Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Хлебников

Эксперт по Ближнему Востоку и российской внешней политике, магистр международной политики, Школа Публичной Политики им. Хьюберта Хамфри Университета Миннесоты, магистр международных отношений ННГУ имени Н.И. Лобачевского.

Год назад Россия объявила о начале военной кампании в Сирии, которая стала первой военной операцией Вооруженных сил Российской Федерации на Ближнем Востоке. Оставаясь одним из основных иностранных участников сирийского конфликта, Россия в течение четырех лет воздерживалась от прямого вмешательства. Вступив в гражданскую войну в Сирии по просьбе администрации Башара Асада, Москва изменила течение войны, укрепив позиции правящего режима и подтвердив собственный статус мировой державы. Разумеется, российская операция в Сирии потребовала определенных затрат, но и принесла ряд преимуществ, а также повлияла на положение дел не только на местном и региональном уровнях, но и во всем мире.

Год назад Россия объявила о начале военной кампании в Сирии, которая стала первой военной операцией Вооруженных сил Российской Федерации на Ближнем Востоке. Оставаясь одним из основных иностранных участников сирийского конфликта, Россия в течение четырех лет воздерживалась от прямого вмешательства. Вступив в гражданскую войну в Сирии по просьбе администрации Башара Асада 30 сентября 2015 г., Москва изменила течение войны, укрепив позиции правящего режима и подтвердив собственный статус мировой державы.

Разумеется, российская операция в Сирии потребовала определенных затрат, но и принесла ряд преимуществ, а также повлияла на положение дел не только на местном и региональном уровнях, но и во всем мире.

Затраты на российскую военную кампанию в Сирии

Военные потери и финансовые затраты

По официальным данным, российские структуры подтверждают гибель 20 российских военнослужащих в ходе кампании (при этом гибель троих военнослужащих не имеет отношения к боевым действиям). Россия также потеряла три вертолета (два Ми-8 и один Ми-28Н) и один бомбардировщик Су-24. По словам представителей Министерства обороны России, военная кампания в Сирии не требует затраты дополнительных бюджетных средств, поскольку затраты на ее проведение покрываются текущим бюджетом на оборону. В марте 2016 г. Владимир Путин заявил, что на российскую военную кампанию в Сирии потрачено 500 млн долл. США, что в целом совпадает с оценкой независимых источников. Так, Российское ежедневное новостное издание РБК утверждает, что год в Сирии обошелся России примерно в 892 млн долл. США (или 58 млрд российских рублей), а «Информационная группа Джейна», принадлежащая IHS, считает, что на военную операцию в Сирии Россия затрачивает около 2,3–4 млн долл. США ежедневно.

31 октября 2015 г. произошло крушение российского самолета над Синайским полуостровом, в котором погибли все 224 пассажира и члена экипажа. Ответственность за произошедшее взяло на себя «Исламское государство». Многие связывают катастрофу с присутствием российской авиации в Сирии, то есть эти потери также необходимо учитывать при оценке общих затрат на военное участие в конфликте. Если следовать этой логике, вмешательство России в сирийский конфликт и начало бомбардировок повысили вероятность терактов против России как внутри государства, так и за его пределами.

На первый взгляд, Сирия расположена довольно далеко от российских границ, однако террористам достаточно легко проникнуть на Кавказ и затем в другие российские регионы через Турцию, что подвергает Россию прямой террористической угрозе. Российское вмешательство в сирийский конфликт привело к увеличению количества российских граждан, воюющих с режимом Асада на стороне сирийских террористических группировок. Оно также послужило причиной роста числа вербовщиков и ячеек «Исламского государства» внутри страны, добавив работы службам безопасности. В связи с обострением террористической угрозы с начала военной операции в Сирии Федеральная служба безопасности Российской Федерации и Министерство внутренних дел усилили свою антитеррористическую работу. По данным ФСБ и Министерства внутренних дел, на стороне сирийских террористических группировок воюет до пяти тысяч российских граждан, и это создает вполне реальную угрозу национальной безопасности России. Кроме того, как сообщил в марте 2016 г. российский генеральный прокурор, в связи с участием российских граждан в вооруженных формированиях «Исламского государства» возбуждено более 1000 уголовных дел. Недавно ФСБ заявила о планах террористов расширить деятельность на Северном Кавказе, что указывает на рост террористической угрозы.

24 ноября 2015 г. в районе турецко-сирийской границы ракетой «воздух-воздух», выпущенной турецким истребителем F-16, был сбит российский бомбардировщик Су-24, упавший на территорию Сирии. Один из пилотов погиб, второго удалось спасти. Этот инцидент привел к небывалому ухудшению российско-турецких отношений и изменил ситуацию на местах в Сирии. После инцидента Москва фактически создала бесполетную зону за счет развертывания новейшей системы противовоздушной обороны С-400, уничтожив тем самым планы Турции по созданию бесполетной зоны на севере Сирии, а также прекратила все военные контакты с Турцией. Турция — важный игрок сирийского конфликта, с которым необходимо считаться каждому, кто хочет достичь своих целей в Сирии. К счастью, российско-турецкий конфликт уже практически позади, и сегодня страны находятся в процессе возобновления сотрудничества, в том числе по сирийскому вопросу. Восстановление российско-турецких связей и особенно решение о координации действий двух стран в Сирии позволяют надеяться на то, что борьба с Исламским государством в регионе, в частности, на севере Сирии, станет более эффективной. Тем не менее существенного сближения двух стран по сирийскому вопросу ожидать вряд ли стоит, поскольку и Россия, и Турция уже приложили слишком много усилий, чтобы сейчас менять свою позиции. И все же для предотвращения инцидентов, схожих с крушением Су-24 в ноябре 2015 г., сторонам должно быть достаточно просто прийти к соглашению по таким техническим аспектам, как определение правил поведения пилотов и налаживание сотрудничества военных и воздушных сил. Судя по всему, странам удалось укрепить связи между своими вооруженными силами и спецслужбами. Многие посчитали, что наступательная операция Турции «Щит Евфрата» наносит ущерб российским интересам. На деле, введя войска в Сирию, Турция установила контроль над границей между странами, то есть сделала то, к чему давно призывала Россия. Это позволяет предотвратить беспрепятственное пересечение сирийско-турецкой границы джихадистами и отвлечь часть бойцов, сражающихся за Алеппо на стороне террористов. Этой был первый случай с момента развертывания российского зенитно-ракетного комплекса С-400 в ноябре 2015 г., когда Турция задействовала свои ВВС. Такое положение дел говорит о том, что Россия отменила действие бесполетного режима в отношении турецких ВВС в определенных зонах, а значит, В. Путин и Р. Эрдоган согласовали некоторые взаимные уступки по сирийскому вопросу, и Москва дала Анкаре «зеленый свет».

С другой стороны, турецкая военная операция в Сирии направлена не только против «Исламского государства», но и против курдских объединений, которые Анкара считает подразделением Рабочей партии Курдистана (РПК)  (Турция относит РПК к террористическим организациям). И хотя Россия оказывает сирийским курдам определенную поддержку, она находится в контакте и с ними, и с Турцией. Кроме того, в отличие от США, Россия приложила существенно меньше усилий для поддержания связей с курдами, оставив тем самым себе пространство для маневра.

Удар по имиджу и источник разногласий

В глазах большинства суннитов, выступающих против режима Асада, Москва, поддерживающая Башара Асада — союзника шиитского Ирана, тоже становится сторонником шиитов (Асад принадлежит к алавитам – одному из направлений шиизма). Это может привести к тому, что Россию запишут в антисуннитский лагерь, что в свою очередь отрицательно скажется на отношении к ней суннитов региона. Несмотря на сомнительность такого аргумента, паразитирующего на характерных для региона конфессиональных разногласиях, в СМИ прослеживается тенденция к рассмотрению сирийского конфликта в рамках общего противостояния шиитов и суннитов. Таким образом, есть определенный риск того, что жители региона причислят Россию к сторонникам шиитов и объявят врагом.

По данным исследования Zogby Research Services, посвященного текущему кризису на Ближнем Востоке, бόльшая часть населения стран, в конфессиональном составе которых преобладают сунниты, убеждена в том, что поддержка, оказанная Россией режиму Б. Асада, во многом способствовала возникновению конфликта. Даже в Египте, с которым у России достаточно хорошие отношения, 90 процентов населения считают, что Москва несет ответственность за гражданскую войну в Сирии. И в то же время 68 процентов иранцев не поддерживают эту точку зрения. Более того, учитывая то, что бόльшая часть мусульманского населения России принадлежит к суннитам, число российских мусульман, не поддерживающих действия России в Сирии, может увеличиться. Маловероятно, что это станет массовой тенденцией, но, вне всяких сомнений, это повод для беспокойства.

Вмешавшись в конфликт, пусть и по просьбе законного правительства Сирии, Россия стала его официальным участником, что существенно ослабляет ее позиции как посредника. Некоторые сирийцы и многие арабские страны отворачиваются от России, поскольку они не в состоянии принять в качестве посредника государство, которое осуществляет бомбардировки по сирийским городам.

Действия российской авиации в Сирии предсказуемо привели к многочисленным обвинениям в нападении на мирных жителей и «умеренную оппозицию». И хотя Россия последовательно указывает на отсутствие твердых доказательств, избежать жертв среди мирного населения, особенно в условиях гражданской войны, совсем не просто. Это наносит серьезный урон имиджу государства.

Отсутствие контроля над сирийским правительством

Вопреки распространенному мнению, Россия, как и США, не оказывает значительного влияния на сирийское правительство. Приоритеты Москвы и Дамаска в рамках конфликта не совпадают. Россия стремится уберечь институт государственной власти, и сохранение позиций Б. Асада не относится к ее первостепенным задачам. Москва может пойти на компромисс в отношении фигуры будущего лидера Сирии, если это не повредит ее интересам. Более того, Москва не готова идти ва-банк ради Б. Асада: ее участие в конфликте ограничено, и Россия не пойдет на осуществление полномасштабной наземной военной операции, которая может спровоцировать неконтролируемую эскалацию конфликта и привести к непредсказуемым последствиям. Итак, Россия готова на некоторые уступки, противоречащие установке сирийского правительства. Асад стремится сохранить власть и вернуть все сирийские территории, и очень неохотно идет на компромиссы. Не стоит забывать и о союзе Ирана и Сирии. Тегеран заинтересован в том, чтобы Б. Асад, представляющий шиитское меньшинство в стране, сохранил пост президента. Если Б. Асад потеряет власть, нет никаких гарантий, что в будущем Сирия станет учитывать интересы Ирана в своей политике. Положение России становится все более сложным, и неизвестно, станут ли Б. Асад и его армия прислушиваться к Москве. Таким образом, каждая сторона преследует свои собственные интересы, зачастую чуждые другим участникам сирийского конфликта, и это препятствует урегулированию кризиса. Как показало недавнее соглашение России и США о прекращении огня в Сирии, один из главных факторов, препятствующих урегулированию конфликта, — отсутствие контроля покровителей над их подопечными.

Преимущества

Российское вмешательство в сирийский конфликт привело к увеличению количества российских граждан, воюющих с режимом Асада на стороне сирийских террористических группировок.

Сохранение сирийской армии и других государственных институтов

Применив военно-воздушные силы в Сирии, Россия стабилизировала режима Б. Асада и упрочила позиции Сирийской арабской армии, которые на протяжении весны–лета 2015 г. стремительно ухудшались. По данным российского Министерства обороны, 70 процентов территории Сирии контролировало «Исламское государство». Одна из главных целей Москвы в Сирии заключается в том, чтобы сохранить сирийские государственные институты, в частности, правительство и армию, с тем чтобы они могли осуществлять свои функции и поддерживать относительный порядок, а также вести борьбу с террористами. Крайне важно сохранить существующие государственные структуры и не позволить стране погрузиться в хаос, как это случилось в свое время с Ираком, Ливией, Афганистаном и Йеменом. Коллапс действующих государственных структур приведет к беспорядкам, вследствие которых Сирия станет еще одним рассадником терроризма, а это вполне реальная угроза национальной безопасности России.

Сейчас на территориях, контролируемых Сирийской арабской армией, продолжают функционировать и обслуживать население государственные учреждения (образовательные, медицинские, банковские и другие), что удерживает страну от краха. Именно поэтому важно в той или иной мере сохранить действующие государственные институты.

Нельзя сказать, что Б. Асад приобрел решающее преимущество над своими противниками, но можно утверждать, что сегодня его позиции прочнее и устойчивее, чем накануне 30 сентября 2015 г.

Статус мировой державы и расстановка сил

Россия доказала, что разрешение ситуации на Ближнем Востоке невозможно без ее участия. Борьба с Исламским государством и важная роль в урегулировании сирийского конфликта повышают статус России во всем мире и в регионе, развенчивают миф о международной изоляции России и дают ей преимущество в переговорах с Западом по другим вопросам, например, в связи с украинским кризисом и снятием санкций, введенных после присоединения Крыма.

За последний год Москва приблизилась к реальной координации военных действий в Сирии с глобальными игроками, такими как Вашингтон и Париж. С увеличением в сирийском небе числа самолетов, принадлежащих возглавляемой США коалиции, Сирии и России стало необходимым обеспечение их координации в интересах безопасности полетов. Россия давно призывала наладить обмен разведданными и координатами террористов, во имя более эффективной борьбы с терроризмом и избежания ударов по ложным целям, которые, как правило, вызывают волну критики и могут нивелировать все дипломатические усилия. Пока что обмен информацией не налажен, хотя российские и американские военные обмениваются некоторыми данными. Во-первых, принят российско-американский меморандум о взаимопонимании, касающийся безопасности полетов. Во-вторых, как недавно отметило Центральное командование вооруженных сил США, обмен информацией между вооруженными силами двух государств нельзя назвать чем-то «из ряда вон выходящим».

Россия договорилась о координации военных действий с некоторыми государствами региона, например, с Иорданией и Израилем (с момента принятия Кремлем решения начать операцию в Сирии 30 сентября 2015 г. Израиль стал первым союзником США в регионе, с которым была достигнута договоренность о военной координации), Ираком, Ираном и Турцией. Это подтверждает важную роль России в сирийском кризисе и развитии региональной ситуации в целом.

Москва не готова идти ва-банк ради Б. Асада: ее участие в конфликте ограничено, и Россия не пойдет на осуществление полномасштабной наземной военной операции, которая может спровоцировать неконтролируемую эскалацию конфликта и привести к непредсказуемым последствиям.

Вопреки прогнозам России удалось сохранить и даже улучшить отношения со странами Персидского залива, особенно с Саудовской Аравией, которая играет важную роль в сирийском кризисе и поддерживает различные оппозиционные вооруженные группировки, такие как Ахрар аш-Шам и Джейш аль-Ислам, известные своей экстремистской направленностью.

Демонстрация военной мощи России

Впервые после распада Советского Союза Россия использует военную силу на территории, далекой от ее границ. Еще более важно то, что это первая военная операция Вооруженных сил Российской Федерации и, в частности, ее воздушно-космических сил, после крупной военной реформы, начатой в 2008 г. Операция подтвердила существенное повышение мобильности и улучшение координации между различными частями войск. Военная кампания в Сирии также показала, что Россия способна осуществить быстрое развертывание многочисленных военных частей за пределами страны, и продемонстрировала возможности Российской Федерации в области применения силы на территории иностранных государств.

Россия показала новейшее оружие, с успехом протестировав его в боевых действиях. Это позволит России с относительно невысокими затратами выявить недостатки и дефекты такого оружия и усовершенствовать его в будущем. Военная операция в Сирии также стала хорошей рекламой нового российского вооружения: усовершенствованных истребителей-бомбардировщиков Су-34 и истребителей Су-35, крылатых ракет «Калибр», системы противовоздушной обороны С-400 и зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь С-1».

Согласно некоторым оценкам, вследствие «маркетингового эффекта» военной кампании в Сирии, объем российского экспорта вооружений возрастет с 6 до 7 млрд долл. США. Алжир, Индонезия, Вьетнам и даже Пакистан, давно закупающие военную авиатехнику в США и Китае, проявили интерес к истребителям и бомбардировщикам ОКБ Сухого. В перспективе это приведет к увеличению российской доли на рынке вооружений и доходов от продажи оружия.

Создана первая и единственная российская постоянная военная база на Ближнем Востоке, гарантирующая военное присутствие России в регионе. Авиабаза «Хмеймим» расположена на восточном берегу Средиземного моря в Сирии, недалеко от города Латакия. Теперь с точки зрения расстановки сил Россия находится в равном положении с США, Великобританией, Францией и Турцией, уже имеющими военные базы на Ближнем Востоке.

Министерство обороны Российской Федерации регулярно публикует отчеты об авиударах в Сирии, которые сопровождаются видео- и фоторепортажами, а также регулярно проводит пресс-конференции и пресс-туры для иностранных журналистов с посещением российской авиабазы «Хмеймим» близ Латакии и российских военных кораблей, расположенных в сирийских прибрежных водах. Попытку улучшить информирование о военных действиях Российской Федерации в Сирии и в целом повысить открытость Министерства обороны и улучшить его отношения с прессой можно назвать вполне успешной. В такой ситуации противникам российского военного вмешательства в сирийский конфликт стало сложнее распространять ложные сведения и обвинять Россию в нарушениях.

Ослабление «Исламского государства»

Преждевременно говорить о достижении Россией заявленной цели — уничтожении «Исламского государства» и других террористических группировок в Сирии. Скорее речь идет об ослаблении их позиций. В середине июля 2016 г. российское Министерство обороны обнародовало результаты российского военного вмешательства в сирийский конфликт, указав, что главным достижением стало прекращение расширения деятельности террористических группировок на близлежащие территории. По данным министерства, уничтожено более 2 тыс. террористов — выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров. При поддержке российской артиллерии и авиации освобождено 568 населенных пунктов, в том числе 150 городов (включая символическое освобождение Пальмиры в марте 2016 г.) и 12 тыс. квадратных километров территории, что позволило вернуть в места постоянного проживания 264 тыс. беженцев. Конечно, до окончательного поражения террористов пока далеко, но их позиции серьезно ослаблены. Вместо того чтобы захватывать новые территории, они пытаются сохранить имеющиеся.

Стимулирование политического процесса

Россия показала новейшее оружие, с успехом протестировав его в боевых действиях. Это позволит России с относительно невысокими затратами выявить недостатки и дефекты такого оружия и усовершенствовать его в будущем.

Российская военная кампания в Сирии привела к интенсификации политического процесса. «Москва нашла способ использовать военную силу для достижения политических целей на Ближнем Востоке, сделав то, к чему неоднократно стремились США. Оценивая прошедший год, я могу сказать, что не менее примечательно то, насколько существенных успехов России удалось добиться на местах, используя незначительные военные силы», — говорит Майкл Кофман, сотрудник института Кеннана института при Центре им. Вудро Вильсона.

Созданы условия для заключения соглашения о прекращении огня с США и начале нового раунда межсирийских переговоров под руководством специального посланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. Несмотря на то, что политический процесс развивается медленно и трудно, а соглашение о прекращении огня сложно осуществить, эти события указывают на то, что Россия и США способны обсуждать сирийский вопрос и возможные способы военной координации, что в целом способствует диалогу.

Несмотря на опасения, Сирия не стала для России вторым Афганистаном, хотя Россия не одержала здесь решительную победу. Безусловно, Россия приобрела неоценимый опыт боевых действий, упрочила свои военные позиции в мире и улучшила сотрудничество с региональными и глобальными игроками, присутствующими в Сирии. Тем не менее главную проблему, а именно трансформацию военно-политических успехов в политическое решение сирийского кризиса, решить не удалось. Невзирая на российское вмешательство, до мирного урегулирования конфликта или хотя бы eго приостановки еще очень далеко.

Таким образом, сейчас, когда российско-американское соглашение о прекращении огня терпит крах, а реальная альтернатива такому соглашению не найдена, Москве, как и Вашингтону, придется скорректировать свою тактику в Сирии. В конечном счете Россия будет вынуждена усилить военное присутствие в регионе, для того чтобы повысить свое влияние на Б. Асада. Это позволит лучше контролировать действия Б. Асада и заставит США принимать ответные меры. России грозит вполне ощутимый риск надолго увязнуть в сирийском конфликте. Следующий год покажет, сможет ли Россия извлечь уроки из собственных ошибок и промахов других игроков и соответствующим образом изменить политику в отношении Сирии.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся