Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 2.85)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Юшков

Преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт РСМД

Новости о проекте строительства газопровода «Северный поток-2» приходят почти ежедневно. Фактически этот проект является одним из участков передовой в рамках борьбы России и США. Подобные крупные российские инфраструктурные проекты и ранее были подвержены критике официального Вашингтона, однако раньше ситуация отличалась от той, что мы можем наблюдать сегодня.

Поставки в Европу не выгодны экспортерам американского СПГ, так как на альтернативных рынках цены выше. Для того чтобы поддержать американских производителей газа, власти США стремятся расчистить для них рынок от конкурентов, в частности, ударить по позициям «Газпрома» в Европе.

Таким образом, можно сказать, что суть всех нападок на «Северный поток-2» заключается в желании США сократить долю российского газа на европейском рынке, что приведет к его дефициту и, как следствие, повышению цен.

Для давления на Россию и «Северный поток-2» США используют Польшу, а также Швецию и Данию.

Условно можно сказать, что США применяют двухуровневую модель противодействия «Северному потоку-2». Сначала давление на российский проект оказывается чужими руками, а после в ход идет прямое давление.


Новости о проекте строительства газопровода «Северный поток-2» приходят почти ежедневно, как сводки c линии фронта. Фактически он и является одним из участков передовой в рамках борьбы России и США. Подобные крупные российские инфраструктурные проекты и ранее были подвержены критике официального Вашингтона. Много доставалось первому «Северному потоку», а в 2014 г. после визита американских сенаторов руководство Болгарии запретило «Газпрому» строить «Южный поток» на своей территории. Еще раньше у Госдепартамента США была должность спецпредставителя по вопросам энергетики в Евразии (в Каспийском регионе), которую сначала занимал Клейланд Бойден-Грей (2008–2009 гг.), а позже — Ричард Морнингстар (2009–2012 гг.).

Для того чтобы поддержать американских производителей газа, власти США стремятся расчистить для них рынок от конкурентов, в частности, ударить по позициям «Газпрома» в Европе.

Однако раньше ситуация отличалась от той, что мы можем наблюдать сегодня. Во-первых, еще несколько лет назад не было столь сильного фонового противостояния России и США из-за вхождения Крыма в состав РФ, активной самостоятельной позиции Москвы по вопросам конфликтов на Донбассе и в Сирии. Во-вторых, в последние годы произошли существенные изменения на мировом рынке газа — США из страны-импортера газа превратились в экспортера. Последний факт крайне важен для понимания американского отношения к «Северному потоку-2». Получается, что в истории противодействия западных стран, как в айсберге, есть надводная и подводная части, и вторая более важна для понимания происходящих процессов.

Почему США противодействуют строительству «Северного потока-2»

Благодаря «сланцевой революции» США с начала 2000-х гг. увеличивали добычу газа. По данным ВР, с 489,4 млрд куб. м в 2005 г. она выросла до 734,5 млрд куб. м в 2017 г.

Источник: Statistical Review of World Energy 2018

Аналогичную тенденцию фиксирует и Управление энергетической информацией США, отмечая, что производство газа выросло с 18 млрд куб. футов (511 млрд куб. м) в 2005 г. до 26,9 млрд куб. футов (760,6 млрд куб. м) в 2017 г. Переизбыток газа на внутреннем рынке позволил США в 2016 г. начать экспорт СПГ. Хотя нетто-экспортером США стали только в 2017 г. — масштабные экспортно-импортные операции идут с Мексикой и Канадой.

Источник: EIA

В 2016 г. основными покупателями американского СПГ стали страны Латинской Америки, а в 2017 г. больше всего газа ушло на азиатские рынки.

Источник: GIIGNL

Поставки в Европу не выгодны экспортерам американского СПГ, так как на альтернативных рынках цены выше. Важно помнить, что в США нет государственных компаний, которым руководство страны могло дать директивное указание поставлять СПГ в Европу. Более того, структура экспорта такова, что американские компании фактически продают международным трейдерам возможность сжижения, а те уже сами решают, производить ли им СПГ и на какой рынок отправлять. Естественно, что они направляют СПГ туда, где могут получить наибольшую маржу в конкретный период времени. Рынки газа пока остаются региональными — например, цены в Европе и в Азии отличаются.

На европейском рынке свои позиции укрепляет «Газпром», так как большую часть своего газа компания продает по долгосрочным контрактам с привязкой к стоимости нефти. Из-за падения цен на нефть в 2014–2016 гг. с 98,9 долл. до 43,7 долл. за баррель понизились и цены на российский газ для европейских потребителей.

Источник: Справочник «Газпром в цифрах», 2013–2017

Низкие цены, став конкурентным преимуществом «Газпрома», позволили ему в 2017 г. установить новый рекорд по поставкам газа в Европу (включая Турцию) на уровне 194,4 млрд куб. м, в то время как из США на эти рынки пришли только 2,75 млрд куб. м газа.

В этой разнице и кроется риск для «Северного потока-2» и для экспорта российского газа в Европу в целом. США рассчитывают наращивать экспорт СПГ и стать крупнейшим поставщиком сжиженного газа на мировой рынок. Сегодня есть информация о том, что компании подали заявки в Минэнерго США на получение лицензий на экспорт СПГ суммарной мощностью заводов около 383 млн т в год. Но при существующем положении дел на рынках этот объем останется невостребованным. С одной стороны, этот газ будет негде использовать, с другой — многие проекты окажутся просто нерентабельными.

Для Польши строительство «Северного потока-2» было бы выгодно. Чем больше российского газа будет приходить в Германию, тем больше там будет оставаться излишков сырья для торговли на спотовом рынке.

Для того чтобы поддержать американских производителей газа, власти США стремятся расчистить для них рынок от конкурентов, в частности, ударить по позициям «Газпрома» в Европе. Об этом открыто заявлено в американском документе S.1221 — Countering Russian Influence in Europe and Eurasia Act of 2017: 115th Congress (2017 – 2018). Так, в нем указано, что США продолжат выступать против «Северного потока-2». Однако в одном из пунктов сказано также, что Вашингтон будет делать это для того, чтобы развивать экспорт энергоресурсов из США, что, в свою очередь, позволит создать новые рабочие места в Америке.

Таким образом, можно сказать, что суть всех нападок на «Северный поток-2» заключается в желании США сократить долю российского газа на европейском рынке, что приведет к его дефициту и, как следствие, повышению цен. Тем самым Вашингтон создаст благоприятные условия для развития поставок СПГ из Соединенных Штатов в Европу. Именно создание таких условий — наиболее действенный инструмент для продвижения американского СПГ на европейском рынке, так как «Газпром», как показывает практика последних лет, выигрывает ценовую конкуренцию. Стоит оговориться, что по мере роста цен на нефть повышается и стоимость газа, соответственно, повышается и привлекательность европейского рынка для поставщиков СПГ из США. Однако при переходе к прямому столкновению поставщиков у «Газпрома» гораздо больше возможностей по предоставлению скидок, а продавцы сжиженного газа скорее уйдут на более привлекательные рынки, чем станут ввязываться в борьбу за европейский рынок за счет снижения маржи.

Борьба чужими руками

Условно можно сказать, что США применяют двухуровневую модель противодействия «Северному потоку-2». Сначала давление на российский проект оказывается чужими руками — основным проводником американской энергетической политики в Европе является Польша. Варшава — последовательный критик и «Северного потока-2», и «Газпрома», а ее аргументы имеют политическое основание. «Первую палку» в колесо российского проекта Польша вставила в 2016 г. Тогда «Газпром» рассчитывал продать по 10% акций в операторе «Северного потока-2» Nord Stream 2 AG пяти компаниям — ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall. Для этого Управление по вопросам конкуренции и защиты прав потребителей Польши (UOKiK) должно было дать свое разрешение, потому как европейские компании имеют бизнес на территории этой страны. Однако поданную «Газпромом» и его партнерами в декабре 2015 г. заявку на создание совместного предприятия UOKiK отклонил, сославшись на то, что «сделка может привести к ограничению конкуренции».

Польша также стремилась воздействовать на Еврокомиссию. Так, официальная Варшава вынесла на общеевропейский уровень вопрос о необходимости распространения норм Третьего энергопакета на морские части приходящих в Евросоюз газопроводов. Новые правила привели бы к тому, что «Газпром» смог бы загрузить не более 50% мощности «Северного потока-2». Эта мера призвана создать невыгодные для инвесторов проекта условия. Получилось бы, что за 9,5 млрд евро общей стоимости проекта они имели бы возможность прокачивать не 55 млрд куб. м газа в год, а только 27,5 млрд куб. м. Вероятно, противники «Газпрома» рассчитывали, что в таких условиях европейские компании отказались бы участвовать в проекте. Однако юридическая служба Совета ЕС указала на невозможность распространения норм Третьего энергопакета на «Северный поток-2», так как это противоречит нормам международного права.

Планы создать обходные газопроводы вокруг Украины появились еще до 2014 г., а значит, не мотивированы желанием противодействовать нынешним властям Украины.

Нередко от польских руководителей и экспертов можно услышать две взаимоисключающие версии того, почему нельзя строить «Северный поток-2». В первой речь идет о том, что газопровод приведет к монополии «Газпрома» на европейском рынке; Россия будет завышать цены и/или будет требовать выполнения своих политических требований, угрожая отключением газа. Вторая версия заключается в том, что запуск газопровода приведет к обнулению транзита через Украину; Россия это делает, чтобы украинский бюджет не получал деньги и на волне экономического кризиса к власти пришли пророссийские политики. Другая версия — Россия хочет перекрыть Украине финансовый поток, чтобы у той не осталось денег для ведения войны на Донбассе.

Бывает, что элементы обоих тезисов встречаются у политиков в ходе одного выступления. Тут важно понять, что по «Северному-потоку-2» предполагается пустить тот газ, который «Газпром» и сейчас продает европейским потребителям, но доставляет транзитом через Украину. Поэтому строительство газопровода не может негативно повлиять на конкуренцию на газовом рынке Европы в целом и Польши в частности. Это доказывает, что UOKiK необоснованно отверг заявку «Газпрома» на создание СП.

Наоборот, для Польши строительство «Северного потока-2» было бы выгодно. Чем больше российского газа будет приходить в Германию, тем больше там будет оставаться излишков сырья для торговли на спотовом рынке. Польша сможет покупать эти объемы по выгодным ценам, передавать их немецким потребителям, газ для которых должен прийти по газопроводу «Ямал — Европа». Такой же объем газа польские компании смогут оставлять на своей территории, не тратя деньги на прокачку до Германии. То есть, можно будет зарабатывать за счет покупки дешевого газа на споте и на отказе от физической прокачки части объемов до Германии.

Если доказать, что «Северный поток-2» политический, а не экономический проект, то европейцы автоматически от него откажутся.

Второй тезис также не совсем верен. «Северный поток-2» и «Турецкий поток» действительно строятся для того, чтобы появилась возможность выбирать маршрут прокачки газа. Сейчас «Газпром» не может сократить объемы транзита через Украину, так как все обходные газопроводы максимально загружены. В 2017 г. через территорию Украины транзитом прошли 93,5 млрд куб. м российского газа. В 2018 г. 4 млрд куб. м можно будет перенести на «Северный поток», который был недозагружен из-за спора о возможности использования 100% мощностей газопровода OPAL (продолжение газопровода на территории Германии). Но проблема фактически решена, и в 2018 г. стоит ожидать полной загрузки «Северного потока». Еще 55 млрд куб. м газа уйдут с Украины на «Северный поток-2» и 31,5 млрд куб. м — на две нитки «Турецкого потока». Получается, что даже при поставке российского газа на уровне 2017 г. 3 млрд куб. м газа не поместится в обходные газопроводы, поэтому «Газпрому» и «Нафтогазу» придется договариваться об условиях транзита газа после 2019 г. Учитывая, что европейцы сокращают добычу собственного газа, возможно появление дополнительного спроса. Весь объем новых закупок пойдет только через украинскую ГТС. Для сохранения транзитного бизнеса Киеву стоило бы выделить из всей газопроводной сети 1–2 нитки транзитных газопроводов, провести модернизацию этих труб и 1–2 подземных хранилищ газа. Это позволило бы не распылять средства и получить техническую возможность оказания качественных транзитных услуг.

Пока вместо этого «Нафтогаз» наоборот снижает рентабельность использования, требуя от «Газпрома» платить больше за транзит газа. Хотя уже сейчас «Газпрому» выгоднее качать газ по «Северному потоку» — меньше тариф и расстояние до потребителя, и «Газпром» владеет 51% акций в компании-операторе газопровода «Северный поток-1». Эта компания называется Nord Stream AG.

Однако пока транзит российского газа через Украину сохранится, хотя объем прокачки будет зависеть от спроса на него в Европе. В долгосрочной перспективе «Газпром» может построить новые потоки, например, «Болгарский поток», но конкретных планов пока нет. Так что второй тезис против «Северного потока-2» не верен. Особенно стоит подчеркнуть, что планы создать обходные газопроводы вокруг Украины появились еще до 2014 г., а значит, не мотивированы желанием противодействовать нынешним властям Украины.

Помимо Польши, США используют и другие страны для давления на «Северный поток-2». Особенно это почувствовали на себе Швеция и Дания, так как газопровод пройдет по их акватории, а «Газпром» подавал в эти страны заявки на получение разрешения на строительство. Швецию 25 августа 2016 г. посетил тогда еще вице-президент США Джо Байден и заявил, что «Северный поток» для Европы «плохая сделка», а уже через месяц, в сентябре 2016 г., Королевская академия военных наук опубликовала сценарии нападения России на Швецию. Один из сценариев предполагал, что российские войска захватят шведский остров Готланд, причем первая группа спецназа высадится под видом ремонтников «Северного потока». Подобные акции призваны политизировать вопрос строительства трубопровода — не случайно в последнее время все чаще от польских и украинских политиков звучит идея о том, что, если Россия проложит новый газопровод по дну Балтийского моря, она сразу же захватит Украину. Оставим за скобками вопрос, зачем России Украина с пустым газопроводом. Смысл в том, что если доказать, что «Северный поток-2» политический, а не экономический проект, то европейцы автоматически от него откажутся.

В случае отказа датчан российский концерн передвинет маршрут, что лишь несущественно изменит сроки строительства и сумму затрат.

Однако на практике это доказать не получается — «Газпром» настаивает, чтобы европейцы исполняли собственные законы, и демонстрирует расчеты выгоды от прокачки газа через «Северный поток-2». А Украина в ответ фактически шантажирует европейцев тем, что если «Газпром» не будет платить ей несколько миллиардов долларов в год за транзит, то это финансовое бремя ляжет на их плечи. Оказавшись между двух огней — США и Германией (для которой «Северный поток-2» крайне выгоден) — Швеция просто пошла на слепое исполнение процедур. Она рассмотрела заявку «Газпрома» на предмет опасности для окружающей среды и выдала разрешение на строительство.

Дания оказалась в более сложной ситуации. Уже после получения заявки от «Газпрома» на строительство газопровода датчане под давлением США приняли поправки к закону. Ранее все страны рассматривали заявки на строительство в своей акватории с точки зрения вреда окружающей среде, но по этой причине «Газпрому» сложно отказать, так как при строительстве первого «Северного потока» эти страны сами дали концерну рекомендации, где нужно проложить трубопровод. К тому же существующий газопровод работает несколько лет и вреда природе не наносит. Датчане же, по новому закону, получили право рассматривать заявки еще и с точки зрения угрозы национальной безопасности. Давление на Данию возросло. Это единственная страна, не давшая пока «Газпрому» ответ на заявку для строительства в ее акватории. В случае отказа датчан российский концерн передвинет маршрут, что лишь несущественно изменит сроки строительства и сумму затрат.

США стремятся запереть поток российского газа на Украине, а потом уже его сократить, что приведет к ущербу для европейской экономики.

Так как попытки США заблокировать строительство «Северного потока-2» чужими руками оказались безуспешными (в Германии уже начались строительные работы), то теперь стоит ожидать, что Вашингтон начнет бить по российскому проекту самостоятельно. Ранее Конгресс уже дал президенту право запрещать финансирование проектов новых газопроводов из РФ в Европу, а также оказание услуг по строительству. Но европейские партнеры уже выделили «Газпрому» кредиты, к тому же стройка началась, так что можно поспорить о статусе «нового проекта». Наиболее уязвимым местом остается сама прокладка трубы. Для этого «Газпром» арендует суда-трубоукладчики у швейцарской компании Allseas, саму процедуру будут осуществлять три суда на протяжении 2018–2019 гг.

Пока не ясно, станет ли Allseas отказываться от работ в случае введения запрета со стороны США. В любом случае принятие американских санкций против «Северного потока-2» будет воспринято ударом не только, а может, и не столько по России, сколько по самой Европе. Ведь сейчас все более отчетливо видно, что США стремятся запереть поток российского газа на Украине, а потом уже его сократить, что приведет к ущербу для европейской экономики. История подписания первых газовых контрактов СССР и Европы показывает, что преодолеть давление США возможно. Будем надеяться, что это происходит каждые 50 лет.


(Голосов: 13, Рейтинг: 2.85)
 (13 голосов)

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся