Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД), член РСМД

Проигравшими оказались все – и Литва, пытавшаяся вписать в историю Европы вильнюсский саммит Восточного партнерства, и Польша, так долго лоббировавшая ассоциацию Украины в ЕС, и Жозе Мануэль Баррозу, для которого договоренность с Украиной могла бы стать достойным украшением многолетней карьеры выдающегося евробюрократа. Проигравшими оказались и европейские компании, надеявшиеся на открытие на восточных рубежах Евросоюза новых рынков сбыта.

Как бы ни развивались дальше события на Европейской площади Киева и в кабинетах администрации президента Украины на Банковской улице, ясно одно – Европейский Союз потерпел неожиданное, обидное и сокрушительное поражение. Проигравшими оказались все – и Литва, пытавшаяся вписать в историю Европы вильнюсский саммит Восточного партнерства, и Польша, так долго лоббировавшая ассоциацию Украины в ЕС, и сам Председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу, для которого договоренность с Украиной могла бы стать достойным украшением многолетней карьеры выдающегося евробюрократа. Проигравшими оказались и европейские компании, надеявшиеся на открытие на восточных рубежах Евросоюза новых рынков сбыта.

Впрочем, от поражений никто не застрахован. Важно, какие выводы делает потерпевший поражение. Готов ли он объективно взвесить свои просчеты, анализировать допущенные ошибки или предпочитает перекладывать вину на досадные случайности, волю рока или происки темных сил? Пока складывается впечатление, что лидеры Евросоюза склонны винить в срыве соглашения кого угодно, только не себя. В первую очередь, разумеется, виноват Путин, который «выкрутил руки» беспомощному Януковичу и не пустил Украину в «европейскую семью». Виноват, конечно, и сам Янукович, не сумевший противостоять жесткому давлению Москвы. Отчасти виновата и украинская оппозиция, недостаточно настойчиво боровшаяся за «европейский выбор» против московских марионеток. Хотя как раз у оппозиции еще есть шанс исправиться, заставив своими решительными действиями пересмотреть принятое властью решение.

Однако, как ни оценивай действия Путина или Януковича в очередном украинском кризисе, это не отменяет одного фундаментального факта: Европейский Союз не смог или не захотел предложить Украине никаких конкретных бонусов от ассоциированного членства, которые бы хоть как-то компенсировали неизбежные потери от разрыва традиционных экономических связей с восточными соседями. Никаких, пусть даже и символических. Ни будущего членства в Евросоюзе, хотя бы в среднесрочной перспективе. Ни введения безвизового режима в ближайшее время. Ни каких-то субсидий, направленных на смягчение последствий структурной перестройки экономики. Фактически все свелось к патетической риторике о «европейской семье», «общих ценностях» и «чаяниях украинского народа». И, конечно, к заверениям о том, что где-то в светлом будущем создание зоны свободной торговли с ЕС пойдет на пользу украинской экономике.

Да, конечно, Евросоюз сегодня не в лучшей форме, и ожидать от него щедрых подарков Украине было бы наивным. Средств у Брюсселя не хватает даже для того, чтобы выкарабкаться из собственного финансового кризиса. Но тогда зачем было затевать эту историю с Украиной именно сейчас, когда будущее самого Евросоюза остается, мягко говоря, туманным? Европейские стратеги и брюссельские бюрократы по собственному опыту должны прекрасно понимать, что Янукович – как и любой другой политик на его месте – не может ждать «светлого будущего». Ему придется платить по счетам очень скоро: президентская избирательная кампания начнется буквально со дня на день. И тут большой вопрос – что хуже: политическая поляризация в стране или глубокий кризис в украинской экономике, связанный со сворачиванием экономических связей с соседней Россией.

Вообще-то, государственная мудрость европейских бюрократов могла бы заключаться как раз в том, чтобы не ставить Украину перед необходимостью выбора между востоком и западом. Между Россией и Европейским Союзом. Между ассоциированным членством в ЕС и евразийской интеграцией. Между политической поляризацией и экономическим крахом. Украина просто не в силах сделать этот выбор – по крайней мере, в обозримом будущем – не разрушая себя как общество, как страну, как уникальную культуру в самом сердце нашего общего континента. Очень странно, что этой очевидной реальности не видят те в Евросоюзе, кто считает себя друзьями Украины и защитниками ее интересов. Кстати, порой складывается впечатление, что этой очевидной реальности не хотят видеть и те деятели в Москве, которые сейчас празднуют победу над Европейским Союзом и говорят об «историческом развороте» и «судьбоносном выборе» Киева.

Может быть, время для такого судьбоносного выбора когда-то и наступит. Но не сегодня и не завтра. Пусть этими вопросами занимается новое поколение политиков – и в Европейском Союзе, и в России и на Украине. Вполне возможно, что это новое поколение найдет такие пути решения украинской головоломки, о которых мы сегодня даже не догадываемся.

А сегодня крайне нужен формат обсуждений на высшем уровне в треугольнике «Россия – Украина – ЕС». Такой формат ни в коей мере не подрывает суверенитета Украины и не дает Москве права вето в отношении тех или иных решений Киева. Но без такого формата мы раз за разом будем скатываться к геополитике ХХ века, к привычной «игре с нулевой суммой», к повторяющимся кризисам и нестабильности в крупнейшем государстве Центральной Европы. Казалось бы, в свете текущих событий такое заключение должно быть очевидным для всех сторон. Однако даже недавнее робкое предложение украинского руководства начать трехсторонние переговоры для сбалансированного развития отношений натолкнулись на гневную отповедь главы МИД Литвы Линаса Линкявичюса, заявившего, что и сегодня он «не видит никакой роли» России в европейско-украинских переговорах. «Молчать, если хотите со мной разговаривать!» — говорил в подобных случаях Хельмут фон Мольтке-старший. Но стоит ли возводить сентенцию экспансивного прусского генерала в ранг европейского переговорного принципа?

Источник: КоммерсантЪ


Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся