Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.53)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чернышев

Научный редактор журнала «Латинская Америка», эксперт РСМД

В конце 1990-х гг. в Латинской Америке начался этап «левого поворота», характеризуемый приходом к власти в ряде стран региона прогрессивных правительств, критиковавших неолиберализм с его политикой свободного рынка, приватизациями и дерегулированием. В этом тренде Боливия продемонстрировала пример самого «чистого» левого поворота в Латинской Америке.

Боливии в полной мере не коснулось замедление темпов экономического роста, характерное для региона: по прогнозам ЭКЛАК, в 2018 г. страна будет лидировать по этому показателю в Южной Америке с 4%. Тем не менее Боливии не удалось избежать неблагоприятной для латиноамериканских левых режимов тенденции: в феврале 2016 г. Моралес проиграл конституционный референдум о переизбрании в 2019 г., потерпев таким образом первое электоральное поражение более чем за 10 лет президентства. Вместе с тем итоги референдума не вполне свидетельствовали о спаде поддержки Моралеса.

С 2016 г. в диалоге России с Боливией произошел качественный скачок. События последних двух лет свидетельствуют не только о положительных сдвигах, но и о динамике наращивания взаимодействия, которая позволяет увидеть в Боливии потенциально ключевого партнера Москвы в регионе.


В конце 1990-х гг. в Латинской Америке начался этап «левого поворота», характеризуемый приходом к власти в ряде стран региона — Венесуэле (1999 г.), Бразилии (2003 г.), Аргентине (2003 г.), Уругвае (2004 г.), Боливии (2006 г.), Эквадоре (2007 г.), Никарагуа (2007 г.), Парагвае (2008 г.), Сальвадоре (2009 г.) — прогрессивных правительств, критиковавших неолиберализм с его политикой свободного рынка, приватизациями и дерегулированием. В этом тренде Боливия продемонстрировала пример, пожалуй, самого «чистого» левого поворота в Латинской Америке. В этой стране с индейским большинством и уровнем бедности в 2005 г. около 60% к власти пришли не военные-антиимпериалисты и не левые интеллектуалы, а выходцы из низов, вчерашние маргиналы — индейцы, рабочие и крестьяне.

После турбулентного начала 2000-х гг., отмеченного народными восстаниями против неолиберальных инициатив правительств — Война за воду 2000 г. и Война за газ 2003 г. — и сменой четырех президентов за четыре года, в декабре 2005 г. крестьянин-кокалеро индейского происхождения и профсоюзный лидер Эво Моралес Айма во главе индейско-рабоче-крестьянского блока «Движение к социализму» (Movimiento al Socialismo, MAS) выиграл президентские выборы с рекордным для Боливии результатом в 54% голосов.

Основными пунктами программы Моралеса были национальный суверенитет, национализация природных ресурсов, решение социальных проблем, возвращение достоинства индейским народам. Интересно отметить, что в его кандидатуре нашли выражение не только чаяния индейцев, рабочих и крестьян, но и надежды среднего класса на «моральное очищение» правительства, смену коррумпированной власти. Ряд исследований показывает, что Э. Моралес в 2005 г. получил существенную поддержку представителей среднего класса и даже жителей «богатых» районов столичного Ла-Паса.

Преодоление поляризации и электоральные успехи

Правительство MAS с самого начала столкнулось с ожесточенным сопротивлением традиционных элит и неолиберальных олигархических кругов, сконцентрированных в восточных департаментах страны.

При этом вовсе нельзя сказать, что приход к власти индейца и социалиста был с энтузиазмом встречен всей страной. Правительство MAS с самого начала столкнулось с ожесточенным сопротивлением традиционных элит и неолиберальных олигархических кругов, сконцентрированных в восточных департаментах страны. Их неприятие новой власти легло на благодатную почву расовых и культурных различий: восток Боливии в отличие от индейского запада в большей степени является метисным и белым. В результате страна фактически разделилась на индейский запад (департаменты Ла-Пас, Оруро, Потоси и Кочабамба) и неиндейский восток, где возникло сепаратистское движение и сформировался так называемый «полумесяц» (media luna) — неформальное оппозиционное политическое объединение четырех департаментов страны: Санта-Крус, Бени, Пандо и Тариха. Однако благодаря взвешенной и прагматичной политике опытного профсоюзного лидера, опиравшейся на благоприятную экономическую конъюнктуру и нацеленной на предоставление всем девяти департаментам широкой автономии и сбалансированное распределение доходов между регионами, сопротивление «полумесяца» удалось преодолеть.

Об укреплении позиций правительства MAS свидетельствовали электоральные успехи Моралеса на протяжении десяти лет. После 54% на выборах 2005 г. действующий президент получил на референдуме о доверии 2008 г. — 67%, Конституция 2009 г. была одобрена 61,4%, на выборах 2009 г. Э. Моралес победил, набрав 64% голосов, а в 2014 г. — 61%. Причем его электоральная поддержка в департаментах «полумесяца» с 2005 г. существенно выросла. В Тарихе за MAS в 2005 г. проголосовали 31,6%, а в 2009 и 2014 г. — более 51% избирателей. В Санта-Крусе соответственно 33,3%, 40,9% и 49%, в Пандо — 20,9%, 44,5% и 52%, в Бени — 16,5%, 37,7% и 41%.

Снижение мировых цен на сырье и замедление роста мировой торговли вынуждают левоориентированные режимы Латинской Америки отойти от «романтической» риторики суверенитета и независимости.

На фоне неудач левоориентированных правительств Латинской Америки в последние несколько лет — поражение киршнеристов на президентских выборах в Аргентине (ноябрь 2015 г.) и чавистов на парламентских выборах в Венесуэле (декабрь 2015 г.), а также импичмент, объявленный президенту Бразилии Дилме Руссефф из Партии трудящихся (Partido dos Trabalhadores, PT) в 2016 г., — заставивших говорить о сворачивании латиноамериканского «левого поворота», Боливия была своего рода оазисом экономической и политической стабильности в Латинской Америке. Боливии в полной мере не коснулось замедление темпов экономического роста, характерное для региона: по прогнозам ЭКЛАК, в 2018 г. страна будет лидировать по этому показателю в Южной Америке с 4% (для сравнения Бразилия — 2%, Перу — 3,5%, Колумбия — 2,6%, Уругвай — 3,2%, Чили — 2,8%, Аргентина — 2,7%, Эквадор — 1%).

Тем не менее Боливии также не удалось избежать неблагоприятной для латиноамериканских левых режимов тенденции: в феврале 2016 г. Моралес проиграл конституционный референдум о переизбрании в 2019 г. (против реформы проголосовали 51,3% избирателей, за — 48,7%), потерпев таким образом первое электоральное поражение более чем за 10 лет президентства. Вместе с тем итоги референдума не вполне свидетельствовали о спаде поддержки Моралеса. Данный электоральный процесс выходил за рамки согласия или несогласия с курсом правительства и затрагивал такие священные ценности, как сменяемость власти и демократия.

Вопрос обеспечения преемственности курса играет ключевую роль для государств «левого поворота», и сложности, возникающие на этом пути, наблюдаются сегодня в Эквадоре, где экс-президент Рафаэль Корреа (2007–2017 гг.) проиграл 4 февраля 2018 г. референдум о неограниченном переизбрании. В Боливии же, несмотря на неблагоприятные для Моралеса итоги референдума 2016 г., в конце ноября 2017 г. Многонациональный конституционный суд принял решение, на основании которого действующий глава государства все же сможет снова выставить свою кандидатуру на президентских выборах 2019 г. Рейтинг Моралеса в октябре 2017 г. составил 57%, но уже в январе 2018 г. СМИ сообщали о падении поддержки президента до 34%.

События последних двух лет свидетельствуют не только о положительных сдвигах, но и о динамике наращивания взаимодействия, которая позволяет увидеть в Боливии потенциально ключевого партнера Москвы в регионе.

Снижение мировых цен на сырье и замедление роста мировой торговли вынуждают левоориентированные режимы Латинской Америки отойти от «романтической» риторики суверенитета и независимости, доминировавшей в регионе в последнее десятилетие и поддерживаемой бумом сырьевых товаров начала 2000-х – 2014 гг., и прагматично посмотреть на реалии сегодняшнего дня. С 2014 г. Эво Моралес неоднократно заявлял о своем интересе восстановить отношения с Вашингтоном и после шести лет вернуть послов, однако процесс с мертвой точки так и не сдвинулся, а с приходом в 2017 г. к власти в США Дональда Трампа быстрое улучшение двустороннего диалога еще менее вероятно. Вместе с тем президент Боливии по-прежнему придерживается антиимпериалистических позиций и настаивает на суверенитете в выборе стратегических альянсов с мировыми державами.

Российско-боливийские отношения на подъеме

С 2016 г., на фоне неясного на тот момент будущего в отношениях Москвы с Венесуэлой и Аргентиной, в диалоге России с Боливией произошел качественный скачок. Следует отметить, что связи Москвы с южноамериканской страной восстанавливались после распада СССР значительно медленнее, чем с другими государствами Латинской Америки: Бразилией, Мексикой, Аргентиной, Перу и тем более — с Кубой, Венесуэлой, Эквадором или Никарагуа — странами, российское присутствие в которых на волне «геополитического и экономического возвращения» Москвы в регион с 2000-х гг. выражалось в инвестициях, наращивании торгово-экономических связей, передаче технологий и т. п.

В последние годы Боливия в стремлении диверсифицировать внешние контакты и заключить новые стратегические альянсы установила тесные связи с КНР, приняла меры по восстановлению доверия и интереса инвесторов из ЕС. До недавних пор Россия в этом процессе практически отсутствовала. Достаточно отметить, что пока в Венесуэле работала компания Petrozamora с российским участием, в Эквадоре в сотрудничестве с «Интер РАО» строился комплекс ГЭС «Тоачи–Пилатон», в Перу поставлялись многофункциональные вертолеты Ми-171Ш, рос товарооборот с Бразилией, Аргентиной и Уругваем; с Боливией у России не было крупных совместных проектов, а товарооборот еще несколько лет назад, по данным Минэкономразвития, едва достигал 18 млн долл. Тем не менее события последних двух лет свидетельствуют не только о положительных сдвигах, но и о динамике наращивания взаимодействия, которая позволяет увидеть в Боливии потенциально ключевого партнера Москвы в регионе.

В 2016 г. Боливию дважды посетил глава «Газпрома» Алексей Миллер, подписавший соглашение об актуализации генеральной схемы развития газовой отрасли до 2040 г. В марте 2016 г. в то время глава Госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко подписал в Боливии два межправительственных соглашения — о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии и в сооружении Центра ядерных исследований и технологий в г. Эль-Альто. В апреле того же года глава МИД Боливии Давид Чокеуанка подписал в Москве соглашение об отмене визового режима между странами (вступило в силу в октябре 2016 г.). В ходе встречи с коллегой глава российского МИД Сергей Лавров выразил интерес в участии российской «РЖД» в проекте строительства межокеанского железнодорожного коридора — стратегическом проекте правительства Моралеса. Министр углеводородов и энергетики Боливии Луис Альберто Санчес в ходе визита на Петербургский международный экономический форум 2016 г. договорился с руководством «КАМАЗ» о сотрудничестве в реализации проекта перевода грузового и общественного транспорта Боливии на СПГ. Импульс этим и другим проектам сотрудничества должен задать визит Э. Моралеса в Россию, запланированный, по данным боливийского МИД, на июнь 2018 г.

Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.53)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся