Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.33)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Мария Небольсина

К.полит.н., научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Новое учебное пособие А. Фененко «История международных отношений: 1648–1945», вышедшее в 2018 г., представляет собой комплексное исследование системы международных отношений от создания Вестфальского государства до окончания Второй мировой войны. В своей работе автор предлагает проследить эволюцию взаимодействия государств через призму четырех мировых порядков, которые сменяли друг друга, начиная с 1648 г. — Вестфальский, Венский, Версальско-Вашингтонский и Ялтинско-Потсдамский, — а также увидеть то, как порядок, возникший сначала в Европе, распространялся на другие регионы мира и в конце концов стал глобальным.

Анализируя исторические события, автор наводит читателя на мысль о том, что, как и в случае со сломом Вестфальского, а затем и Венского порядков, крахом Версальско-Вашингтонской системы вновь стали гегемонистские устремления разных держав (Германии, Японии, СССР и пр.), повлекшие за собой развитие нацистских идей, развязывание тотальной войны и необходимость кардинального пересмотра системы международных отношений. В этой связи очень важно обратить внимание на то, как А. Фененко удалось расширить анализ Второй мировой войны.

История показывает, что смена порядков не оказывает значительного воздействия на стремление держав обладать все большими ресурсами, а также доминировать и влиять. Исключения, пожалуй, составляют самые первые годы после установления нового порядка, когда державы еще не оправились от разрушительных войн и стремятся не довести до них вновь.

Стоит отметить, что ни один мировой порядок не увенчался миром. Несмотря на заявленные принципы Ялтинско-Потсдамского порядка, за последние 70 лет они неоднократно нарушались и по сей день продолжают проходить проверку на прочность. Автор делает ряд важных выводов об общей демократизации международных отношений после установления нового мирового порядка, об окончании эпохи европоцентризма, о прекращении существования великих европейских держав, а также возрастающей роли международного права.

Новое учебное пособие А. Фененко «История международных отношений: 1648–1945», вышедшее в 2018 г., представляет собой комплексное исследование системы международных отношений от создания Вестфальского государства до окончания Второй мировой войны. В своей работе автор предлагает проследить эволюцию взаимодействия государств через призму четырех мировых порядков, которые сменяли друг друга, начиная с 1648 г. (Вестфальский, Венский, Версальско-Вашингтонский и Ялтинско-Потсдамский), а также увидеть то, как порядок, возникший сначала в Европе, распространялся на другие регионы мира и в конце концов стал глобальным.

Структура работы состоит из введения, трех разделов, каждый из которых разбит на смысловые части — главы и заключения. В предисловии автор предлагает обширный терминологический аппарат, помогающий читателю лучше ориентироваться в материале. Автор обозначает мировой порядок как «совокупность правил и норм, определяющих характер взаимодействия участников системы международных отношений» (с. 5). В структуре каждого порядка автор выделяет управляющие параметры (базовые нормы порядка), системные регуляторы (механизмы эволюции порядка) и среду (влияние норм на поведение участников системы). Соответственно, порядки, по мнению А. Фененко, могут быть двух типов: гегемонистскими и баланса сил. Вестфальский порядок был гегемонистским, поскольку его управляющим параметром был гегемонизм Франции; Венский и Версальско-Вашингтонский — баланса сил, поскольку для них было характерно равномерное распределение сил между великими державами.

Введение, которое предваряет основной корпус текста, предлагает совершить экскурс в историю, предшествующую заключению Вестфальского договора в 1648 г. Здесь важными представляются рассуждения автора о переходе от распространенного в Европе в Средние века феодалитета к эпохе модерна, а также об этапах борьбы Франции и империи Габсбургов за гегемонию в Европе, которые привели к смене иерархического порядка передачи власти на династический, определив весь дальнейший ход истории. Введение, как и последующий текст книги, включает в себя рубрики под названием «Это важно» и «Это интересно», из которых можно узнать, например, о том, что титул курфюста не был тождественен титулу князя. Помимо этого, автор раскрывает такие понятия, как «эпоха маринизма», принцип cujus regio, ejus religio и пр.

Безусловное достоинство учебного пособия заключается в богатом фактологическом материале и изобилии интересных, а порой забавных исторических подробностей, одушевляющих события и позволяющих не только увидеть картину мира глубоко и детально, но и живо представить себе контекст. Например, в первой главе пособия, в которой речь идет об англо-голландском морском соперничестве, А. Фененко упоминает такой интересный факт, как требование англичан к иностранным судам спускать флаги в знак приветствия своим кораблям. Отказ голландцев привел к тому, что Англия объявила им войну (подробнее см. Стр. 25). Подобный подход, который встречается и в других учебных пособиях А. Фененко, делает процесс изучения истории международных отношений более увлекательным, а также способствует развитию системного мышления и успешному усвоению материала.

Повествуя о десятилетиях, последовавших за подписанием Вестфальского мира, автор подробно остановился на дипломатии России, которая с воцарением Петра I стала встраиваться в процесс вестернизации и начала играть все более заметную роль в формировании европейской политики (подробнее см. Главу 2). Здесь же А. Фененко обращает внимание на избранную Россией политическую модель для своего дальнейшего развития, которая во многом определит ход российской истории. Развивая эту мысль, автор особо отмечает формирование внешнеполитической доктрины России во времена правления Екатерины II, в основе которой лежали три важных элемента: 1) обеспечение безопасности границ России; 2) создание вдоль границ России пояса буферных государств; 3) сохранение баланса сил в Западной и Центральной Европе (подробнее см. Главу 4). Внимание автора к данным аспектам представляется весьма значимым, т.к. они помогают лучше разобраться в хитросплетениях российской политики в рассматриваемый период, а также позволяют прояснить многие моменты современной политики России.

При описании многочисленных войн, которыми сопровождалась история международных отношений вестфальского периода, автор не забывает упомянуть важные тактические изменения в военном деле, которые повлияли на совершенствование методов вооруженного противостояния между державами, приводя к усилению одних, ослаблению других и — что главное — к изменению границ европейских государств. Говоря о суверенитете как об основе государства, А. Фененко в то же время делает важное замечание о том, что в США суверенитет сразу же утвердился как национальный, в отличие от Европы, где до XIX в. доминирующим оставался принцип государственного суверенитета (подробнее см. Главу 2). Далее в разделе, посвященном истории США, автор отмечает, что и Венский порядок, который пришел на смену Вестфальскому, в Западном полушарии выглядел несколько иначе, чем в Европе, и базировался не на балансе сил, а на идее американского лидерства (подробнее см. Главу 15).

А. Фененко справедливо отмечает, что перманентные гегемонистские устремления Франции в конечном счете вылились в крупномасштабные Наполеоновские войны, предрешившие судьбу Вестфальского порядка и открывшие новую страницу в истории международных отношений: проведение Венского конгресса и становление нового, Венского, порядка, основной принцип которого заключался в недопущении гегемонии какой-либо из европейских государств, т.е. в сохранении баланса сил.

А. Фененко детально описывает становление новых государств как на территории Европы (Греция, Балканский полуостров), так и в других частях света (Латинская Америка, Средний Восток, Восточная Азия и др.). Расширяя географию распространения принципа национального государства, автор в то же время делает важное замечание о том, что система баланса сил, изначально выражавшаяся в сохранении status quo в соответствии с принципами Венского порядка, во второй половине XIX в. начинает трансформироваться в военные коалиции и союзы между державами, меняя и сам устоявшийся порядок. Кроме того, А. Фененко справедливо отмечает, что новый географический охват, а также усиление позиций таких государств, как США и Япония, и выведение их в лидеры повлияли на глобализацию Венского порядка международных отношений. В этой связи весьма содержательной представляется глава 15, в которой детально описано становление США как лидера Западного мира.

Очень важным разделом пособия является глава, посвященная процессу колонизации территорий, находящихся в Азии, Африке, Латинской Америке. Основной вывод, к которому подводит автор, заключается в том, что борьба между великими европейскими державами продолжалась в ином виде и переместилась из Европы в другие регионы мира. При этом накал противостояния не снижался, а напротив — интенсифицировался, и постепенно включал новые аспекты: вступление мира в индустриальную эру, научно-технический прогресс, в том числе и в военном деле, усиление новых держав и т.п. Иными словами, автор подчеркивает, что концепция баланса сил видоизменялась и неизбежно вела к новой смене мирового порядка. Кроме того, на примере Англо-бурской войны (1899–1902 гг.) А. Фененко предлагает посмотреть на то, как менялся характер войн и какую разрушительную силу они начинали приобретать.

Размышления автора о формировании коалиций между европейскими державами наводят на мысль о том, что в период становления Вестфальского порядка, когда, например, Франция или Швеция стремились закрепить свое лидерство в Европе, им противостояли коалиции и союзы других держав, стремившихся не допустить их усиления. То есть история показывает, что смена порядков не оказывает значительного влияния на стремление держав обладать все большими ресурсами, а также доминировать и влиять. Исключения, пожалуй, составляют самые первые годы после установления нового порядка, когда державы еще не оправились от разрушительных войн и стремятся не довести до них вновь. Данную мысль подтверждают многочисленные балканские кризисы, детально описанные автором в Главе 19 учебного пособия, накануне слома Венского порядка. Закономерным итогом этих и других событий стала Первая мировая война, распад нескольких европейских империй и необходимость пересмотра существующего порядка. Автор справедливо отмечает, что в результате Первой мировой войны Европа утратила свое значение как законодателя международных процессов, став одним из нескольких «центров возникающего глобального мира» (подробнее см. Главу 20). Автор продолжает свою мысль, отмечая, что новый Версальско-Вашингтонский порядок начинался не просто как проект послевоенного урегулирования, а как соперничество различных идеологических систем (например, советская Россия представляла собой левый идеологический блок). А. Фененко предлагает весьма точное определение нарождающемуся порядку — «идеологическая многополярность». В его орбиту теперь были включены страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также Ближний Восток.

Несмотря на установление нового порядка, автор отмечает ряд важных противоречий, которые делали Версальско-Вашингтонскую систему международных отношений уязвимой (подробнее см. Главу 25). Одним из таких препятствий, помимо прочего, был СССР, трудности признания которого другими державами весьма подробно описаны автором. Это, по замечанию А. Фененко, приводило к неполной интеграции СССР в новый международный порядок. Особое место автор отводит не только военно-политическим аспектам, которые повлияли на прочность нового порядка (например, экспансионистские устремления Германии), но и первому глобальному экономическому кризису, получившему название «Великая депрессия». Попыткой преодолеть противоречия стала система коллективной безопасности, однако совокупность различных событий, детально проанализированных автором, не ослабила напряженность между странами и уже в середине 30-х гг. ХХ в. привела к кризису сначала в отдельно взятом регионе — АТР, а затем и в Европе.

Анализируя исторические события, автор снова наводит читателя на мысль о том, что, как и в случае со сломом Вестфальского, а затем и Венского порядков, крахом Версальско-Вашингтонской системы вновь стали гегемонистские устремления разных держав (Германии, Японии, СССР и пр.), повлекшие за собой развитие нацистских идей, развязывание тотальной войны и необходимость кардинального пересмотра системы международных отношений. В этой связи очень важно обратить внимание на то, как А. Фененко удалось расширить анализ Второй мировой войны. В частности, автор предлагает поразмышлять над идеологическими корнями нацизма, которые он увязывает с немецкой философией Г.В.Ф. Гегеля, К. Хаусхофера, О. Шпенглера, Е. Дюринга, А. Мёллера ван ден Брука.

Развивая эту мысль, автор одним из первых сравнивает новый нацистский порядок с периодом Средневековья, отсылая, например, читателей к идее возрождения древней Бургундии по проекту Г. Гиммлера (Глава 32). Автор детально рассматривает несколько вариантов нового нацистского порядка. Один из них подразумевал планы по созданию «Великой Германской империи», второй предполагал окружение Германии поясом зависимых государств, третий — колонизацию Восточной Европы. А. Фененко указывает на то, что во время Второй мировой войны произошло столкновение двух глобальных проектов — демократического пути развития мира и идеи создания Нового Средневековья. Иными словами, раскрывая замысел Германии, А. Фененко показывает, как по мере продвижения немецко-фашистских войск в первые годы войны и все более широкого географического охвата новый нацистский порядок грозил превратиться в особый мировой проект. Таким образом, автор подводит читателя к очень ценной мысли о том, что создание Антигитлеровской коалиции — гораздо более широкое понятие, чем объединение нескольких государств, противостоявших нацистской Германии. Речь шла о борьбе с идеологией, грозившей человечеству глобальным регрессом. Необходим был пересмотр хотя и существовавшего, но уже не работавшего порядка. Победа над Германией и окончание Второй мировой войны привели к формированию новой системы.

Однако интересно отметить, что ни один мировой порядок не увенчался миром. Несмотря на заявленные принципы Ялтинско-Потсдамского порядка, ознаменовавшего собой новый этап в системе международных отношений, начиная с 1945 г., они неоднократно нарушались за последние 70 лет и по сей день продолжают проходить проверку на прочность. Автор делает ряд важных выводов об общей демократизации международных отношений после установления нового мирового порядка (например, изменение характера задач и расширение круга проблем, стоящих перед человечеством), об окончании эпохи европоцентризма, о прекращении существования великих европейских держав, а также возрастающей роли международного права.

Нужно отметить, что удалось остановиться лишь на малой доле достоинств «Истории международных отношений: 1648–1945». Все же при описании вопросов и исторических событий, связанных с Великобританией и США, нельзя не отметить некоторую пристрастность автора к данным державам. На протяжении всего повествования угадывается симпатия автора из зарубежных государств к Великобритании и США. Впрочем, по субъективному мнению рецензента, многообразие деталей в описании и особое внимание к этим странам может объясняться интересом автора к политике Великобритании и США, а следовательно, более глубоким познаниям в данной области. Тем не менее это никак не снижает значимость труда А. Фененко и не умаляет высокую научную роль данного исследования. Оно представляется цельным, законченным и представляет большую ценность не только для студентов вузов, но и для всех интересующихся историей международных отношений.

Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.33)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся