Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сэм Нанн

Бывш. председатель Комитета по делам вооруженных сил Сената США, главный исп. директор NTI

Экс-сенатор и сопредседатель фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» Сэм Нанн призывает восстановить двусторонние связи между Россией и США и усовершенствовать механизмы, снижающие вероятность возникновения недоразумений между НАТО и Россией в военной сфере. Необходимо объединить усилия и исключить возможность появления у Исламского государства ядерного или радиологического оружия.

Экс-сенатор и сопредседатель фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» Сэм Нанн призывает восстановить двусторонние связи между Россией и США и усовершенствовать механизмы, снижающие вероятность возникновения недоразумений между НАТО и Россией в военной сфере. Необходимо объединить усилия и исключить возможность появления у Исламского государства ядерного или радиологического оружия.

Совместная конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы и фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» «Предотвращение кризиса в контроле над ядерными вооружениями и гипертерроризм», 1 декабря 2015 года.

Замечания бывшего сенатора Сэма Нанна, сопредседателя фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы»

Основные задачи фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» заключаются в контроле над ядерными вооружениями и предотвращении гипертерроризма – и мы рады возможности провести эту совместную с Люксембургским форумом конференцию.

 

Нам нужно многое обсудить и принять решения по целому ряду вопросов:

  • Мы видим углубляющееся с каждым днем недоверие между руководителями и народами США и России – недоверие, ставящее под угрозу перспективы нашего дальнейшего сотрудничества.
  • Жесткая, безответственная риторика распространяется и на вопросы, связанные с ядерными вооружениями.
  • Отсутствуют согласованные планы и взаимоприемлемая повестка дня, необходимые для определения дальнейших шагов по контролю над ядерными вооружениями и снижению уровня риска.
  • И американские, и российские эксперты по контролю над вооружениями устраняются из этого процесса, покидая свои посты и отходя от дел. Вместе с ними уходит накопленные в течение десятилетий знания и опыт – восполнить эту потерю будет очень трудно.
  • Запасы ядерного оружия наших стран действительно сократились, однако с тех пор как кончилась холодная война, отношения между Соединенными Штатами и Россией еще никогда не достигали такого градуса напряженности.
  • Вне всякого сомнения, сильнейший удар по американо-российским отношениям, равно как и по сотрудничеству в евроатлантическом регионе нанес украинский кризис.
  • Все это привело к обострению политической напряженности, введению экономических санкций и даже создало угрозу военной конфронтации между Западом и Россией. Риск эскалации конфликта – намеренной или ненамеренной – возрос во много раз. В регионе сложилась исключительно опасная ситуация, усугубляемая высокой концентрацией обычных и ядерных вооружений. На настоящий момент к числу последствий можно отнести гражданскую войну в Сирии, сбитый российский самолет и отсутствие какой бы то ни было координации в борьбе с ИГИЛ.

Сегодня нам необходимо ответить на несколько очень важных вопросов:

  • Способны ли наши лидеры осознать тот факт, что в ядерной войне не может быть победителей?
  • Способны ли наши лидеры осознать, что наши двусторонние отношения могут строиться только на основе стратегической стабильности?
  • Способны ли наши лидеры договориться о сотрудничестве, базирующемся на общих интересах – таких как ядерная безопасность и борьба с радикальным экстремизмом?
  • И, наконец, способны ли наши лидеры отказаться от логики холодной войны, основанной на принципе «кто кого», ради обеспечения взаимной безопасности и ликвидации наиболее серьезных факторов риска?

Я бы добавил к этому списку еще один вопрос: способны ли наши лидеры и наши граждане признать, что человечество вступило в новую эру, когда национальные государства больше не обладают монополией на оружие массового поражения и тотального разрушения? Суть момента заключается в том, что все мы являемся участниками грандиозной гонки между сотрудничеством и катастрофой, причем сотрудничество, судя по всему, не стоит на месте, а удаляется от нас.

Всем понятно, какое множество проблем нам предстоит решить. Как я намерен показать в течение ближайших двух дней, нам не следует углубляться в выяснения, «кто виноват», – главное понять, «что делать».

Хотелось бы поделиться некоторыми соображениями относительно того, какие первоочередные шаги следует предпринять Соединенным Штатам и России, чтобы снизить уровень риска:

  • Во-первых, следует убедить наших высокопоставленных чиновников отказаться от угрожающей риторики и безответственных апелляций к ядерному оружию и впредь строить общение исходя из принципа взаимного уважения. В противном случае мы встанем на путь, который может привести только к дальнейшей эскалации напряженности и повышению уровня риска. Руководители наших государств должны осознать, что бездумная и самонадеянная риторика создает атмосферу, усугубляющую взаимное непонимание и превратное толкование намерений друг друга, в том числе и по отношению к действиям военных структур.
  • Во-вторых, Соединенным Штатам и России необходимо восстановить и укрепить каналы двусторонней связи. Мы больше не имеем права относиться к диалогу как к предмету торга. «Вы нас разозлили и будете за это наказаны – мы с вами больше не разговариваем» – это не тот тон, в котором должны разговаривать две страны, контролирующие 90% мировых запасов ядерного оружия и сырья. И наше военное руководство, и представители спецслужб, и члены совета НАТО-Россия обязательно должны вести непрерывный конструктивный диалог.
  • В-третьих, США, НАТО и Россия должны сообща работать над усовершенствованием механизмов, снижающих вероятность возникновения недоразумений между НАТО и Россией в военной сфере. Инцидент с российским самолетом, сбитым на прошлой неделе Турцией, можно считать отрезвляющим предупреждением, которое должно заставить нас срочно заняться разработкой инструментария, позволяющего свести к минимуму риск случайных столкновений между авиацией НАТО и военно-воздушными силами России. То же относится и к военным флотам обеих сторон.
  • В-четвертых, Соединенным Штатам и России следует согласовать меры по укреплению взаимного доверия, включая и те из них, которые предусмотрены ныне уже неактуальным Договором об обычных вооруженных силах в Европе. Это позволит укрепить стратегическую стабильность и снизить риск взаимных недоразумений, в том числе и за счет обеспечения диалога между военными ведомствами. Необходимо также активизировать работу центров по уменьшению ядерной опасности, основанных нами в прошлые десятилетия.
  • И наконец, Соединенным Штатам и России пора объединить усилия в борьбе с ИГИЛ. Эта структура угрожает важнейшим национальным интересам обеих наших стран. В частности, долг России и Америки сообща исключить возможность появления у ИГИЛ ядерного или радиологического оружия. Для этого необходимо восстановить сотрудничество между Соединенными Штатами и Россией в области ядерной безопасности, обеспечив обмен разведданными между двумя правительствами: только таким путем можно обнаружить и искоренить незаконный оборот ядерных материалов, в том числе и тех, которые могут использоваться для изготовления «грязной» бомбы.

Я очень рассчитываю на то, что в течение ближайших двух дней мы проведем плодотворное обсуждение этих наболевших вопросов.

Источник: NTI

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся