Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 3.67)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Людмила Бабынина

К.полит.н., зав. Центром политической интеграции ЕС Института Европы РАН, эксперт РСМД

25 марта 2017 г. Европейский союз отмечал 60-летие подписания Римских договоров. И хотя атмосфера на юбилейном саммите была вполне праздничная, те вызовы, с которыми столкнулся в последние годы ЕС, заставляют его лидеров переформулировать цели и задачи интеграционного проекта, а также искать новые подходы к его реализации.

Особое внимание уделяется устойчивому экономическому росту и созданию рабочих мест, продвижению идеи социальной Европы, т. е. подчеркнута необходимость максимально обратиться к насущным нуждам граждан ЕС.
Эффективная миграционная политика и защита внешних границ Союза предполагает усиление наднационального компонента и достижение согласия среди государств-членов, чего пока не наблюдается.

25 марта 2017 г. Европейский союз отмечал 60-летие подписания Римских договоров. И хотя атмосфера на юбилейном саммите была вполне праздничная, те вызовы, с которыми столкнулся в последние годы ЕС, заставляют его лидеров переформулировать цели и задачи интеграционного проекта, а также искать новые подходы к его реализации.

На саммите была подписана Римская декларация, в которой сформулирована повестка дня на ближайшие десять лет развития ЕС.

Первое, что необходимо отметить, это состав участников юбилейного саммита. Присутствовали руководители институтов ЕС и 27 государств-членов. Великобританию, которая в настоящее время осуществляет процедуру выхода из ЕС, на саммит не пригласили. Таким образом, подчеркнуто, что будущее единой Европы касается только остающихся в составе ЕС. Однако и 27 государствам-членам прийти к консенсусу не всегда удается. Новым возмутителем спокойствия в ЕС стала Польша под руководством партии «Право и справедливость». Разногласия достигли пика в марте на перевыборах председателя Европейского cовета. Польша стала единственной страной, проголосовавшей против назначения на второй срок своего соотечественника Дональда Туска. Однако Римскую декларацию премьер-министр Беата Шидло под аплодисменты зала подписала, продемонстрировав, таким образом, что определенные границы Польша переступать не намерена.

В подписанной Декларации лидеры ЕС сделали попытку сформулировать среднесрочные ответы на актуальные вызовы, с которыми столкнулся ЕС в настоящее время.

Особое внимание уделяется устойчивому экономическому росту и созданию рабочих мест, продвижению идеи социальной Европы, т. е. подчеркнута необходимость максимально обратиться к насущным нуждам граждан ЕС. Кроме того, отмечается необходимость четко придерживаться принципа субсидиарности и решать возникающие проблемы на максимально приближенном к гражданам уровне. Такая позиция руководства ЕС, очевидно, направлена на изменение общего достаточно скептического отношения к деятельности ЕС среди граждан Евросоюза и устранение последствий финансово-экономического и долгового кризисов.

Подтверждается необходимость сохранять единство Единого внутреннего рынка ЕС как основы функционирования ЕС, что может в определенном смысле служить официальным ответом на желание Британии сохранить доступ к трем свободам, ограничив свободу передвижения рабочей силы.

В будущем Европейский союз должен иметь хорошо защищенные внешние границы и «устойчивую иммиграционную политику». Очевидно, что это реакция на острейший миграционный кризис, оказавший огромное влияние на внутреннюю ситуацию в ЕС и в государствах-членах. Однако эффективная миграционная политика и защита внешних границ Союза предполагает усиление наднационального компонента и достижение согласия среди государств-членов, чего пока не наблюдается. В первую очередь из-за позиции стран «Вишеградской группы» в отношении лиц, ищущих убежище [1].

Лидеры ЕС признают неоднородность группировки и сложную достижимость равномерного и одинакового для всех продвижения интеграционного процесса в настоящих условиях.

ЕС намерен создать в будущем «более конкурентоспособную и интегрированную оборонную промышленность», а также укрепить общую безопасность и оборону, развивать сотрудничество с НАТО и дополнять ее деятельность. Такие задачи стали отражением идущей в ЕС дискуссии о перспективах отношений с Североатлантическим Альянсом при администрации Д. Трампа и возможном создании собственно европейской армии, что, впрочем, представляется маловероятным.

Создание устойчивого сочетания ядра и периферии не представляется перспективным и не отвечает задачам поступательного развития интеграционного процесса.

Наибольший интерес представляют способы достижения поставленных целей на фоне призыва к внутреннему единству Евросоюза. В декларации отмечается, что ЕС хотел бы продвигаться вперед совместно в одном направлении, если необходимо, разными темпами и с разной интенсивностью, оставляя дверь открытой для желающих присоединиться позже. Таким образом, лидеры ЕС признают неоднородность группировки и сложную достижимость равномерного и одинакового для всех продвижения интеграционного процесса в настоящих условиях.

Однако возникает вопрос, каким образом будет оформлена «Европа разных скоростей». Начало дискуссии на эту тему было положено в Белой книге Комиссии, представляющей пять сценариев будущего развития ЕС. Представляется, существуют три реальные модели реализации данной идеи:

  • создание устойчивого ядра, продвигающего интеграционные проекты в большинстве сфер сотрудничества, и периферии, которая поддерживает базисный уровень сотрудничества, например, Единый внутренний рынок;
  • применение продвинутого (для сферы обороны — структурированного) сотрудничества, при котором группа стран ЕС продвигает какой-либо интеграционный проект вне зависимости от желания или возможности участвовать в нем других государств-членов, и таких проектов может быть несколько;
  • разноскоростная интеграция, когда государства-члены движутся к общей цели разными темпами в зависимости от своего желания и возможностей.

Создание устойчивого сочетания ядра и периферии не представляется перспективным и не отвечает задачам поступательного развития интеграционного процесса. Во-первых, сложно определить контуры ядра, т. к. не совпадают политическая и экономическая готовность государств-членов к углублению интеграционных проектов. Во-вторых, страны, попадающие в «периферию», становятся политическими аутсайдерами, чьи интересы не будут учитываться в полной мере. В таких условиях формулирование общих целей для 27 государств-членов становится проблематичным. Безусловно, такое положение вещей не устраивает большинство государств-членов, особенно страны Восточной Европы.

Создание групп продвинутого сотрудничества возможно и даже может быть перспективным. Важно, однако, чтобы продвинутое сотрудничество использовалось для продвижения интеграции, возможно, в качестве пилотных проектов, которые в случае их эффективности становятся привлекательными для большинства (или всех) государств-членов и включаются со временем в институциональные и правовые рамки ЕС. В то же время широкое использование данного механизма очень опасно, т. к. ведет к правовой и политической фрагментации, созданию плохо контролируемых разновекторных проектов вне правовых рамок ЕС, который станет зонтичным объединением без общих целей и задач развития.

Разноскоростная интеграция, когда государства-члены движутся к общей цели с разной скоростью в зависимости от своих возможностей и желания, как это в настоящее время осуществляется в рамках шенгенской зоны и зоны евро, не противоречит поступательному развитию интеграционного процесса и не несет угрозы единству группировки. Такой подход означает, что отстающие государства не попадают в состояние изоляции, а их интересы учитываются при выработке решений. В Римской декларации этот механизм признается важным, если не основным, в развитии интеграционного процесса.

Признание разноскоростного движения основным методом реализации интеграционных проектов может потребовать пересмотра основополагающего договора, что в настоящий период не представляется возможным даже обсуждать. В то же время механизм продвинутого сотрудничества прописан в действующем договоре и уже применялся на практике. Поэтому представляется реальным сочетать оба подхода, не допуская, однако, подрыва единства Союза. С учетом предложенных Комиссией сценариев развития ЕС такой способ продвижения интеграции выглядит вполне возможным и реализуемым.

На фоне переговоров о выходе Великобритании из ЕС и высокого уровня евроскептических настроений сохранение единства внутри Союза становится одним из важнейших факторов его выживания и будущего развития. Отсутствие общих целей интеграционного процесса сделает функционирование ЕС еще менее понятным для граждан ЕС, что в корне противоречит требованиям повышения прозрачности и демократизации работы Европейского союза. Для ЕС в настоящее время жизненно необходимо сформулировать новую позитивную повестку дня, наиболее приближенную к нуждам граждан, найти оптимальное сочетание гибких форматов, в большей степени учитывающих интересы и особенности государств-членов, и сохранить внутреннее единство и эффективность группировки. Римская декларация, подписанная 25 марта, только первый шаг на этом сложном пути.

1. Потемкина О.Ю. Вишеградская группа и «гибкая солидарность» // Современная Европа, №6, 2016, стр. 43-52.


Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 3.67)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся