Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 32, Рейтинг: 4.13)
 (32 голоса)
Поделиться статьей
Кирилл Семенов

Руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД

Деблокирование Дейр аз-Зора стало важной вехой в антитеррористической операции против «Исламского государства», которую проводят Сирийская арабская армия и ВКС России. Взятие в обозримой перспективе еще остающихся под контролем ИГ районов этого города подведет черту под очередным этапом борьбы с «халифатом». По всей видимости, ИГ будет вынуждено перейти исключительно к партизанским и диверсионным методам борьбы. Освобождение Дейр аз-Зора и Ракки лишит ИГ возможности контролировать крупные города и вновь вернет в положение подпольной террористической организации, ничем не отличающейся от множества подобных.

Операция Jazeera Storm, цель которой — очистить от ИГ левобережье Евфрата, должна воспрепятствовать формированию шиитского коридора между Ливаном и Ираном через Ирак и Сирию. По нему, кроме помощи для ливанской «Хезболлы», могут свободно перебрасываться и подкрепления из проиранских группировок Ирака в саму Сирию. Это может создать угрозу эскалации напряженности и срыва мирных договоренностей. Кроме создания коридора, есть еще одна веская причина для недопущения сил режима на восточный берег Евфрата. Здесь расположены нефтегазоносные участки бассейна Дейр аз-Зора, который пока контролируется ИГ.


Деблокирование Дейр аз-Зора стало важной вехой в антитеррористической операции против «Исламского государства», которую проводят Сирийская арабская армия (САА) и ВКС России. Взятие в обозримой перспективе еще остающихся под контролем ИГ районов этого города, наряду с необратимым падением Ракки, где успешно проходит операция Сирийских демократических сил (СДС) при поддержке международной коалиции, подведет черту под очередным этапом борьбы с «халифатом». По всей видимости, ИГ будет вынуждено перейти исключительно к партизанским и диверсионным методам борьбы. Освобождение Дейр аз-Зора и Ракки лишит ИГ одного из последних «атрибутов государственности» — возможности контролировать крупные города, вновь вернет в положение подпольной, скрывающейся в подземных укрытиях в пустыне террористической организации, ничем не отличающейся от множества подобных.

В то же время пока САА полностью не овладела всеми районами города, за которые еще предстоят тяжелые бои, ИГ уже активно проводит контратаки. Поэтому говорить об убедительной военной победе над ИГ в Дейр аз-Зоре пока преждевременно. Хотя нельзя исключать, что ИГ на этот раз постарается сохранить свои силы, выведя большую их часть в пустыню, и не станет любой ценой пытаться удержать, контролируемые ими кварталы Дейр аз-Зора. Численность «джихадистов» ИГ в самом городе, по данным коалиции, составляет приблизительно 2500 человек, что превышает группировку ИГ в Ракке. Всего ИГ располагает на обоих берегах Евфрата от Маядина до Альбу Камаля от 6 до 8 тыс. бойцами.

Тем не менее сам прорыв блокады, даже без установления контроля над всем городом, крайне важен ввиду гуманитарной составляющей. Десятки тысяч жителей Дейр аз-Зора теперь смогут получить бесперебойный доступ к воде и пище.

Освобождение Дейр аз-Зора и Ракки лишит ИГ одного из последних «атрибутов государственности» — возможности контролировать крупные города.

Дейр аз-Зор оказался в блокаде «Исламского государства» в апреле 2014 г. Хотя сам гарнизон САА находился в окружении ранее. Еще в конце 2013 г. силы повстанцев окружили город, захватив половину этого административного центра, как и всю одноименную провинцию. Однако тогда речь не шла о какой-либо жесткой блокаде. Население Дейр аз-Зора, несмотря на продолжающиеся бои, могло так или иначе перемещаться между районами, подконтрольными повстанцам и правительственным силам. Первую попытку захватить город тогда еще ИГИЛ предприняло в феврале 2014 г., но его наступление было отражено повстанцами. Лишь через месяц боевикам самопровозглашенного «халифата» удалось войти в кварталы, контролируемые оппозицией. Тогда город был разделен на три части: одну часть контролировало ИГ, другую — повстанцы и третью — САА. Полная блокада была установлена в июле 2014 г., когда ИГ полностью захватило часть города, которую удерживали повстанцы, и блокировало трассы. Многие группировки умеренной оппозиции, действующие в настоящее время в Сирийской пустыне, в районе ат-Танф и Восточном Каламуне, отступили туда в свое время под напором ИГ именно из Дейр аз-Зора.

Все это время, начиная с конца 2013 г. и до сентября 2017 г., гарнизон САА снабжался за счет сброса грузов с самолётов. А с середины 2014 г. остро стоит вопрос и об обеспечении всего населения районов, удерживаемых проправительственными силами продовольствием и медикаментами. Здесь определенную роль сыграла гуманитарная помощь ООН, которая начала доставляться еще в начале 2013 г., когда гарнизон САА не был полностью блокирован. Поставки продолжались с небольшими перерывами, вызванными тяжелыми боями, весь период осады. Однако всей помощи — как со стороны правительства, так и ООН — было недостаточно, и местное население было вынуждено переходить в районы, занимаемые ИГ. Некоторые из них смогли впоследствии добраться до провинции Хасака, подконтрольную курдским отрядам YPG и СДС, и даже уйти в Идлиб. На момент снятия осады в городе находились около 80 тыс. жителей.

На фоне прорыва блокады Дейр аз-Зора и начавшихся городских боев т.н. Военный совет Дейр аз-Зора (в составе СДС), в котором широко представлены местные арабские силы, при поддержке возглавляемой США коалиции против ИГ развернул наступление в направлении города Дейр аз-Зор на левом (северо-восточном) берегу Евфрата. Цель начавшейся 9 сентября операции, получившей название Jazeera Storm, — очистить от ИГ все левобережье Евфрата. Это также должно привести к установлению контроля над частью протяженности сирийско-иракской границы, где существуют наиболее благоприятные условия для создания транспортных транзитных коридоров ввиду развитой дорожной сети с твердым покрытием. Кроме того, именно на этом участке границы к ней вышли и продолжают вдоль нее вести наступательные действия шиитские проиранские формирования «Аль-Хашд аш-Шааби». Таким образом, операция Jazeera Storm должна воспрепятствовать формированию и т.н. шиитского коридора между Ливаном и Ираном через Ирак и Сирию. По нему, кроме помощи для ливанской «Хезболлы», могут также свободно перебрасываться и подкрепления из проиранских группировок Ирака в саму Сирию. Это может создать угрозу эскалации напряженности и срыва мирных договоренностей.

Неподконтрольность шиитских формирований официальному Дамаску и нахождение их, по сути, в одном с Россией лагере, будет требовать от Москвы дополнительных усилий для того, чтобы минимизировать угрозу возникновения конфликтных ситуаций между ними и проамериканскими СДС.

Кроме создания коридора, есть еще одна веская причина для недопущения сил режима на восточный берег Евфрата. Здесь расположены нефтегазоносные участки бассейна Дейр аз-Зора, который пока контролируется ИГ. Хотя он охватывает оба берега Евфрата, наиболее богатые месторождения располагаются на восточном (левом) берегу, который СДС «застолбили» за собой, объявив целью своей операции. В этом бассейне наиболее качественная нефть из всей, что добывается в Сирии. В свою очередь, в ходе предшествующих операций в провинциях Хомс и Хама официальный Дамаск смог восстановить контроль над пальмирским и хомским нефтегазоносными бассейнами. Курды уже используют месторождения месопотамского и синджарского бассейнов, также ранее захваченных у ИГ.

Ввиду наступательных операций САА и СДС на встречных направлениях в сторону Евфрата российские и американские представители согласовали «линию деконфликтации» между правительственными войсками и СДС. Она должна проходить по реке Евфрат. Тем не менее из-за наличия шиитских и палестинских проиранских формирований как в гарнизоне самого Дейр аз-Зора, так и в группировке проасадовских сил, ведущих наступление, нельзя исключать эксцессов и провокаций, в том числе связанных с попытками проиранских формирований переправиться на левый берег Евфрата.

Камран Гасанов:
Операция под прикрытием

По всей вероятности, выход СДС и САА (и иных лояльных Б. Асаду формирований) к реке Евфрат на всем ее сирийском протяжении будет означать конец организованного сопротивления ИГ и уход его остатков в подполье. В то же время по Евфрату может пройти новая линия противостояния — уже между проамериканскими СДС и проиранскими формированиями, которые будут стремиться создать «шиитский коридор» между Ираком и Сирией. Хотя небольшой участок границы уже контролируется правительственными войсками, отсутствие дорог и контроля шиитскими формированиями с иракской стороны границы не дает возможность считать коридор состоявшимся. Неподконтрольность шиитских формирований официальному Дамаску и нахождение их, по сути, в одном с Россией лагере, будет требовать от Москвы дополнительных усилий для того, чтобы минимизировать угрозу возникновения конфликтных ситуаций между ними и проамериканскими СДС.

Наилучшим выходом могло бы стать решение, предлагаемое и на Юге Сирии, — отвод проиранских формирований на 40 км от границы с Израилем и Иорданией. На Востоке Сирии и у реки Евфрат речь также может идти об отводе шиитских группировок от Евфрата и передаче позиций исключительно САА. Контроль за границей с Сирией с иракской стороны должен осуществляться подразделениями иракской регулярной армии, а отряды «Аль-Хашд аш-Шааби» должны быть отведены от границы. Проблемой, однако, остается отсутствие каких-либо действенных рычагов воздействия на проиранские группировки.


Оценить статью
(Голосов: 32, Рейтинг: 4.13)
 (32 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся