Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Виктория Панова

К.и.н., проректор по международным отношениям Дальневосточного федерального университета, эксперт РСМД

Одной из самых больших ошибок, которую можно допустить в любой сфере, затрагивающей человеческие взаимоотношения является недооценка своего противника или же небезусловного партнера. Именно такая картина вырисовывается при чтении комментариев политиков и экспертов в СМИ и восприятии оценочных суждений результатов саммита «семерки» в Исе-Симе более широкими слоями политически ангажированного населения. Впрочем, не совсем понятно, зачем было внимательно следить за «встречей ни о чем», если она была действительно ни о чем…

Одной из самых больших ошибок, которую можно допустить в любой сфере, затрагивающей человеческие взаимоотношения — от бытового и профессионального взаимодействия индивидов до сферы высокой политики и международных отношений — является недооценка своего противника или же небезусловного партнера. Как представляется, именно это и происходит сейчас в рядах российского политического истеблишмента, вернее именно такая картина вырисовывается при чтении комментариев политиков и экспертов в СМИ и восприятии оценочных суждений результатов саммита «семерки» в Исе-Симе более широкими слоями политически ангажированного населения. Впрочем, не совсем понятно, зачем было внимательно следить и комментировать «партийных съезд советских времен» и «встречу ни о чем», если она была действительно ни о чем…

Более не великолепная, но и не никчемная

Говорить о «семерке» как о пустом звуке было модно с самого начала ее существования в кругах оппонентов политики правительств семи стран Запада и ЕС из числа гражданского общества этих самых стран, а также представителей развивающихся государств. На данный момент такую позицию проще всего занимать и России. Тем не менее, совершенно не стоит забывать о том, что «семерка» — это 3 из 5 постоянных члена СБ ООН, это, в подавляющем большинстве, члены крупнейшего в мире военно-политического альянса НАТО, это порядка 46% мирового ВВП, 35% промышленного производства и более четверти мировых золотовалютных резервов. Не стоит забывать и о том, что признанная мировая экспертиза во многих сферах деятельности также находится в ведении стран «семерки» — именно к ОЭСР, МЭА и т.п. обращается «Группа двадцати» при необходимости выработки коллективных мер для разрешения глобальной проблемы экономического, финансового, энергетического или иного характера.

REUTERS/Michael Kappeler
Виктория Панова:
«Не играй в мои игрушки» или «восьмой
лишний»

Нравится нам это или нет, но «семерка» до сих пор в той или иной степени сохраняет за собой роль «законодателя» и генератора международных правил и подходов. Процесс эрозии такой роли «Группы семи» был запущен еще на рубеже веков и продолжается поныне, но, не в последнюю очередь путем успешного манипулирования проблемными точками на мировом геополитическом и геоэкономическом пространстве, полноценный переход к коллективному управлению при равных голосах как стран Запада, так и Востока, глобального Севера и Юга, так и не произошел. Роль «двадцатки», как это ни прискорбно, зачастую является лишь отражением деятельности «семерки», с небольшими корректирующими значениями с учетом членства развивающихся государств.

Россия больше не является, по крайней мере, на сегодняшний день, членом восьмерочного клуба, и это действительно серьезное упущение с точки зрения возможностей решения ключевых международных проблем безопасности. Этот вопрос уже не раз обсуждался, поэтому здесь мы не будем повторять тезисы относительно того, почему Россия была важна и остается таковой для «Группы семи». России такая ситуация, при всей парадоксальности утверждения, скорее принесла выгоды, значительно перевешивающие репутационные и иные издержки. Односторонние и нелегитимные санкции со стороны оставшихся членов «клуба» в отношении России были введены независимо от наличия «членского билета» и отражали глубинный разлом между несостоявшимися партнерами. При этом, в ситуации «вне клуба» России гораздо проще действовать на международной арене в соответствии с собственным видением и интересами, у нее фактически «развязаны руки», в то время как неформальный кодекс членства в своеобразном «джентельменском клубе» вынуждал оглядываться на реакцию партнеров на тот или иной шаг в гораздо большей степени. Также будучи за пределами «семерки» Россия вызывает гораздо больше доверия у тех стран и народов, которые выступают против нано-колониального диктата представителей «Золотого миллиарда».

w20turkey.org
Встреча «Женской двадцатки»,
Турция, 6 сентября 2015 г.

Результативность и стандарт в «клубных механизмах»

На взгляд автора, с точки зрения результативности саммита, он мало отличался от подобных мероприятий в любую — хорошую или плохую — сторону. Впрочем, такое отсутствие немедленной результативности характерно практически для любого подобного формата. Достаточно вспомнить результаты принимаемых решений в «двадцатке», особенно в условиях отсутствия острого кризиса.

Одна из наиболее актуальных для «семерки» тем — вопросы оживления глобальной экономики, структурные реформы и вопросы использования налогово-бюджетного стимулирования оказались действительно провальными — по целому ряду вопросов, обозначенных японским председателем как приоритетные, не удалось достичь консенсуса, не в последнюю очередь ввиду позиции Германии.

Относительно «внутренними» могут показаться вопросы отношения «семерки» к грядущему в июне 2016 г. референдуму в Великобритании относительно выхода из Европейского союза и подходов к вступлению в силу Транс-Тихоокеанского партнерства. Тем не менее, именно эти вопросы представляют собой значимые кирпичики в фундаменте сохраняющегося лидерства стран «семерки».

Впрочем, высказанная однозначная поддержка сохранения положения Соединенного Королевства как члена ЕС могут сыграть злую шутку с лидерами этих государств, т.к. поддержка глобальными элитами данного проекта может наоборот восприниматься населением Великобритании как доказательство несовместимости интересов граждан этой страны и наднациональных интересов элит. Несколько проще выглядит ситуация с ратификацией соглашения по ТТП, впрочем, и в этом случае поддержка «семерки» не является определяющей, а ратификация самого ТТП будет в гораздо большей степени зависеть от исхода предстоящих президентских выборов и соотношения занимаемых мест в Конгрессе США. Впрочем, более важным можно считать обозначенную «семеркой» приверженность не только ТТП, но и Транс-Атлантическому инвестиционному партнерству (впрочем, заявления о завершении переговоров по нему до конца 2016 г. скорее подрывают веру в возможности «Группы»), а также Соглашению по торговле услугами.

Интересно, что на фоне развития процесса «Женской двадцатки», проблемы соблюдения прав женщин и их недискриминационного участия в политической и экономической жизни достаточно подробно рассматриваются и в итоговом документе «Группы семи». Впрочем, здесь сложно определить последовательность внимания к проблеме, не исключено, что это китайская сторона приняла решение о включении «Женского саммита» в официальную повестку председательства с некоторой оглядкой на подходы стран «семерки». Недаром, часть пунктов итогового коммюнике «Женской двадцатки» [1] очень активно перекликается с положениями итоговой Декларации «Группы семи».

REUTERS/Yves Herman
Andrey Kortunov:
How Not to Talk with Russia

Стоит отметить, что финансово-экономический блок Декларации в целом повторял устремления «двадцатки» по этим темам. Исключения, пожалуй, составляли лишь вопросы, понимание по которым страны Запада не смогли бы найти у целого ряда партнеров. Так, достаточно антикитайскую направленность имеет часть документа относительно действий, которые готовы предпринимать страны «Группы семи» ввиду перенасыщения мирового рынка сталью. Аналогичным образом звучат позиции по теневой банковской системе и ряд вопросов по интернет-коммерции и коммерческому кибершпионажу.

Попытки не-потери лица

Немалую часть документа занимал блок безопасности. Страны «Группы» прошлись по всему спектру проблем безопасности, хотя в большинстве случаев это скорее было дежурное упоминание наличия проблемы, нежели желание вникнуть и попытаться решить тот или иной вопрос. С этой точки зрения наиболее одиозными можно считать упоминание ближневосточного конфликта, занявшего всего три строчки беззубых и расплывчатых подходов, и проблем безопасности африканского континента, в рамках которого «семерка» даже не сочла возможным соблюсти индивидуальный подход к каждому конфликту, огульно объединив все проблемы в один географический африканский параграф.

Значительное внимание было уделено проблемам борьбы с терроризмом и экстремизмом, а также вопросам нелегальной миграции и кризиса с беженцами. Тем не менее, несмотря на серьезную озабоченность проблемой, соглашение между Турцией и ЕС относительно беженцев, как показывают последние события, находится под угрозой, а недавняя встреча Меркель и Эрдогана не привела, вопреки заявлениям турецкой стороны, к преодолению разногласий.

Несмотря на, в целом, похожие подходы к проблемам морской безопасности, в итоговом документе наблюдается исключительно сдержанный текст, отражающий стремление ряда государств «семерки» не жертвовать интересами интенсивной торговли с КНР в угоду даже своим ближайшим союзникам. Так, к этой проблеме был сделан двойной подход, через упоминание необходимости соблюдения Конвенции ООН по морскому праву [2], и через обеспокоенность ситуацией в Восточно- и Южно-Китайском морях [3].

Решения, касавшиеся России, были не самыми сложными, хотя и получили наибольший отклик в нашей стране. С одной стороны, невозможно не согласиться с заместителем министра иностранных дел С. Рябковым, что подобное заявление «абсурдно», с другой, в текущих условиях коллективному Западу в лице «семерки» было важно не столько исключить абсурдность дипломатических формулировок, сколько продемонстрировать, все более и более шаткое в реальности, единство в преддверии «часа Х» по продлению санкций в отношении России. Впрочем, заявления, сделанные по украинскому государственному управлению и, в частности, по ситуации с Генеральной прокуратурой, скорее представляют собой серьезную дипломатическую ошибку, т.к. слишком явно демонстрируют реальность «ручного управления» в этой стране со стороны отдельных членов «Группы семи» [4]. Такие, условно жесткие, заявления по украинской проблематике, содержались одновременно с признанием в том же самом документе конструктивной роли России и невозможности разрешить проблему Сирии и преодолеть угрозу Исламского государства без Москвы. На фоне значительного изменения ближневосточной риторики, однозначный отказ от «виктимизации» Украины и от демонизации России Западом, нанес бы ощутимый удар по репутации западных стран среди их менее крупных сателлитов и союзников.

Но все же главным в рамках этой встречи были совсем не антироссийские или антикитайские сантименты, выразившиеся в интерпретации событий на Украине или в сфере принципов энергетической безопасности, или же ситуации в Восточно- и Южно-Китайском морях и подходах к торговле сталью и прочими параметрами. Россия и КНР фигурируют постольку поскольку представляют с точки зрения коллективного Запада в виде «семерки» угрозу их «мировой законодательной инициативе» и осуществлению лидерства в реализации глобального управления. Как было отмечено выше, эти страны еще далеко не потеряли свои ведущие позиции. Тем не менее, безопасное и благополучное будущее для всех будет возможно только в том случае, если «семерка» наконец-то на деле, а не только на словах признает свою роль равного среди равных и научится слушать государства, не созданные и существующие по их «образу и подобию».

1. «Женская двадцатка» — формат, предложенный в 2015 году турецким председателем в «Группе двадцати» и закрепившийся в качестве полноправного аутрич-мероприятия. В 2015 году на саммите «женской двадцатки» присутствовал президент Турции Р.Эрдоган, в этом году китайская сторона приветствовала участниц на уровне заместителя председателя КНР Ли Юаньчжао.

2. Что также звучит достаточно двусмысленно с учетом нератификации данной Конвенции Соединенными Штатами.

3. Впрочем, и данные заявления, и будущие решения Гаагского арбитража вряд ли смогут значительно повлиять на позицию КНР в этом регионе.

4. Хотя в перспективе еще большей дипломатической ошибкой лично Б.Обамы на саммите можно считать его высказывания относительно наиболее вероятного кандидата в президенты США на предстоящих выборах от республиканской партии Д.Трампа. Подробно последствия такого поведения рассматриваются в статье Пола Сондерса в Национальном интересе.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся