Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, эксперт РГНФ

Выборы в Андалусии, состоявшиеся 2 декабря 2018 г., открыли в Испании новый избирательный цикл. Его вехами станут автономные, муниципальные выборы, а также выборы в Европараламент, намеченные на 26 мая 2019 г. Не за горами и всеобщие выборы в Генеральные кортесы. Правда, пока не ясно, будут они проведены в срок, в 2020 г. или состоятся раньше. Политическая ситуация в стране неустойчива и непредсказуема. Отсюда и повышенный интерес к досрочным выборам в Андалусии — самой населенной испанской автономии (8,4 млн жителей, 18% населения страны), примерно равной по территории Португалии. Эти выборы дают определенное представление о расстановке сил в Испании, потенциале ведущих партий и отношениях между ними.

Результаты выборов в целом ряде случаев выглядят ошеломляюще. Они сильно скорректировали ту картину расстановки сил в Андалусии, которую рисовали опросы. Прежде всего это результаты правящей в регионе социалистической партии. ИСРП-А заняла первое место, однако это была горькая победа. Социалисты завоевали всего 33 места в региональном парламенте — на 14 меньше, чем в 2015 г. (27, 9% голосов в 2018 г. против 35,4% в 2015 г.), что явно недостаточно для формирования нового правительства.

Для правительства ИСРП выборы в Андалусии были первыми после прихода к власти в мае 2018 г. С ними как с прелюдией большого электорального цикла связывались большие надежды. Однако получилось не так, как хотелось. Социалисты потеряли Андалусию — свой важнейший политический и электоральный оплот. Принципиальные изменения произошли и в лагере правых. Если прежде Народная партия контролировала практически все правое политическое пространство, то теперь его делят три партии.

Результаты андалусских выборов отражают некоторые особенности общенациональной ситуации — раздробленный парламент, отсутствие у всех основных партий твердого большинства, без которого невозможно формирование однопартийного правительства, необходимость поиска компромиссов и достижения соглашений с другими политическими силами. Выборы в Андалусии в очередной раз подтвердили, что со времен национальных парламентских выборов в декабре 2015 г. болевой точкой испанской политической системы стала проблема управляемости. Впрочем, результаты голосования не только подтвердили, но и усилили эту проблему, поскольку основными участниками политического процесса в Андалусии будут теперь не четыре, как во многих регионах Испании, а пять партий, включая праворадикальную партию «Вокс». На общеиспанскую ситуацию вполне можно экстраполировать и другие тенденции, выявившиеся по результатам выборов в Андалусии — усиление консервативных сил и одновременно перераспределение голосов в правом лагере — падение влияния НП и усиление «Сьюдаданос» и «Вокс». Очень вероятна грядущая поляризация сил в Андалусии, складывание левого и правого блоков. Собственно, на общенациональном уровне такая поляризация уже происходит. Безусловно, она не отменяет острой борьбы внутри каждого из блоков между партиями, считающими себя и союзниками, и конкурентами. Есть все основания полагать, что после выборов в Андалусии обострится борьба вокруг сроков проведения в Испании досрочных парламентских выборов, поскольку важный аргумент, оправдывавший их отсрочку правительством ИСРП, — поддержка населением проводимого социалистами курса — теперь поставлена под серьезные сомнения.

Выборы в Андалусии, состоявшиеся 2 декабря, открыли в Испании новый избирательный цикл. Его вехами станут автономные, муниципальные выборы, а также выборы в Европарламент, намеченные на 26 мая 2019 г. Не за горами и всеобщие выборы в Генеральные кортесы. Правда, пока не ясно, будут они проведены в срок, в 2020 г. или состоятся раньше. Политическая ситуация в стране неустойчива и непредсказуема. Отсюда и повышенный интерес к досрочным выборам в Андалусии — самой населенной испанской автономии (8,4 млн жителей, 18% населения страны), примерно равной по территории Португалии. Эти выборы дают определенное представление о расстановке сил в Испании, потенциале ведущих партий и отношениях между ними.

Национальный контекст

Политическая обстановка в Испании круто изменилась в конце мая 2018 г., когда очередной громкий коррупционный скандал с участием правившей Народной партии (НП) побудил абсолютное большинство представителей нижней палаты парламента поддержать вотум недоверия правительству, внесенный Педро Санчесом — лидером ведущей оппозиционной Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). Случилось так, что ИСРП, которая по предшествовавшим опросам чаще всего занимала третье место в рейтинге ведущих партий (вслед за «Сьюдаданос» и Народной партией), сформировала однопартийное правительство, не выиграв парламентские выборы.

Кабинет министров П. Санчеса — самый слабый в истории испанской демократии. В его парламентской фракции всего 84 депутата (из 350). Правительство поддерживает по ряду вопросов только левая коалиция «Объединенные Подемос» (ОП). Сложнее обстоит дело с депутатами сепаратистских партий Каталонии. Поддержав социалистов и тем самым дав необходимые для абсолютного большинства голоса при вынесении вотума недоверия правительству НП, депутаты этих партий занимают неуступчивые позиции по ряду других вопросов. Так, они отказываются проголосовать за проект бюджета, разработанный совместно ИСРП и ОП. Казалось бы, каталонские сепаратисты могут поддержать этот проект, отличающийся от нынешнего бюджета, принятого Народной партией, большей социальной направленностью (в частности, предусматривается увеличение инвестиций Каталонии). Однако они отказываются проголосовать за бюджет, требуя от правительства ИСРП повлиять на прокуратуру и добиться освобождения лидеров сепаратистов, находящихся в заключении. Правительство отказывается уступать в этом вопросе, заявляя, что не может нарушать принцип независимости судебных органов. Сложность положения кабинета министров ИСРП усугубляется жесткой, едва ли не фронтальной оппозицией со стороны правоцентристских НП и «Сьюдаданос». Например, обе партии приняли в штыки проект нового бюджета, а также требуют от правительства вновь ввести в действие ст. 155 Конституции, ограничив автономию Каталонии, причем действовать на этот раз решительнее и жестче.

EPA-EFE/RAFA ALCAIDE

Слабость позиций правительства, трудности с принятием нового бюджета, почти полное отсутствие взаимодействия с оппозицией крайне затрудняют доведение легислатуры до конца. Хотя эту возможность исключить нельзя, несомненно, что Испания стоит перед реальной перспективой досрочных парламентских выборов.

В свете сказанного выборы в Андалусии стали пробой сил, способной серьезно повлиять на настроения избирателей во всей Испании в преддверии последующих голосований.

Андалусский контекст

Ситуация в Андалусии весьма специфична. Этот регион с исторически сильной левой традицией и недоверием к правым считается бастионом ИСРП. В последние 36 лет здесь, в отличие от подавляющего большинства регионов Испании, не происходило чередования у власти партий разной идеологической ориентации — социалисты постоянно формировали региональные правительства.

На выборах 2015 г., предшествовавших нынешним, глава правительства Андалусии и лидер андалусского филиала ИСРП (ИСРП-А) Сусана Диас получила простое большинство мест. Набранных голосов было недостаточно для формирования правительства. Три попытки утверждения ее в должности председателя правительства заканчивались неудачно, поскольку представленные в местном парламенте партии — НП, «Подемос» и «Сьюдаданос» — голосовали против. С. Диас была утверждена только с четвертой попытки, спустя 81 день после завершения выборов. Это стало возможным благодаря поддержке «Сьюдаданос», заключившей с социалистами так называемое «Соглашение об инвеституре». Оно предусматривало осуществление региональным правительством 72 мер, предложенных «Сьюдаданос» и направленных на «изменения и демократическое обновление».

Выход на политическую авансцену «Вокс» вписывается в общеевропейский тренд усиления праворадикальных сил. Испания, долгое время в этом отношении стоявшая особняком, начинает наверстывать упущенное.

Однако в сентябре 2018 г. «Сьюдаданос» заявила о разрыве «Соглашения об инвеституре», мотивируя это тем, что не были выполнены меры по возрождению демократии — ограничение срока депутатских мандатов, реформа избирательного законодательства, упразднение привилегий, создание агентства по борьбе с коррупцией, реформа счетной палаты и др. Примечательно, что еще за несколько месяцев до этого шага «Сьюдаданос» в целом выражала удовлетворение тем, как реализуется Соглашение. Теперь же укрепление собственных позиций и весьма вероятная перспектива досрочных выборов в Испании побудила лидера «Сьюдаданос» Альберта Риверу отмежеваться от ИСРП и, перейдя в оппозицию, начать жестко критиковать деятельность социалистов.

Накануне выборов мало кто сомневался в победе социалистов. И это при том, что 43% жителей региона были «недовольны или очень недовольны» правлением С. Диас, а более половины хотели политических перемен. Действительно, автономия, экономика которой базируется на пищевой промышленности и сфере услуг (прежде всего туризме), по ряду параметров отстает от среднеиспанских показателей и относится к числу наиболее бедных европейских регионов. Например, безработица в Андалусии составляет 22,8% (на 8% больше, чем в Испании).

Опросы предсказывали ИСРП победу, но не с абсолютным, а с простым большинством голосов. Главной интригой выборов был вопрос о том, кто займет второе место — НП, «Сьюдаданос» или «Аделанте Андалусия» («Вперед Андалусия», предвыборный блок «Подемос» и «Объединенной левой», костяк которой составляют коммунисты). В рамках этой большой интриги была еще одна: кто сильнее в правом лагере — Народная партия, позиции которой в национальном масштабе в последние годы ослабевают, или «Сьюдаданос», влияние которой, напротив, растет.

Новация выборов состояла в том, что правый партийный спектр расширился. В борьбу за «место под солнцем» включилась праворадикальная партия «Вокс» (Vox, основана в 2013 г.), которая в последнее время набирает популярность во всей Испании, прежде всего благодаря росту националистических настроений, вызванных каталонским конфликтом и потенциальной угрозой распада страны. Риторика «Вокс» во многом совпадает с заявлениями НП. В то же время если НП не покушается на нынешнюю территориальную организацию Испании, так называемое государство автономий, то «Вокс» выступает за его упразднение и превращение Испании в «унитарное государство» с «одним правительством и одним парламентом для всей страны». Также предлагается упразднить сенат и конституционный суд.

«Мы понимаем, что должны дать бой, находясь внутри институтов. Мы войдем в правительство Андалусии, чтобы прекратить его деятельность. Извне положение дел не изменишь», — заявил генеральный секретарь «Вокс» Хавьер Ортега. В числе других требований «Вокс» «немедленная депортация нелегальных иммигрантов», которые ассоциируются с преступностью, запрет абортов, «реформа договоров Евросоюза с целью возвращения суверенитета». «Вокс» позиционирует себя как «партию возмущенных», протестующих против тяжелых условий существования миллионов людей, политики истеблишмента, традиционных партий и коррупции. В 2014 г. в Испании уже образовалась леворадикальная «партия возмущенных» в лице «Подемос». С выходом на политическую сцену «Вокс» заполняет нишу, пустовавшую на крайне правом фланге испанской партийной системы, которая обретает законченный вид.

Пейзаж после выборов

Результаты выборов в целом ряде случаев выглядят ошеломляюще. Они сильно скорректировали ту картину расстановки сил в Андалусии, которую рисовали опросы. Прежде всего это результаты правящей в регионе социалистической партии. ИСРП-А заняла первое место, однако это была горькая победа. Социалисты завоевали всего 33 места в региональном парламенте — на 14 меньше, чем в 2015 г. (27, 9% голосов в 2018 г. против 35,4% в 2015 г.), что явно недостаточно для формирования нового правительства. Это худший результат ИСРП в Андалусии за годы демократии. Накануне выборов руководители ИСРП на местах с тревогой говорили об апатии среди традиционных избирателей. Действительно, выборы отличались низким уровнем электорального участия. Проголосовали только 58,6% избирателей (в 2015 г. — 63,9%). Разумеется, на высокий уровень абсентеизма повлиял не только электорат ИСРП-А. Однако демобилизация левого электората, часть которого отвернулась от социалистов, явно проявилась на выборах.

Другим разочарованием для левых сил стало выступление блока «Аделанте Андалусия», занявшего четвертое место (17 депутатских мандатов, 16,2% голосов). Эксперимент с созданием союза «Подемос» и «Объединенной левой» не дал того эффекта, на который рассчитывали сторонники этих партий.

Результаты правых партий выглядят весьма противоречиво. Народная партия стала второй, но ее представительство в парламенте автономии сократилось с 33 до 26 депутатских мандатов (20,8% голосов в 2018 г. против 26,8% — в 2015 г.).

Результаты андалусских выборов отражают некоторые особенности общенациональной ситуации — раздробленный парламент, отсутствие у всех основных партий твердого большинства, без которого невозможно формирование однопартийного правительства, необходимость поиска компромиссов и достижения соглашений с другими политическими силами.

Это худший результат консерваторов в автономии за последние 30 лет. Зато для «Сьюдаданос» выборы обернулись триумфом. Если в 2015 г. у нее было 9 мест в региональном парламенте, то теперь стало 21 (18% голосов против 9,3%). «Сьюдаданос» не удалось опередить НП, но разрыв между ними резко сократился. Партия превратилась в важного актора региональной политики.

Особенно успешными выборы стали для праворадикальной, в ряде аспектов антисистемной «Вокс», до этого не представленной в региональном парламенте, а теперь завоевавшей 12 мест (11% голосов в 2018 г. против 0,5% — в 2015 г.). Следует отметить, что в годы демократии в Испании не было влиятельной праворадикальной партии. В парламентах автономных сообществ Испании крайне правые политики никогда не были представлены. Что же касается национального парламента, то в нем заседал только один ультраправый депутат, избранный в 1979–1982 гг. от маргинальной профранкистской коалиции — Национальный союз.

Выход на политическую авансцену «Вокс» вписывается в общеевропейский тренд усиления праворадикальных сил. Испания, долгое время в этом отношении стоявшая особняком, начинает наверстывать упущенное. Еще до объявления результатов выборов президент «Вокс» Сантьяго Абаскаль получил поздравление от Марин Ле Пен, символизировавшее вступление его партии в сообщество европейских праворадикальных партий. Вместе с тем имеет место и противоположная реакция. По всей Андалусии прокатились акции протеста против присутствия «Вокс» в парламенте, в которых участвовали тысячи людей.

elpais.com / ALEJANDRO RUESGA
Протесты в Севилье против партии «Вокс»

Впереди трудный процесс инвеституры нового председателя правительства. Возможность социалистов остаться у власти представляется маловероятной. С. Диас может быть утверждена в должности председателя правительства лишь в том случае, если получит поддержку «Сьюдаданос» и «Аделанте Андалусия». Между тем «Сьюдаданос», незадолго до выборов разорвавшая соглашение с ИСРП, заявляет, что ни при каких условиях не поддержит избрание С. Диас. Руководство партии предпочитает сотрудничество с «Вокс», не скрывает намерения договариваться с «Вокс» и Народная партия. Договоренности трех правых партий способны обеспечить победу кандидату на пост председателя автономии, предложенному одной из них. Между НП и «Сьюдаданос» уже началась борьба — каждая из партий хочет, чтобы таким кандидатом стал ее представитель. Что же касается «Вокс», то в условиях, когда у двух других правых партий нет абсолютного большинства, она превращается в арбитра ситуации. 12 депутатов данной партии способны обеспечить решающий перевес при принятии решений.

Некоторые уроки выборов

Для правительства ИСРП выборы в Андалусии были первыми после прихода к власти в мае 2018 г. С ними как с прелюдией большого электорального цикла связывались большие надежды. Однако получилось не так, как хотелось. Социалисты потеряли Андалусию — свой важнейший политический и электоральный оплот. Принципиальные изменения произошли и в лагере правых. Если прежде Народная партия контролировала практически все правое политическое пространство, то теперь его делят три партии.

Результаты андалусских выборов отражают некоторые особенности общенациональной ситуации — раздробленный парламент, отсутствие у всех основных партий твердого большинства, без которого невозможно формирование однопартийного правительства, необходимость поиска компромиссов и достижения соглашений с другими политическими силами. Выборы в Андалусии в очередной раз подтвердили, что со времен национальных парламентских выборов в декабре 2015 г. болевой точкой испанской политической системы стала проблема управляемости. Впрочем, результаты голосования не только подтвердили, но и усилили эту проблему, поскольку основными участниками политического процесса в Андалусии будут теперь не четыре, как во многих регионах Испании, а пять партий, включая «Вокс». На общеиспанскую ситуацию вполне можно экстраполировать и другие тенденции, выявившиеся по результатам выборов в Андалусии — усиление консервативных сил и одновременно перераспределение голосов в правом лагере — падение влияния НП и усиление «Сьюдаданос» и «Вокс». Очень вероятна грядущая поляризация сил в Андалусии, складывание левого и правого блоков. Собственно, на общенациональном уровне такая поляризация уже происходит. Безусловно, она не отменяет острой борьбы внутри каждого из блоков между партиями, считающими себя и союзниками, и конкурентами. Есть все основания полагать, что после выборов в Андалусии обострится борьба вокруг сроков проведения в Испании досрочных парламентских выборов, поскольку важный аргумент, оправдывавший их отсрочку правительством ИСРП, — поддержка населением проводимого социалистами курса — теперь поставлен под серьезные сомнения.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся