Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 252, Рейтинг: 4.36)
 (252 голоса)
Поделиться статьей
Сергей Соколов

Независимый эксперт в области политических отношений с ЕС и США

Евросоюз защищает только свои интересы. Отстаивая вывод «Северного потока-2» из-под американских санкций, ЕС добивается идеальной для себя ситуации: реализация проекта позволит использовать газпромовский рычаг для торга с США по цене СПГ, а сжиженный газ из США — для нажима на Россию, причем не только экономического, но и политического.

Не следует забывать, что американский СПГ будет стоить в Европе дороже газа из газпромовской трубы только до тех пор, пока нефть котируется дешевле 70 долл. за баррель. Эта ситуация может измениться. Что же касается нехватки у США возможностей заместить поставки российского газа в Европу, то это лишь вопрос времени.

Запасов газа в США достаточно для того, чтобы при желании почти полностью заместить газпромовский в Европе. Последнее препятствие — нехватка в Европе терминалов, которые готовы принять сжиженный газ, и танкеров для его перевозки — устраняется легко и относительно быстро.

С самого начала, когда в 2014 г. ЕС вслед за США ввел первые антироссийские санкции, бизнес-сообщество стран Евросоюза активно и регулярно выступает за сохранение сложившихся торгово-экономических связей с Россией. Однако практический эффект лоббирования со стороны бизнеса почти незаметен: ограничения, которые ввел ЕС против России, мало отличаются от американских. А главную роль в некотором смягчении санкционного закона сыграл американский бизнес, в том числе Exxon Mobil, у которой остаются, пусть и замороженные, многомиллиардные контракты с «Роснефтью».

«Разъяснительная» работа ЕС с Вашингтоном будет вестись кулуарно, разрозненно, а следовательно — малоэффективно, особенно если учесть, что ее главным объектом были и остаются президент США и его администрация, а не Конгресс. Ни до каких ответных мер Евросоюза в отношении США и американских компаний дело не дойдет, несмотря на потери европейского бизнеса. Как бы ни был интересен для Европы российский рынок, торгово-экономические связи с Америкой для нее на несколько порядков важнее.

В своем недавнем интервью радио Sputnik постпред России при ЕС дал весьма точную оценку тому, как брюссельское руководство оценивает новые санкции США против России. Дипломат отметил что, по сравнению с первоначальным вариантом законопроекта, который обсуждался в Конгрессе, Евросоюзу «кое-какие углы удалось сгладить и кое-какие цифры подправить». К сожалению, в последовавших за интервью сообщениях и комментариях российских СМИ дело было представлено таким образом, будто Брюссель чуть ли не борется с Вашингтоном на стороне России и добивается при этом заметных успехов. На самом деле все не совсем так, а точнее — совсем не так.

lion1.jpg
REUTERS, август 2017 г.

Начнем с того, что Евросоюз еще ничьи интересы не защищает, только свои. Было бы странно, если бы дело обстояло каким-то иным образом. И нынешнее состояние отношений ЕС — Россия — а они находятся в абсолютно низшей точке за всю современную российскую историю (как бы ни было от этого грустно нашему постпредству в Брюсселе) — тут ни при чем. Это хорошо видно на одном их двух примеров, которые привел наш многоуважаемый дипломат, — «газовом».

Глава австрийской компании OMV — одного из наиболее активных партнеров «Газпрома» в Европе — заявил о сохраняющейся приверженности обязательствам по проекту строительства газопровода «Северный поток-2», невзирая на новые американские санкции. «Для импорта газа в Европу, — заявил он, — “Северный поток-2” предоставляет дополнительные транспортные возможности, которые нам нужны, он создает предложение, но не обязывает покупать газ». «Рынок будет принимать решение между дорогим [американским] сжиженным природным газом и газом из [газпромовского] магистрального трубопровода», — отметил он. Лучше не скажешь. Отстаивая вывод «Северного потока-2» из-под американских санкций, ЕС добивается идеальной для себя ситуации: реализация проекта позволит использовать газпромовский рычаг для торга с США по цене СПГ, а сжиженный газ из США — для нажима на Россию, причем не только экономического, но и политического.

Заметим, что заправленные в Америке танкеры с СПГ можно в любой момент перенаправить на рынки в Латинской Америке и Азии (и отгрузить там с большей выгодой); а куда денется «Газпром» со своей трубой? Никуда — он останется заложником воли Брюсселя. И что-то подсказывает, что ЕС найдет время и повод снизить закупку российского газа, даже за счет покупки более дорогого СПГ (что такое пара-тройка миллиардов евро промеж трансатлантических друзей?), чтобы добиться уступок Москвы в том или ином вопросе, не обязательно торгово-экономическом.

Кроме того, не следует забывать, что американский СПГ будет стоить в Европе дороже газа из газпромовской трубы только до тех пор, пока нефть котируется дешевле 70 долл. за баррель (рыночные цены на газ привязаны к нефтяным). Эта ситуация может измениться. Что же касается нехватки у США возможностей заместить поставки российского газа в Европу, о которой упомянул в своем интервью постоянный представитель России при ЕС, то это лишь вопрос времени. Действительно, на сегодняшний день в Америке действует лишь один экспортный терминал для отгрузки СПГ (в Луизиане), но готовится строительство еще 5–10 таких хабов в разных частях страны, и сделано это может быть быстрее, чем завершится строительство «Северного потока-2», если оно вообще когда-нибудь завершится.

Запасов газа (в том числе сланцевого) в США достаточно для того, чтобы при желании почти полностью заместить газпромовский в Европе (экономическую целесообразность такого варианта для ЕС и США оставим за скобками). Последнее препятствие, о котором упомянул уважаемый дипломат, — нехватка в Европе терминалов, которые готовы принять сжиженный газ, и танкеров для его перевозки — устраняется совсем легко и относительно быстро. Следует отметить, что даже в условиях неблагоприятной (для нее) ценовой конъюнктуры, Америка наращивает свою долю рынка в поставках сжиженного природного газа в ЕС, с менее 1% в 2016 г. до 6% в первом квартале 2017 г. К этому стоит добавить, что оголтелое русофобское меньшинство в Евросоюзе, в особенности Польша и страны Балтии, наверняка будут готовы закупать американский СПГ даже себе в убыток, если не получится заблокировать «Северный поток-2».

Отечественные СМИ акцентируют внимание на словах постпреда России при ЕС о том, что благодаря усилиям Евросоюза из-под действия новых санкций США выведены энергопроекты, в которых российское участие составляет менее 33% (в первоначальном варианте — 10%). При этом незаслуженно умаляется значение двух моментов, упомянутых нашим дипломатом. Во-первых, эта поправка все равно не распространяется на главную мишень — «Северный поток-2», который все так же остается под запретом Вашингтона. Между тем именно этот проект — за отсутствием альтернативы — является краеугольным камнем возможного восстановления отношений Россия — ЕС в будущем.

Во-вторых, как бы мимоходом приводятся слова нашего постпреда о том, что Брюссель приписывает себе главную заслугу в этом смягчении нового санкционного закона. На самом деле главную роль здесь сыграл американский бизнес, в том числе Exxon Mobil («родная» компания нынешнего госсекретаря США Тиллерсона), у которой остаются, пусть и замороженные, многомиллиардные контракты с «Роснефтью».

Как представляется, российский дипломат чересчур оптимистично оценивает лоббистские возможности европейского бизнеса в отношении России. Действительно, с самого начала, когда в 2014 г. ЕС вслед за США ввел первые антироссийские санкции, бизнес-сообщество стран Евросоюза активно и регулярно выступает за сохранение сложившихся торгово-экономических связей с Россией. Это и понятно: как-никак, российский рынок является ключевым, а иногда и крупнейшим для очень многих европейских компаний. Вот только практический эффект лоббирования со стороны бизнеса почти незаметен: ограничения, которые ввел ЕС против России, мало отличаются от тех, что наплодил Вашингтон. Даже руководство Германии — крупнейшего индивидуального торгово-экономического партнера России в Европе — успешно игнорирует требования своих компаний поосторожнее использовать санкционный инструментарий (и это невзирая на предвыборный цикл, когда обычно правительства стараются не злить бизнес). До тех пор, пока экономика ЕС будет сохранять положительную динамику, такое положение дел не изменится. На пределы лоббистских возможностей, кстати, прямо и честно указал уже упомянутый глава австрийской OMV.

Постпред России справедливо отметил, что Евросоюзу будет непросто выработать единую позицию по вопросу новых американских санкций из-за кардинально различных позиций стран-членов. Руководство Франции, Германии, Австрии, а также глава Еврокомиссии открыто заявили, что подписанный Д. Трампом в июле закон противоречит международному праву, и обязались с ним бороться. Варшава, прибалтийские столицы и ряд других русофобских правительств в Европе придерживаются противоположной точки зрения. В этой ситуации с высокой долей вероятности можно сделать два прогноза.

Запасов газа (в том числе сланцевого) в США достаточно для того, чтобы при желании почти полностью заместить газпромовский в Европе.

Первый. «Разъяснительная» работа с Вашингтоном будет вестись кулуарно, разрозненно, а следовательно — малоэффективно, особенно если учесть, что ее главным объектом были и остаются президент США и его администрация (которых уговаривать как раз не нужно — они сами не в восторге от нового закона), а не Конгресс.

Второй. Ни до каких ответных мер Евросоюза в отношении США и американских компаний дело не дойдет, несмотря на потери европейского бизнеса. Как бы ни был интересен для Европы российский рынок, торгово-экономические связи с Америкой для нее на несколько порядков важнее. Именно это обстоятельство, а не угроза штрафов, было и остается главным рычагом, сдерживающим ЕС. Впрочем, «воспитательный» потенциал штрафных санкций тоже не следует сбрасывать со счета: все мы видели, как изворачивался Siemens (уже оштрафованный в США и других странах на огромные суммы за нарушения антикоррупционного законодательства), стремясь доказать свою невиновность в скандале с турбинами для Крыма.

И, наконец, главное. В своем интервью российский дипломат справедливо предположил, что нынешние дискуссии между ЕС и США по поводу охвата новых американских санкций будут протекать в форме закулисного торга по поводу тех или иных исключений для европейских компаний или неиспользовании отдельных инструментов, предусмотренных пресловутым законом. Вполне вероятно, что европейцам удастся добиться некоторых поблажек.

Но: ни о каких изменениях во вступившее в силу американское законодательство, кодифицирующее санкции в отношении России на десятилетия вперед, речь идти не будет. Этого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Возможные трансатлантические договоренности о частичном выводе европейского бизнеса из-под действия нового закона будут полуофициальными и открытыми к изменению в любой момент. И единственный ключ к такому пересмотру будет иметь не Москва и даже не Брюссель, а маниакально-русофобский американский истеблишмент во главе с Конгрессом.


Оценить статью
(Голосов: 252, Рейтинг: 4.36)
 (252 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся