Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Виктор Катона

Специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

«Газпром», похоже, всерьез намерен урегулировать свои разногласия с Европейской комиссией. После провала «Южного потока», многолетнего обструкционизма в отношении «Северного потока-1» и всяческих попыток Брюсселя потеснить российского газового гиганта во избежание чрезмерного укрепления «Газпрома», события последних месяцев могут послужить существенным толчком для развития новых проектов российского экспортного монополиста в Европе.

«Газпром», похоже, всерьез намерен урегулировать свои разногласия с Европейской комиссией. После провала «Южного потока», многолетнего обструкционизма в отношении «Северного потока-1» и всяческих попыток Брюсселя потеснить российского газового гиганта во избежание чрезмерного укрепления «Газпрома», события последних месяцев могут послужить существенным толчком для развития новых проектов российского экспортного монополиста в Европе.

Первой внеарбитражной победой «Газпрома» является пересмотр Европейской комиссией (ЕК) решения об использовании мощностей газопровода Opal, одного из наземных продолжений Северного потока на территории Германии. Прежде российский концерн имел право поставлять газ через газопровод, доходящий до чешско-германской границы, до 18 млрд м3 в год, т.е. примерно до 50% общей пропускной способности в 36,5 млрд м3. Согласно новому решению ЕК, помимо своей нормы «Газпром» сможет принимать участие в торгах по остальным 50%, причем дополнительные объемы газа, в зависимости от заявок других компаний, могут возрасти вплоть до 12,8 млрд м3 (до 80% пропускной способности). «Газпрому» придется отдать по крайней мере 10% общего объема поставок третьим компаниям, и, в зависимости от роста предложения других европейских компаний, этот показатель может возрасти до 20%. Каким образом действует нововведенная схема?

Сейчас «Газпрому» придется выделить третьим сторонам 10% от собственного заявленного объема, порядка 2,6 млрд м3. Если спрос на эти объемы покроет по крайней мере 90% указанного объема, то в следующем году «Газпрому» придется предоставить третьим компаниям эквивалент 15% своего заявленного объема. Эта градация не является бесконечной, так как, достигнув 20-процентного предела, механизм дальше не действует. Кроме того, «Газпрому» будет даже предоставлена возможность участвовать в аукционах на 10%, изначально предлагаемым третьим компаниям, однако по базовой ставке, которая, по мнению Европейской комиссии, должна соответствовать ценам в аналогичных газопроводах Европы.

Примечательно, что предоставление доступа третьих компаний ставится в зависимость от объемов «Газпрома», а не пропускной способности газопровода. Таким образом, вполне представимо положение, когда весь газ, поступающий по газопроводу Opal является российским (и, если экспортную монополию российского концерна не отменят, то и добытым «Газпромом»), пусть и часть этих объемов сбывается уже местными операторами. Однако это не означает, что «Газпром» сразу же доведет свою долю до необходимых 80–90%. На данный момент доля «Газпрома» в газопроводе Opal составляет 25,6 млрд м3 — остальные объемы застолбили за собой германская энергоснабжающая компания Uniper (6,4 млрд м3) и трубопроводный оператор Gascade (4,5 млрд м3). Газ данных компаний является российским и поступает через «Северный поток-1», однако имущественные права на них, по всей видимости, переходят в Грейфсвальде, где Северный поток впервые соприкасается территории ФРГ.

Украина недовольна

southfront.org

Следует отметить, что данное соглашение между Европейской комиссией и «Газпромом» действует до 2033 г., т.е. существенно дольше, нежели соглашение между Киевом и российской компанией, заканчивающееся в 2019 г. От данной сделки выигрывают все, кроме Украины, которая в скором времени лишится дополнительных бюджетных поступлений от газового транзита. Ожидаемым образом, украинское энергетическое сообщество отреагировало крайне отрицательно — глава «Нафтогаза Украины» сетовал на то, что это решение является поддержкой российским замыслам по «по уничтожению украинской газотранспортной системы как конкурента в поставках газа в страны ЕС». В случае, если доля принадлежащего «Газпрому» газа в газопроводе Opal достигнет 80%, транзитные доходы Украины снизятся на 290–320 млн долларов, если в случае отсутствия других предложений дойдет до 90% — то на 395–425 млн долларов.

Официальная реакция украинской стороны также оказалась крайне возмущенной. Президент Украины П. Порошенко заявил, что решение по газопроводу Opal не соответствует положениям Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. При этом делаются ссылки на Статьи 274 данного Соглашения, согласно которому стороны должны предварительно согласовывать проекты в сфере энергетики. Примечательно, что украинская политическая элита утвердила обсуждаемый три года и выдвигаемый МВФ в качестве одного из ключевых мер по реформированию энергетики проект о выделении из общей структуры «Нафтогаза Украины» компании-оператора газотранспортной системы страны под названием «Магистральные нефтепроводы Украины» фактически сразу после того как было объявлено о договоренности между «Газпромом» и Европейской комиссией.

«Газпром» в данном деле пошел на определенные уступки Европейской комиссии, которая все еще озабочена монополистическим положением российской компании на ряде европейских рынков. Один из таких рынков — Чехия, конечный пункт Opal, по которому сторонам пришлось не один год трудиться над нахождением взаимоприемлемого решения. Газпром еще в октябре 2015 г. подал заявку на предоставление ему полного доступа к мощностям газопровода. В мае 2016 г. власти Германии, бизнес-круги которой являются основным лоббистом за доступ «Газпрома» к газопроводу Opal, подали Брюсселю ходатайство о предоставлении российскому концерну полного права пользоваться газопроводом. Непосредственно в Германии исключение из-под общих правил Европейского союза было газопроводу Opal предоставлено еще в 2009 г., через несколько месяцев после принятия Третьего энергетического пакета, существенно ужесточающего общие правила транспортировки и поставок газа в рамках ЕС.

Первый шаг к всеобъемлющему примирению?

www.nord-stream.com
Виктор Катона:
В обход санкций и Украины

В течение последних нескольких лет уже не один раз анонсировалось, что Европейская комиссия и «Газпром» на грани достижения договоренностей о новых принципах сотрудничества. По сообщениям СМИ, ЕК и «Газпром» в очередной раз приблизились к достижению соглашения. Однако даже в случае успеха, для окончательного вступления в силу документа потребуется одобрение всех затронутых государств и ничего не гарантирует благосклонное отношение Польши или прибалтийских стран, возмущенных строительством «Северного потока-2» или постепенным сворачиванием российских поставок через балтийские порты.

Расследование Европейского союза, возглавляемое еврокомиссаром по вопросам конкуренции М. Вестагер, зиждилось на предположении, что «Газпром» нарушил антимонопольное законодательство ЕС в случае поставок газа в восемь государств интеграционного блока — Болгарии, Венгрии, Латвии, Литве, Польше, Словакии, Чехии и Эстонии. Помимо завышенных цен российскому концерну также инкриминировалась привязка газовых контрактов к нефтяным котировкам и запрет на реэкспорт поставляемого из России газа. ЕК будет весьма сложно доказать, что положения Третьего энергетического пакета ретроспективно применимы, однако Брюссель будет стараться впредь суживать пространство для маневра «Газпрома».

Принимая во внимание, что, по мнению Министерства энергетики России, Украине не достает еще 1,5–2 млрд м3 газа (закачано было 14,7 млрд м3 вместо запланированных 17 млрд м3) для планомерного прохождения зимнего отопительного сезона, вероятно, что сделка по Opal повлечет за собой смягчение российской позиции в ходе трехсторонних переговоров Россия–ЕС–Украина по ценообразованию газа, поставляемого на Украину. Заинтересованность в проведении трехсторонних переговоров Брюссель выражает уже несколько месяцев — комиссар ЕС по энергетике М. Шефчович намеревался возобновить формат еще к осени, однако ввиду административных проволок намеченный на октябрь 2016 г. визит еврокомиссара пока что так и не состоялся.

Арбитраж Украины с Газпромом

В отличие от взаимоотношений Европейской комиссии и «Газпрома», судебный процесс между российским концерном и «Нафтогазом Украины» будет, по всей видимости, доведен до конца без того, чтобы стороны пошли на мировую. Уже более двух лет ведется иск в Арбитражном суде Торговой палаты Стокгольма по требованию украинской стороны компенсировать ей те издержки, которые она понесла ввиду, согласно ее утверждениям, неоправданно высоких цен на газ и чрезмерно низких по транзитным платежей в период 2009–2014гг., а также отменить контрактную клаузулу о невозможности реэкспорта поставляемого «голубого топлива». «Нафтогаз Украины» предъявил к «Газпрому» исковые требования на общую сумму 27 млрд долларов, в том числе на 14 млрд долларов по «несправедливым» ценам, а по транзиту газа — на 8,2 млрд долларов.

«Газпром» предъявил украинской стороне встречный иск на сумму 31,75 млрд долларов, включающий в себя недоплаты за поставленный Украина газ (порядка 29 млрд долларов за период 2012–2015 гг.), штрафы по контрактам take-or-pay, а также недоплата за газ, поставленный отделившимся регионам Украины — ЛНР и ДНР. Решение ожидается до марта 2017 г., однако весьма маловероятен сценарий, по которому бы «Газпром» обязали выплатить столь весомую сумму. К тому же, в июне 2016 г. тот же Арбитражный суд постановил, что схожие претензии Литвы к «Газпрому», согласно которым российский концерн должен был поставлять газ по «справедливой» цене, необоснованны и российский концерн не нарушал условий конкурентной борьбы. Также не следует ожидать решения в пользу «Газпрома» — в том числе и из-за того, что такой шаг бы фактически означал полное банкротство «Нафтогаза». Скорее всего, итогом станет патовая ситуация — ни Киеву ретроспективно доказать наличие недобросовестных практик российской стороны, ни «Газпрому» в полной мере добиться возврата денег не удастся.

(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся