Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 4.5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Вадим Трухачёв

К.и.н., доцент кафедры зарубежного регионоведения РГГУ, специалист по странам Центральной и Восточной Европы

12 июня 2018 г. Австрия отметила годовщину референдума о вхождении в ЕС, когда подавляющее большинство жителей страны высказались за европейское будущее. В наши дни большинство австрийцев по-прежнему хотят остаться в Евросоюзе, однако число евроскептиков порой превышает треть. Для страны, сама история и этнография которой говорят в пользу самого высокого еврооптимизма, это очень высокий результат.

12 июня 2018 г. Австрия отметила годовщину референдума 1994 г., на котором большинство её граждан высказались за вхождение страны в Евросоюз. Это решение тогда поддержали 66,6%, а против выступили 33,4% голосовавших. Учитывая, что явка составила 82,3%, можно сказать, что вхождение в ЕС пользовалось поддержкой абсолютного (55% от списочного состава) большинства австрийских избирателей. Таким образом, голоса крайне правой Партии свободы и «зелёных», не одобрявших вступление в Евросоюз, в 1994 г. остались неуслышанными.

В ходе телефонного опроса, проведённого в конце мая 2018 г. по заказу ряда региональных СМИ, за выход из Евросоюза высказались 35% австрийцев, против — 56%. Оставшиеся 9% или отказались отвечать на вопрос, или не смогли сформулировать своё отношение к проблеме. Данные Австрийского института европейской политики в декабре 2017 г. оказались весьма оптимистичными для руководства ЕС. Согласно им, 77% австрийских граждан выступают за сохранение страной членства в Евросоюзе и только 15% хотят его покинуть.

Если проследить динамику еврооптимизма и евроскептицизма по разным данным, то можно заметить, что самой высокой отметки число сторонников членства в Евросоюзе достигло летом 2002 г. Тогда их процент доходил до 80%. Всплеск евроскептических настроений отмечался в 2008 г. — до трети избирателей выступали тогда за выход из Евросоюза. Таким образом, одни данные дают новый исторический максимум для сторонников разрыва с ЕС, другие, напротив, говорят о том, что недалеко и до рекордов еврооптимизма. Средние показатели выглядят так — 70% австрийцев за последние 24 года поддерживали членство в Евросоюзе, тогда как 23% — не поддерживали.

О количестве евроскептиков в стране можно судить по итогам парламентских выборов. Все годы за выход из Евросоюза выступала Партия свободы («зелёные» из числа евроскептиков довольно быстро выпали). В 2006, 2008 и 2013 гг. к ним можно было отнести и тех, кто голосовал за отколовшийся от Партии свободы «Союз за будущее Австрии» и «Команду Штронаха». И здесь мы можем наблюдать определённые колебания, причем достаточно значительные.

Год выборов 1995 1999 2002 2006 2008 2013 2017
Результаты евроскептиков 22 27 10 15 28 30 26

Впрочем, к этим цифрам следовало бы добавить ещё две. На президентских выборах 2016 г. кандидат от Партии свободы Норберт Хофер в первом туре набрал 35% голосов. Причём для того, чтобы по итогам повторного голосования он признал своё поражение с 48% поддержки, понадобился даже не второй, а третий тур выборов. А 26% голосов «за» Партии свободы год спустя случились уже на фоне того, как нынешний канцлер и лидер Народной партии Себастьян Курц благодаря жёсткой риторике в адрес иммигрантов существенно «сдвинул» свою политическую силу вправо и во многом играл на поле «свободных». И победил с 31% голосов.

Если сравнивать опросы с результатами выборов, то первые оказались более точным показателем настроений австрийцев, чем данные проевропейского института. 35% проголосовавших за выход Австрии из ЕС совпадают с количеством поддерживающих политику Н. Хофера. А 26% голосовавших за Партию свободы можно принять за минимальное число сторонников разрыва с ЕС. Так, можно говорить, что спустя 24 года после памятного голосования Австрия переживает один из наиболее заметных всплесков евроскептических настроений, возможно, даже превзошедший пик десятилетней давности.

Волны еврооптимизма и евроскептицизма в обозначенные периоды кажутся вполне объяснимыми. Так, в 1999 г. начался процесс расширения Евросоюза, и австрийцы опасались, что к ним на заработки хлынут толпы жителей Чехии, Словакии, Венгрии и Словении. Однако пребывание Партии свободы в правительстве (2000–2002 гг.) привело к разочарованию. Евросоюз на полгода ввёл против Австрии санкции, отвечая на «вхождение свободных в правительство». Дурную славу им принёс покойный лидер «свободных» Йорг Хайдер, знаменитый рядом заявлений, которые посчитали пронацистскими.

За время пребывания в составе правящей коалиции «свободные» стали участниками нескольких скандалов. Особенно доставалось от них соседней Чехии, от которой они добивались закрытия АЭС Темелин и отмены «декретов Бенеша», на основании которых после 1945 г. из Чехословакии в Австрию выселили сотни тысяч немцев. Однако другие государства — члены ЕС такой подход не поддержали, а жить в изолированной стране австрийцам не хотелось. К тому же страх наплыва приезжих из соседних стран не подтвердились, а многие австрийцы, имеющие родственников в той же Чехии или Словении, получили возможность воссоединиться с ними в рамках одного европейского пространства.

В итоге случился всплеск еврооптимизма, который уже спустя шесть лет превратился в новый пик евроскептических настроений. В 2008 году Австрия приняла Чемпионат Европы по футболу. Толпы болельщиков (особенно сборной Турции, хотя не только её) нарушили привычный ритм жизни и вызвали раздражение у многих жителей тихой республики. К тому же Евросоюз столкнулся уже с экономическим кризисом, первой от которого пострадала Венгрия. Желание отгородиться от проблем тогда подтолкнуло многих проголосовать за Партию свободы и отколовшийся от неё «Союз за будущее Австрии».

Спустя пять лет случилась «Арабская весна», а в Ираке и Сирии дало о себе знать ИГ (организация запрещена в России). В Европе уже случилось немало происшествий, связанных с выходцами из мусульманских стран, и люди в Австрии, где число мусульман доходит до 700 тыс., ожидаемо испугались. К этому стоит добавить кризисы в Греции, Испании, Португалии, на преодоление которых зажиточной Австрии пришлось раскошелиться.

А затем последовал пресловутый миграционный кризис. Осенью 2015 г. через страну с населением в 8,5 млн человек прошли 450 тыс. человек, и каждый пятый захотел остаться в Австрии. К этому моменту Европу уже захлестнула волна террора, а австрийцы столкнулись с ростом преступности. Как итог — кандидат от Партии свободы Н. Хофер получил на выборах немыслимые для Европы 35% и чуть было не стал президентом. Народная партия резко ужесточила антимигрантскую риторику, а нынешний канцлер С. Курц во многом сделал себе рейтинг на критике миграционной политики канцлера Германии Ангелы Меркель.

Таким образом, сегодня Австрия находится если не на пике евроскептицизма, то близко к нему. И ведь нельзя сказать, что страна занимает в Европе неподобающее место. Достаточно вспомнить, что в 2004–2009 гг. комиссаром Евросоюза по внешним связям была бывшая глава МИД Австрии Бенита Ферреро-Вальднер, комиссаром ЕС по расширению сегодня остаётся австриец Йоханнес Хан, вторую по численности фракцию Европарламента «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» в 2012–2014 гг. возглавлял австрийский социал-демократ Ханнес Свобода. Так, австрийцы прекрасно представлены на общеевропейском уровне.

Да и сама история, география и этнография говорят в пользу того, что Австрия как никакая другая страна должна являться столпом европейской интеграции. Она принадлежит к числу богатых государств Западной Европы, но граничит сразу с четырьмя бывшими социалистическими странами. Обращаясь к истории, стоит отметить, что во времена Австрийской империи в состав страны входила и часть современной Польши, Румынии, Сербии, Украины, вся Хорватия и Босния. Кому же, как не Австрии, играть роль моста между «старой» и «новой» Европой?

Многие видные австрийские политики, как известно, имеют корни в соседних странах. Например, Ханнес Свобода носит чешскую фамилию, как и экс-президент Томас Клестила, бывшие канцлеры Франц Враницкий и Виктор Клима. Экс-канцлер Фред Зиновац или бывшая глава МИД Урсула Плассник имеют словенское происхождение. Открыв список депутатов Национального совета, невозможно не заметить обилие славянских фамилий, встречаются и венгерские. Таким образом, австрийцы — образец подлинных европейцев смешанного германо-славяно-мадьярского происхождения.

Нельзя сказать, что это совсем не играет никакой роли. Проведи в Австрии референдум о выходе из Евросоюза — и большинство скажет «нет». Австрийское общество — далеко не английское, тут эти настроения выражены слабее. Однако вызовы и катаклизмы последних 10 лет показывают пусть небольшой, но всё же постоянный рост евроскептических настроений в государстве, сама природа которого носит во многом интернациональный, общеевропейский характер.


Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 4.5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся