Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Василий Шикин

К.и.н., эксперт РСМД

Амит Бандари

Научный сотрудник по вопросам энергетики и экологии, Gateway House: Индийский совет по международным отношениям (Индия)

В 2017 г. Россия и Индия отмечают семидесятилетие дипломатических отношений. За эти годы две страны смогли реализовать и инициировать ряд долгосрочных и масштабных проектов в энергетике, в первую очередь в области мирного атома. Эта сфера стала одной из основ российско-индийского особо привилегированного стратегического партнерства. Однако для развития комплексных связей и выведения отношений на новый уровень, соответствующий меняющимся реалиям мировой экономики, России и Индии необходимы инновационные подходы к взаимодействию в энергетическом секторе. Авторы аналитической записки, российский (РСМД) и индийский (Gateway House) эксперты, анализируют потенциал использования новых форматов сотрудничества и разрабатывают рекомендации по развитию энергетического взаимодействия России и Индии.

В 2017 г. Россия и Индия отмечают семидесятилетие дипломатических отношений. За эти годы две страны смогли реализовать и инициировать ряд долгосрочных и масштабных проектов в энергетике, в первую очередь в области мирного атома. Эта сфера стала одной из основ российско-индийского особо привилегированного стратегического партнерства.

Однако для развития комплексных связей и выведения отношений на новый уровень, соответствующий меняющимся реалиям мировой экономики, России и Индии необходимы инновационные подходы к взаимодействию в энергетическом секторе. Авторы аналитической записки, российский (РСМД) и индийский (Gateway House) эксперты, анализируют потенциал использования новых форматов сотрудничества и разрабатывают рекомендации по развитию энергетического взаимодействия России и Индии.

Рекомендации РСМД

1. Учитывая схожие взгляды России и Индии на справедливое мироустройство, в том числе и на международную архитектуру энергетической безопасности, было бы недальновидным ограничивать партнeрство в энергетической сфере исключительно двусторонней повесткой. Российские и индийские энергетические компании могут плодотворно сотрудничать и за пределами своих стран. Так, сырье на нефтеперерабатывающие предприятия Essar в Индии планируется поставлять из Венесуэлы, где ведёт добычу совместное предприятие ПАО «НК «Роснефти» и венесуэльской PDVSA. Данная сделка – пример выстраивания глобальной цепочки поставок, в которую будут включены зарубежные производственные активы «Роснефти», а также нефтеперерабатывающие мощности Essar и хорошо развитая сбытовая сеть в Индии. В ходе реализации двусторонних проектов между индийским и российскими энергетическими компаниями уже сформировались доверительные рабочие отношения. Превращение этих связей в стратегический альянс могло бы быть выгодным для обеих сторон, создав механизмы для разделения рисков в капиталоемких и долгосрочных проектах. Примером такого партнерства в третьих странах может служить совместная работа «Роснефти» и OVL на шельфе Вьетнама. Партнерство с Россией также может позволить индийским компаниям увеличить шансы на успех в борьбе за зарубежные нефтегазовые активы. Для российских компаний альянс с индийскими партнерами предоставляет возможности выхода на рынки Южной и Юго­Восточной Азии, а также Восточной Африки.

2. В условиях отсутствия доступа к западному финансированию российским компаниям целесообразно рассмотреть индийских инвесторов как потенциальных партнеров в освоении ресурсов российского арктического шельфа и других трудноизвлекаемых запасов. По данным Министерства природных ресурсов и экологии, по состоянию на начало 2016 г. разведанные запасы нефти на арктическом шельфе России составили 585 млн т, а газа – 10 489 млрд куб. м. Возможная схема сотрудничества между российскими и индийскими компаниями – это создание совместного предприятия (СП) между ПАО «НК «Роснефтью» и ПАО «Газпром» с одной стороны (другие российские компании не соответствуют критериям российского законодательства, дающим право работать на арктическом шельфе) и индийскими нефтегазовыми компаниями – с другой. СП будет выступать в качестве оператора месторождения и работать на основании соглашения с российским держателем лицензии на месторождение (теми же «Роснефтью» или «Газпромом»). Однако и у российских, и тем более у индийских компаний отсутствуют технические возможности для ведения буровых работ в зоне арктического шельфа. Поэтому, вероятно, что без технологического партнерства с западными нефтегазовыми гигантами обойтись не получится, и индийские компании пока смогут претендовать только на незначительные доли в совместных предприятиях, ведущих работу на российском шельфе.

3. Потенциальный интерес представляет сотрудничество в атомной сфере. Россия, в отличие от Китая, поддерживает стремления Индии стать членом ГЯП. Индийские производители ядерного оборудования будут нацелены на страны собственного региона, такие как Шри­Ланка и Мьянма, за которые они главным образом будут конкурировать не столько с «Росатомом», сколько с китайскими компаниями, готовящимися к экспансии на международный рынок. Учитывая отсутствие опыта у Индии в развитии зарубежных проектов и богатый опыт сотрудничества с компаниями российской атомной отрасли, последние вполне могли бы рассчитывать на совместное участие в проектах в третьих странах. Однако принимая во внимание то, что решение о принятии Индии в клуб ядерных поставщиков должно приниматься на основе консенсуса, говорить о выходе индийских атомных компаний на международный рынок в ближайшей перспективе не приходится.

4. Повысить инвестиционную привлекательность долгосрочных проектов в энергетике могут многосторонние финансовые институты, например, Новый банк развития (НБР), созданный в рамках БРИКС. Банк БРИКС учрежден для финансирования энергетических и инфраструктурных проектов. Вероятно, в будущем инвестиции НБР могут распространиться и на проекты создания и модернизации электрической, нефте­ и газотранспортной инфраструктуры, имеющие важное социальное значение.

5. Рынок ВИЭ переживает настоящий бум в Индии, в то время как в России он только начал формироваться. Правительство России поставило целью довести долю ВИЭ в энергобалансе до 4,5% (сейчас этот показатель составляет около 1%). Для достижения этой цели Правительством России был принят пакет стимулирующих мер, предусматривающих проведение конкурсов на заключение Договоров о поставке мощности (ДПМ), гарантирующих возврат инвестиций и определенную доходность. Однако в качестве платы за ДПМ девелопер должен обеспечить локализацию производства оборудования для отобранного на конкурсе объекта электрогенерации (после 2019 г. требуемая степень локализации составит 65%). Поскольку рынок ВИЭ в России только зарождается, российским компаниям и регулирующим органам был бы полезен обмен опытом с индийскими коллегами по вопросам, как эффективно организовать конкурс на отбор мощностей, как затем их подключить в сеть и эксплуатировать. При смягчении требований российского законодательства к локализации производства ВИЭ на территории России российским рынком потенциально могут заинтересоваться индийские компании, такие как поставщик ветрогенераторов Suzlon.

Рекомендации Gateway House

СПГ

1. Представляется целесообразным стимулировать инвестиции индийских энергетических компаний, например Indian Oil и GAIL, в проекты строительства новых терминалов СПГ и разработки соответствующих газовых месторождений на востоке России. Предпочтительным местом отгрузки СПГ в Индию выступает российская часть Тихоокеанского побережья.

2. Российский газовый гигант «Газпром» может быть привлечен как инвестор в проектах строительства в Индии терминалов для импорта СПГ и производственных предприятий, использующих природный газ (например, в сфере производства энергии, удобрений или городского газоснабжения).

Возобновляемые источники энергии

3. Представляется целесообразным привлечь индийских производителей оборудования для ветрогенераторов (например Suzlon, Regen, RRB и Inox) в качестве инвесторов в проектах развития производства ветроэлектроэнергии в России в партнерстве с местными компаниями. Такими партнерами могут стать российские энергетические компании, располагающие газовыми электростанциями.

Газомоторные транспортные средства

4. Индийские компании, например Mahanagar Gas и Indraprastha Gas, могут стать партнерами местных коммунальных предприятий в работе по созданию газораспределительных систем в городах России. С российской стороны в проектах должны участвовать компании, учрежденные специально для оказания услуг на муниципальном уровне, так как это позволит надлежащим образом учитывать приоритеты в области управления.

На государственном уровне целесообразно принять ряд стимулирующих мер, например перевести общественный транспорт крупных городов страны на КПГ, последовав примеру индийских Дели и Мумбаи. Это даст возможность привлечь в Россию и другие смежные индийские компании, осуществляющие производство оборудования для заправочных станций КПГ и системы переоборудования обычных автомобилей для работы на КПГ.

Заключительным этапом может стать открытие индийскими компаниями, которые занимаются производством газомоторных грузовиков, автобусов и автомобилей (например Tata Motors, Mahindra & Mahindra и Ashok Leyland), заводов в России, однако это станет возможным лишь после создания достаточной инфраструктуры для КПГ и обеспечения спроса на такого рода продукцию.

Мобильность рабочей силы

5. Россия могла бы создать благоприятные условия для привлечения в страну индийских сельскохозяйственных рабочих, а также квалифицированных специалистов в нефтегазовом и иных секторах. При этом российские власти могут использовать опыт стран Западной Азии, где индийцы имеют право жить и работать, но не имеют льгот на получение гражданства, что позволит развеять опасения по поводу возможных изменений в демографической структуре населения из­-за миграции.

Бенчмарки в области энергетики

6. ПАО «НК «Роснефть» и ПАО «Газпром» могли бы начать хеджировать свои сделки в Индии на таких индийских биржах, как MCX. Индийские компании, занимающиеся импортом углеводородов на условиях долгосрочных контрактов, например Indian Oil и GAIL, так же могли бы хеджировать свои риски. Содействие в реализации этого проекта могли бы оказать государственные компании, обеспечивающие необходимые объемы сделок. Экспортеры нефти из стран Западной Азии и импортеры из Восточной Азии также могут принять участие в работе этой биржи в целях создания «азиатского бенчмарка». Чтобы в полной мере отражать интересы рынка, этот эталонный показатель должен включать в себя смесь сортов сырой нефти из России и стран Западной Азии, соответствующих корзине импорта таких покупателей, как Индия, Китай, Республика Корея и Япония.

Российско-индийское сотрудничество в области энергетики: торговля, совместные проекты, новые сферы, 1,2 Мб

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся