия. Как минимум для региона Северной Ирландии ДЮП будет требовать подобного исключения, что может привести к «смягчению» переговорной позиции Лондона по Brexit. Кроме того, ДЮП может потребовать увеличение финансирования для региона.

YouGov

Первое тестирование договоренностей — тронная речь королевы — план правительства по основным направлениям работы, за который должен проголосовать парламент. Если благодаря поддержке ДЮП план тори будет одобрен, тандем консерваторы – ДЮП получит апробацию. Хотя настоящей проверкой на прочность станет голосование по конкретным законодательным инициативам (здесь может наблюдаться не только расхождение позиций между тори и ДЮП, но и противодействие заднескамеечников из Консервативной партии).

Между тем лейбористы будут ждать кризиса власти, основанной на хрупкой «сделке консерваторов и ДЮП», чтобы взять реванш на очередных досрочных выборах. Состоятся они в ближайшее время или нет, будет зависеть не только от жизнеспособности договоренностей с ДЮП, но и от того, удастся ли Т. Мэй преодолеть противоречия внутри своей партии.

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Общество и культура"]=>
  string(36) "Общество и культура"
  ["Европа"]=>
  string(12) "Европа"
  ["Новая повестка российско-британских отношений"]=>
  string(86) "Новая повестка российско-британских отношений"
}

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся