Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 206, Рейтинг: 4.9)
 (206 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

В конце прошлого года президент США Дональд Трамп лично представил новую Стратегию национальной безопасности США.

Деликатность нынешней ситуации в мире заключается в том, что угрозы безопасности самого различного характера продолжают накапливаться и настоятельно требуют срочных коллективных усилий для противодействия им. Ведущая же мировая держава не только не готова к таким коллективным усилиям, а наоборот, последовательно демонстрирует свою решимость действовать односторонне, без учета интересов других государств, в том числе считающихся ее союзниками. Такой вывод вытекает не только из Стратегии, но из конкретных действий Вашингтона. Вместе с тем совершенно очевидно, что Соединенные Штаты еще долго будут оставаться одним из ведущих мировых игроков, без конструктивного участия которых трудно, а может быть, и невозможно решать многие актуальные проблемы, с которыми сталкивается международное сообщество.

Встает закономерный вопрос: как в этих условиях выстраивать отношения с Соединенными Штатами? Причем встает он не только перед Россией, но и перед многими другими государствами.

Европейские страны, застигнутые на первых порах врасплох нахрапистостью президента США, постепенно пришли к пониманию, что наиболее эффективной линией поведения в отношении Вашингтона на данном этапе является гибкое сочетание твердой позиции по принципиальным вопросам с активной кулуарной работой с американской администрацией на самых разных уровнях вашингтонской бюрократии.

Китай ограничивается официальными заявлениями на выпады американской администрации, однако старается избегать публичной полемики с Белым домом по существу конкретных проблем.

Сегодня весь мир с беспокойством, но также и с надеждой смотрит на то, в каком направлении будут развиваться отношения между Россией и США. Все понимают, что любой значимый шаг двух стран навстречу друг другу будет означать позитивные перемены в мире, будет содействовать укреплению международной безопасности.

В конце прошлого года президент США Дональд Трамп лично представил новую Стратегию национальной безопасности США.

Сделано это было с большой помпой, что характерно для нынешнего главы Белого дома. Тем не менее первая реакция на новую Стратегию как внутри самих Соединенных Штатов, так и за их пределами оказалась в целом сдержанной. Тому имеются свои объяснения.

Во-первых, нынешняя Стратегия, как и все предыдущие, это результат сложных бюрократических согласований и компромиссов между различными ведомствами. Согласования и компромиссы, как правило, ведут к размыванию формулировок, а порой и прямым содержательным нестыковкам в окончательном документе. Опыт показывает, что в практической политике Стратегия скорее дает определенные общие ориентиры, чем является программой конкретных действий.

strattrump1.jpg
Внешняя политика России: взгляд в 2018 год.
Россия и Запад

Во-вторых, при более детальном рассмотрении текста Стратегии нетрудно убедиться в том, что она не отличается большой оригинальностью. В конечном счете все сводится к набору мер, которые должны обеспечить сохранение лидирующей роли США в мире. А разве не этим занимались все другие президенты США после окончания холодной войны? Б. Клинтон и особенно Дж. Буш добивались лидерства с опорой на военную силу, а Б. Обама путем навязывания другим странам таких партнерских отношений, которые обеспечивали бы прежде всего интересы Вашингтона.

Словом, новая Стратегия не смогла ни снизить накала политического противостояния внутри страны, ни снять серьезную обеспокоенность в мире по поводу действий нынешней администрации США на международной арене. Деликатность нынешней ситуации в мире заключается в том, что угрозы безопасности самого различного характера продолжают накапливаться и настоятельно требуют срочных коллективных усилий для противодействия им. Ведущая же мировая держава не только не готова к таким коллективным усилиям, а наоборот, последовательно демонстрирует свою решимость действовать односторонне, без учета интересов других государств, в том числе считающихся ее союзниками. Такой вывод вытекает не только из Стратегии, но из конкретных действий Вашингтона. Наиболее наглядный недавний пример — признание Д. Трампом Иерусалима столицей Израиля. Вместе с тем совершенно очевидно, что Соединенные Штаты еще долго будут оставаться одним из ведущих мировых игроков, без конструктивного участия которых трудно, а может быть, и невозможно решать многие актуальные проблемы, с которыми сталкивается международное сообщество.

Встает закономерный вопрос: как в этих условиях выстраивать отношения с Соединенными Штатами? Причем встает он не только перед Россией, но и перед многими другими государствами. Простого и однозначного ответа на этот вопрос нет и быть не может. Вместе с тем представляется полезным взглянуть на то, как выстраивали отношения с администрацией Д. Трампа отдельные государства в первый год его президентства.

Европейские страны, застигнутые на первых порах врасплох нахрапистостью президента США, постепенно пришли к пониманию, что наиболее эффективной линией поведения в отношении Вашингтона на данном этапе является гибкое сочетание твердой позиции по принципиальным вопросам с активной кулуарной работой с американской администрацией на самых разных уровнях вашингтонской бюрократии. Европа выступила единым фронтом против попыток Вашингтона дезавуировать многостороннее ядерное Соглашение с Ираном, выразила несогласие с намерением Вашингтона ввести в отношении России новые санкции, которые напрямую затрагивали бы европейские интересы. Не поддержали в Европе и решение Д. Трампа признать Иерусалим столицей Израиля, а также дистанцировались от воинственной риторики Белого дома в отношении Северной Кореи. При этом европейские лидеры всячески подчеркивают свое стремление к сохранению и укреплению союзнических отношений с США.

Китай ограничивается официальными заявлениями на выпады американской администрации, однако старается избегать публичной полемики с Белым домом по существу конкретных проблем. Председатель КНР Си Цзиньпин посетил с визитом США, а затем принял в Пекине Д. Трампа, проявив максимальное уважение к американскому лидеру. Переговоры китайский лидер строил таким образом, чтобы показать американской администрации, что китайская сторона не собирается поступаться своими интересами, но готова к взаимовыгодному сотрудничеству, в чем не в меньшей степени должны быть заинтересованы и сами США.

Если взять ближайших соседей США Канаду и Мексику, то первая эмоциональная реакция на угрозы Д. Трампа ввести протекционистские меры и пересмотреть условия Североамериканской зоны свободной торговли постепенно перешла в фазу дипломатических переговоров. Чем они завершатся, говорить рано, но фазу острого кризиса удалось пока преодолеть.

Эти и другие примеры свидетельствуют о том, что на данном этапе, пока в Соединенных Штатах продолжается острый внутриполитический кризис и пока не до конца сложились внешняя политика администрации Д. Трампа и методы ее реализации, большинство государств предпочитают занимать выжидательную позицию. Суть этой позиции заключается в том, чтобы, избегая прямой конфронтации с Вашингтоном, вместе с тем давать понять ему, что, если «Америка превыше всего» становится основой внешнеполитического курса для американцев, то и у других государств имеются свои интересы, которыми они не намерены поступаться. Во что выльется такое «тихое» противостояние, пока говорить рано, но итоги первого года администрации Трампа у власти показывают, что подобная тактика способна как минимум затормозить разрушение сложившейся международной системы и избегать острой конфронтации между США и другими ведущими игроками мировой политики.

Что касается отношений России с США в период президентства Д. Трампа, то здесь много дополнительных осложняющих обстоятельств, которых нет в отношениях Вашингтона с другими странами. Помимо известных разногласий по ключевым проблемам международных отношений серьезным препятствием для нормализации двусторонних связей является пакет санкций, которые были приняты Вашингтоном в отношении России за последние несколько лет и которые опираются на поддержку подавляющего большинства членов конгресса США. К сожалению, в прошедшем 2017 году отношения с Россией стали в Соединенных Штатах одним из основных вопросов не только внешней, но и внутренней политики, что еще больше затрудняет возможность любых конструктивных шагов Вашингтона во взаимодействии с Москвой.

Но надо ли считать ситуацию полностью безнадежной? Конечно нет.

В качестве министра иностранных дел России мне довелось участвовать в подготовке и проведении в мае 2002 года первого официального визита в нашу страну президента США Дж. Буша. По итогам визита была принята Совместная декларация президентов России и США, в которой, в частности, говорилось: «...Мы являемся партнерами и будем сотрудничать ради продвижения стабильности, безопасности, экономической интеграции, совместного противодействия глобальным вызовам и содействия решению региональных конфликтов». Сегодня на фоне глубочайшего кризиса в российско-американских отношениях такие формулировки могут вызывать законные вопросы. И тем не менее если попытаться абстрагироваться от текущих разногласий, которые в определенной мере носят конъюнктурный характер, то приходишь к выводу, что наши страны не только могут, но и должны быть партнерами и в борьбе с терроризмом, и в недопущении распространения ядерного оружия, и в урегулировании региональных конфликтов, и в решении многих других задач по укреплению безопасности наших государств и в мире в целом. То, что это возможно даже в нынешней непростой ситуации, говорят конкретные факты. Последний пример — содействие ЦРУ российским спецслужбам в предотвращении крупного теракта в Санкт-Петербурге в канун новогодних праздников. Значит, можно, когда есть политическая воля!

Сегодня весь мир с беспокойством, но также и с надеждой смотрит на то, в каком направлении будут развиваться отношения между Россией и США. Все понимают, что любой значимый шаг двух стран навстречу друг другу будет означать позитивные перемены в мире, будет содействовать укреплению международной безопасности.

Исторически российско-американские отношения всегда в очень большой степени зависели от личных отношений лидеров двух стран. Каждая новая глава в сотрудничестве между Москвой и Вашингтоном начиналась со встречи на высшем уровне, на которой удавалось договориться по многим принципиальным вопросам, снять часть взаимных претензий и прошлых обид, задать новый вектор развития отношений.

К сожалению, эту опробованную историей модель пока никак не удается запустить при нынешней администрации США. Президент Д. Трамп провел переговоры практически со всеми мировыми лидерами. А вот российско-американская встреча на высшем уровне пока так и не состоялась. Можно предположить, что возможности американского президента проводить самостоятельную политику на российском направлении будут и дальше оставаться крайне ограниченными.

Если это так, то разумной политикой в сложившихся обстоятельствах было бы использование самых различных возможностей для поддержания, а там, где возможно, и расширения диалога. Не только с исполнительной, но и законодательной властью.

Не только с руководством госдепартамента, но и другими ведомствами, с которыми имеются конкретные области сотрудничества. Не только с официальным Вашингтоном, но и с многочисленными независимыми аналитическими центрами, фондами, общественными организациями. Этот диалог будет сложным и не всегда приятным. Он не обещает быстрых прорывов и радикальных перемен к лучшему. Но только такой диалог способен постепенно, кирпич за кирпичом, заложить фундамент новых отношений между Москвой и Вашингтоном.

Для американцев превыше всего Америка. Для россиян — Россия. Так было задолго до прихода к власти администрации Д. Трампа. Так будет и после ее ухода. Как показывает опыт истории, это не является препятствием для сотрудничества, если стороны учитывают законные интересы друг друга и руководствуются долгосрочными интересами всеобщей безопасности.

Впервые опубликовано в Российской газете.

(Голосов: 206, Рейтинг: 4.9)
 (206 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся